[Рец. на кн.:] Болотов С.В. Русская Православная Церковь и международная политика СССР в 1930-е – 1950-е годы. М., Изд. Крутицкого подворья. 2011. –315 с. | 2-й патриарший период (с ноября 1917 г.) | История Церкви

 

О проекте О проектеКонференции КонференцииКонтакты КонтактыДружественные сайты Дружественные сайтыКарта сайта
Главная История Церкви 2-й патриарший период (с ноября 1917 г.) [Рец. на кн.:] Болотов С.В. Русская Православная Церковь и международная политика СССР в 1930-е – 1950-е годы. М., Изд. Крутицкого подворья. 2011. –315 с.  
[Рец. на кн.:] Болотов С.В. Русская Православная Церковь и международная политика СССР в 1930-е – 1950-е годы. М., Изд. Крутицкого подворья. 2011. –315 с.

М.А. Бабкин

В последние два десятилетия пристальное внимание исследователей истории Русской православной церкви (далее – РПЦ) привлекает тесно связанный с именем И.В. Сталина период 1930-х – начала 1950-х гг. Только в 2009–2011 гг. фактически по нему были опубликованы два пространных сборника документов1 и две монографии, одна из которых – рассматриваемая книга2.

В труде кандидата исторических наук С.В. Болотова исследуются место и роль РПЦ в международной политике СССР, в послевоенном переустройстве Европы, а также в Холодной войне. Несмотря, казалось бы, на обилие статей и параграфов различных книг, написанных на названные темы, до сего дня соответствующего обобщающего исследования сделано не было. Потому работа Болотова безусловно обладает научной новизной.

Рассматриваемую монографию предваряют два предисловия – от издательства и от автора. В них кратко повествуется история создания книги и очерчивается круг исследуемых в ней вопросов. Следом идёт «Введение», содержащее скрупулёзный обзор отечественной и зарубежной историографии, а также описание источниковой базы. При этом автор совершенно справедливо отмечает, что в 2000-е гг. многие исследования в России созданы «с оглядкой на мнение церковных кругов, и это мешает их объективности» (с. 22).

Первая глава монографии называется «Внешнеполитический аспект религиозной политики СССР в предвоенный период и переоценка советским руководством общественно-политической роли Русской Православной Церкви в годы Второй мировой войны». В ней автор указывает, среди прочего, что для советского государства РПЦ как фактор международной политики стала существовать фактически сразу, как только на Западе появились известия о репрессиях против духовенства. Эти известия послужили очередным поводом для их использования в антисоветской пропаганде (с. 36).

Здесь же С.В. Болотов убедительно оспаривает устоявшийся в историографии тезис, что отправной точкой сотрудничества РПЦ и советской власти явилась личная встреча И.В. Сталина и церковного руководства, состоявшаяся 4 сентября 1943 г. (с. 57–58).

Автор указывает, что международные мероприятия с участием РПЦ церковным и советским руководством проводились в двух целях: 1) восстановить и развить прежде существовавшие связи РПЦ (или в другой формулировке – укрепить связи между СССР и его союзниками); 2) содействовать советской внешней политике (иначе говоря – проводить антифашистскую агитацию и просоветскую пропаганду). При этом работа на государственные интересы в области внешних контактов доминировала над работой в интересах самой РПЦ.

Вторая глава – «Реализация новой модели советской религиозной политики в области международных отношений в условиях начала холодной войны». В ней, в частности, повествуется о том, что в первые послевоенные годы Московская патриархия и Совет по делам РПЦ3 проводили скоординированные действия по созданию мировой системы православного единства и по противодействию католическому влиянию. При этом Москва пыталась взять лидерство в обеих областях.

В апреле 1945 г. советское руководство решило проводить на Западной Украине и в странах Восточной Европы открытую конфронтацию с Католической Церковью. При этом главным внешнеполитическим инструментом советской стороны была Московская патриархия. Римскому папизму, который в СССР определялся как агрессивная антисоветская политическая сила, как религиозный символ «мира капитала», противопоставлялась «народно-демократическая» РПЦ.

При противостоянии католицизму основное давление советских органов пришлось на подчинявшуюся в юрисдикционном отношении римским папам Греко-католическую (Униатскую) церковь. По планам советского руководства эта структура на территории СССР подлежала полному уничтожению. В результате проведённого с участием духовенства РПЦ комплекса мер, к 1951 г. Униатская церковь прекратила легально существовать на Западной Украине, в Закарпатье, Румынии и Чехословакии. Лишь небольшая часть её приходов сохранилась в Болгарии, Венгрии, Югославии и Польше. При этом оказывая своё давление на униат, советская власть фактически ставила тех перед выбором: либо переходить в православие, либо быть репрессированными.

С.В. Болотов убедительно показывает, что Поместный собор 1945 г. проходивший с широким участием гостей из восточно-православных Церквей, состоялся фактически под патронажем советских органов. На примере организации этого Собора автор указывает, что сталинская религиозно-политической модель поддержки т. н. мирового Православия была едва ли не тождественна традиционной политике российских императоров, покровительствовавших Церквям православного Востока (с. 147).

В связи с такой параллелью было бы, на наш взгляд, в монографии уместно остановиться на формулировках тех благодарностей, которые звучали из уст высших иерархов РПЦ в адрес Сталина за заботу того «о нуждах верующих»4. Например, патриарх Московский и всея Руси Алексий (Симанский) – архиерей ещё «царского» поставления – называл Сталина «великим вождём народов наших», «нашим любимым верховным вождём», «великим Главой нашего государства», «нашим великим и дорогим вождём, […] чьё имя будет всегда дорого и незабвенно для Русской Православной Церкви», «великим поборником правды» и т. п.5. В начале ноября 1950 г. он писал одному из высокопоставленных советских чиновников: «Дай Бог, […] чтобы гений нашего великого вождя Иосифа Виссарионовича Сталина не только неизменно бодрствовал над нашей страной, но и привёл все народы ко всеобщему миру» 6. Ещё более высокопарно – «богодарованным Верховным Вождём нашим» и «нашим любимым, Богом данным Верховным Вождём» – он именовал Сталина на страницах официального издания РПЦ7. От других высокопоставленных иерархов звучали не менее помпезные именования Сталина8.

Т. о., уместно, на наш взгляд, обратить внимание читателей, что в царской России представители высшего духовенства воздерживались именовать императоров теми эпитетами, которыми в 1943–1953 гг. те величали И.В. Сталина.

Третья глава монографии С.В. Болотова носит название «Международная деятельность Московской Патриархии в условиях изменения парадигмы советской политики в сфере государственно-церковных отношений». В ней подробно говорится о совместных попытках Совета по делам РПЦ и Московской патриархии достичь лидерства РПЦ в общехристианском движении и отстаивании в том советских интересов. Дальнейшая цель виделась в создании в столице СССР центра мирового православия – своеобразного «Московского Ватикана». Там же повествуется о планах советской стороны расчленить Католическую церковь на отдельные независимые Церкви.

Однако внешнеполитические усилия СССР и РПЦ вызвали противодействие стран Запада. И далеко идущие планы советской стороны, по большому счёту, остались без осуществления. Московскому патриархату не удалось возглавить ни общехристианское, ни экуменическое движения, ни стать во главе всех поместных Православных церквей. Провал средиземноморских планов советского руководства в отношении Греции, Израиля и Турции вызвал разочарование И.В. Сталина в РПЦ как в рычаге дипломатической работы.

Более того, постепенно даже стал складываться своеобразный антисоветский православный блок, в состав которого вошли Константинопольский и Александрийский патриархаты, Греческая и Кипрская церкви, отдельные церковные группы в США, Китае, Японии, в американской и английской зонах оккупации Германии и др.

Неоднократно в книге Болотова говорится о финансовой стороне внешнеполитических контактов РПЦ. Масштабы «гуманитарной помощи» православным Церквям, лояльным к советской внешнеполитической деятельности, во 2-й половине 1940-х гг. временами носила такие объёмы, что можно говорить о фактическом финансировании Москвой восточных Церквей.

Рассматриваемая книга снабжена списком литературы и источников, содержит указатель имён.

В монографии имеются дискуссионные тезисы. Один из них – что Поместный собор РПЦ 1945 г. был «первым в истории СССР» (с. 6). В качестве возражения можно указать на два т. н. обновленческих Поместных собора, состоявшихся в 1923 и 1925 гг. Другой спорный тезис – что находившийся на занятой гитлеровскими войсками территории митрополит Виленский и Литовский Сергий (Воскресенский) был убит оккупационными властями (с. 97). На самом же деле архиерей был убит неустановленными людьми, которыми вполне могли быть и сотрудники НКВД. Несколько странно звучит и именование во «Введении» одного из современных известных российских учёных в превосходной степени: «крупнейшим (sic. – М.Б.) специалистом по истории РПЦ XX в.» (с. 13).

При чтении книги обращает внимание и то, что автор и выпустившие рассматриваемую монографию сотрудники церковного издательства (Крутицкого патриаршего подворья) многократно именуют Ватикан словосочетанием «Святой Престол» (см., например: с. 6, 25, 118, 126, 129, 144, 207–212, 217, 218, 223, 224, 237, 284). На наш взгляд, такая практика выходит за рамки исторически сложившейся в России традиции именования римской кафедры.

В целом же монография С.В. Болотова представляет собой добротное, обобщающее исследование. Она будет интересна и полезна всем, изучающим историю России и Русской православной церкви.

 

Примечания:

1. Русская Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны. 1941–1945 гг. Сборник документов /Сост. О.Ю.Васильева, И.И.Кудрявцев, Л.А.Лыкова. М., Изд. Крутицкого подворья. 2009; Письма патриарха Алексия I в Совет по делам Русской православной церкви при Совете народных комиссаров – Совете министров СССР. 1945–1970 гг./Под ред. Н.А. Кривовой; отв. сост. Ю.Г. Орлова; сост. О.В. Лавинская, К.Г. Ляшенко. В 2 тт. М., РОССПЭН. Т. 1: 1945–1953 гг. 2009, Т. 2: 1954–1970 гг. 2010.

2. См. также: Курляндский И.А. Сталин, власть, религия (религиозный и церковный факторы во внутренней политике советского государства в 1922–1953 гг.). М., Кучково поле. 2011.

3. Совет по делам РПЦ был образован в соответствии с постановлением Совета народных комиссаров (СНК) СССР от 14 сентября 1943 г. Это был орган связи между РПЦ и государством. По своему статусу названный Совет приравнивался к комитетам и комиссиям, действующим при СНК. Его «рекомендации» являлись для Московской патриархии обязательными указаниями как во внешнеполитических, так и во внутрицерковных делах.

4. Это пожелание можно учесть при подготовке С.В. Болотовым 2-го издания своей книги.

5. Письма патриарха Алексия I в Совет … Т. 1. С. 86, 155, 304, 313, 412, 554, 563, 607, 608.

6. Там же. С. 549.

7. Журнал Московской патриархии. М., 1944. № 2. С. 11–12, № 10. С. 3.

8. См., например, подшивку «Журнала Московской патриархии» за 1943–1953 гг.

Опубликовано в журнале «Вестник Московского государственного областного университета. Серия История и политические науки» (2011. № 4. С. 177–180).

 
 

Конференции.
Круглые столы.
Выставки. Презентации
Международный научный симпозиум «Социально-экономическое развитие бывших регионов Российской империи в ХІХ – начале ХХ в.»

Проведение симпозиума запланировано 3–6 апреля 2014 г. в г. Ялта

 
2-я Всероссийская научно-практическая конференция «Сохранение электронной информации в России»
5 декабря 2013 г. в Москве при поддержке Министерства культуры Российской Федерации состоится
 
Олимпиады по истории

Олимпиада РГГУ для школьников 11-х классов

 



Вестник архивиста

Информационная система <<Архивы Российской академии наук>>

Для размещения материалов на сайте обращайтесь на электронную почту rodnaya.istoriya@gmail.com
© 2017 Родная история. Все права защищены.