Особенности функционирования корпорации средневекового типа в обществе Нового времени (на примере Львовского Успенского братства) | История русской Юго-Западной митрополии 1458–1596 | История Церкви

 

О проекте О проектеКонференции КонференцииКонтакты КонтактыДружественные сайты Дружественные сайтыКарта сайта
Главная История Церкви История русской Юго-Западной митрополии 1458–1596 Особенности функционирования корпорации средневекового типа в обществе Нового времени (на примере Львовского Успенского братства)  
Особенности функционирования корпорации средневекового типа в обществе Нового времени (на примере Львовского Успенского братства)

Ю.Э. Шустова

При изучении моделей социального развития, стереотипов сознания и поведения человека в определенной культурной среде особый интерес представляют социокультурные институты, которые оказали значительное влияние на формирование основных культурно-исторических идей определенной культурной традиции. Для каждой эпохи, культуры, религии характерны те или иные социальные институты, в которых наиболее ярко проявляется основная модель поведения человека, представляющая именно эту эпоху, культуру, религию. Со сменой общественно-культурных парадигм общества происходит и изменение палитры наиболее характерных социальных институтов. Часть из них навсегда исчезает, часть меняется, приспосабливаясь к новым жизненным условиям, и появляются совершенно новые. Например, такой социальный институт, как ремесленный цех, являлся «визитной карточкой» западноевропейского средневековья. Он определял модель поведения средневекового ремесленника, его социально-правовой, религиозный и профессиональный статусы. Но в новых общественно-экономических и социально-культурных условиях он оказался нежизнеспособным и прекратил свое существование. Для Новейшего времени характерно появление такого социального института, как профессиональные союзы. Эти объединения ставят перед собой задачи, которые диктует современный им уровень общественно-экономического и политического устройства общества. Задачи профсоюзов лишь в самой малой степени можно сравнивать с задачами, которые решали ремесленные цеха, так как эти институты репрезентируют совершенно различные модели существования общества, принадлежат, используя терминологию А.Я. Гуревича, к категориям разных культур.

Изучение моделей поведения человека в обществе и внутри тех или иных объединений позволяет понять противоречия, которые неизбежно присутствуют в любом общественном устройстве. Но особый интерес представляет исследование социальных институтов, возникших на стыке эпох, культур, религий. Модели поведения человека, система ценностей, мировосприятие, как категории, не подвергающиеся резкой смене «по указу» или «в соответствии с постановлением», являются системообразующими именно внутри таких «малых социумов».

Особенно актуальным изучение социальных институтов представляется для культур, народов, которые не имели своей государственности, а значит сосуществовали с доминирующим иным типом культуры (иной религиозностью, иной системой ценностей, иным языком, иным мировосприятием и т. д.). Эта «инаковость», или различие, заставляли представителей меньшинства вырабатывать особые формы поведения и сосуществования в подобном обществе с целью сохранения своей самобытности, в противном случае меньшинство «растворялось» в обществе, утрачивая свое «иное» (язык, национальность, религию, культуру, обычаи и нравы и т. д.).

Примером подобных социальных институтов можно назвать украинские братства. Сам институт братств является типично средневековой христианской корпорацией. В организациях этого типа прежде всего нашли отражение средневековое восприятие религиозности, представление о роли мирянина в социуме, которое определяло модель его поведения и сосуществования с другими членами общества. Но, будучи «родом из средневековья», братства сумели приспособиться и к новым моделям общественного устройства, к новым категориям культуры, сохраняя при этом свои характерные черты организаций средневекового типа.

Проблемы происхождения братств как типичных средневековых институтов, их эволюции и роли в истории общества остаются пока открытыми, хотя эти вопросы поднимаются в европейской и отечественной исторической науке уже с середины XIX в. Братства – организации, характерные для христианской культурной традиции. Причины возникновения братств и схему их становления как институтов средневековой культуры исследовал Л.П. Карсавин. Создание братств он рассматривал как попытку организации религиозной жизни среди мирян: миряне одного прихода заботились о содержании своего храма, были связаны между собой началами материальной и религиозной взаимопомощи[1]. Религиозный подъем в странах Западной Европы в XII–XIII вв. вызвал рост возникновения религиозных организаций мирян. По мнению Л.П. Карсавина, это было обусловлено стремлением людей к спасению своей души, которое не могло быть удовлетворено созданием монастырей и появлением новых орденов, которые предполагали отрицание мира. Жадно мечтая о спасении, простой мирянин искал выхода, и средний человек мог найти его только в такой форме жизни, которая бы позволяла ему не оставлять мира и семьи[2]. Эта форма была найдена – братства, которые представляли собой форму ослабленной аскезы и отражали идеалы религиозной жизни эпохи. В конце XII – начале XIII в. независимо друг от друга возникают религиозные организации мирян из средних и низших классов общества. В этот период сформировались основные черты, характерные для организаций типа братства и отличающие их от других корпораций средневековья. Цели создания братства, организационное устройство, обязанности его членов регламентировались уставом, который утверждался церковными иерархами. В сущности, братства сформировали сеть религиозных образований, основанных на личном добровольном членстве, как противопоставление строгой принадлежности церковным приходам.

Братства стали чрезвычайно популярны в XIV–XV вв. Наибольшее распространение они получили в городах, что было связано с ростом самосознания горожан, становившихся более образованными, крепкими политически и экономически. Братства на протяжении всей своей истории развивались в соответствии с наиболее популярными религиозными течениями. Чем выше был религиозный подъем в обществе, чем шире распространялись идеи апостольской жизни и чем более возратало стремление церкви воздействовать на мир, тем значительнее был расцвет братского движения, сочетавшего в себе общественные идеалы и противопоставление властным церковным структурам. В XVI в. их дальнейшее развитие было стимулировано Западноевропейской Реформацией. Некоторые протестантские историки считают братское движение предтечей протестантской Реформации. В то же время католические историки видят в братствах тенденцию к реформам в рамках католической церкви.

Нужно отметить, что конфессиональное разъединение внутри христианства не влияло на развитие и распространение братского движения. Организации типа братств существовали как в рамках монокультуры (странах с доминирующей национально-религиозной традицией), так и в странах, сочетавших разные по типу национальные и религиозные традиции. С XV–XVI вв. в странах, принадлежащих к одной церковно-религиозной традиции, появляются братства, относящиеся к другому направлению христианства. Например, в 1498 г. в Венеции греками было организовано православное братство Св. Николая. Такого рода братства стали попытками сохранить в рамках иной культуры свои религиозные, национальные и культурные традиции.

Отличительной чертой братств является то, что это организации мирян, группирующихся вокруг одной церкви для осуществления конкретных задач, как правило, оговоренных в уставе или иных установочных документах, основанные на демократических началах. К характерным признакам можно также отнести заботу и попечение о своем храме, помощь братства своим сочленам и другим нуждающимся; наличие общей кассы, которая пополняется за счет обязательных взносов членов братства и других видов доходов, контролируемых братством; периодические собрания членов братства, на которых коллегиально решаются общие вопросы, выбираются руководители братства и другие должностные лица; заботу о больных членах братства; организацию похорон умерших сочленов, имена которых заносят в Помянники для ежегодного поминовения всех умерших членов братства. Институт братств был наиболее распространен в Средневековье, но организации этого типа оказались наиболее жизнеспособным институтом этой эпохи и существуют до наших дней. Это можно объяснить тем, что братства были призваны решать в первую очередь общечеловеческие проблемы, актуальные для любого периода истории, поэтому, не меняя своей сути, они легко приспосабливались к новым формам организации общества, сохраняя при этом черты братств V–XII вв.

С возникновением многочисленных братств и развитием братского движения на восточных землях Речи Посполитой в XVI–XVII вв. неразрывно связано первое национально-духовное Возрождение Украины конца XVI – начала XVII в. В украинском братском движении особое место занимает Львовское Успенское ставропигийское братство, история которого часто переплеталась с эпохальными для Украины событиями. Львовская Ставропигия является уникальной организацией, на примере которой можно выявить типологию и проследить изменение основных категорий мировосприятия, определить систему ценностей, существовавшую в среде православных горожан в конце XVI – начале XVII в. (времени становления и высшей социальной активности братства), и увидеть ее трансформацию в течение XVII–XVIII вв.

Львовское братство является уникальной организацией длительного временного существования, хронологические рамки которой можно обозначить 1586 (утверждение устава братства), 1788 (преобразование братства в Ставропигийский Институт) и 1940 гг. (прекращение деятельности организации). На протяжении более чем трехсотпятидесятилетнего периода своего существования эта организация сохраняла черты средневековой корпорации.

Основу мироощущения львовских братчиков составляло доминирование коллективного сознания. Принадлежность к определенной группе, объединению, в рамках которых проходило формирование и воплощение в жизнь важнейших общественных идеалов и задач повседневной жизни, определяла модель поведения украинских православных горожан в польско-католической среде города. При решении всех важнейших вопросов для Львовского братства главенствующим был авторитет того или иного коллектива, организации, корпорации. Каждый член братства как бы растворялся в коллективе, коллективном. Все члены братства ощущали себя единым целым, причем духовная общность членов организации понималась в контексте христианского восприятия земного бытия и небесного, т. е. после смерти человека.

Братчики были связаны духовно и деятельно с живущими и умершими братиями. Интересен в этом плане помянник братства, опубликованный 28 мая 1695 г. в типографии Львовского братства: «Анамнисис, альбо припоминане в молитвах церковных иерейских имен, викуистои памяти годных зешлых в вере православной... Переведеное з помничка писаного около року 1605 старанням тих же их милостей пп. братства вишереченого храму»[3]. Текст помянника отличается от аналогичных источников этого вида. Он представляет собой смешение двух типов помянников: синодиков, в которые вписывались имена церковнослужителей и благотворителей храма, и частных помянников, содержащих имена умерших дома (рода) или семьи[4]. Это говорит о том, что члены братства ощущали себя неразрывно связанными со своим храмом, со своей организацией. Поэтому и семья, и братство, и храм – все это составляло единую целостность мировосприятия братчиков, вне которой они не мыслили себя и которую воспринимали как единственно возможную форму сосуществования. Вступая в организацию, новопринятый член братства «вписывался» в реестр навечно – не только пожизненно, но и после смерти он оставался членом этого коллектива. Интересно, что многие списки членов братства, составленные для фиксации сбора членских взносов, содержат имена вдов умерших братчиков, которые продолжали материально поддерживать организацию от имени своих умерших мужей, продлевая их деятельное участие в делах братства.

Это свидетельствует о сохранении среди мещанства средневековых традиций отношения к личности и индивидуальности. Безусловно, в состав братства на протяжении его длительной истории входили яркие, незаурядные личности. Но для самих членов братства шкала ценностей измерялась в понятиях анонимности отдельной личности во имя авторитета той или иной корпорации, объединения людей по тому или иному признаку (религиозному, профессиональному, социальному и др.). Поэтому так мало сведений сохранилось о жизни и деятельности отдельных членов братства, причем это относится в равной степени и к руководителям братства, и к рядовым его членам, даже в том случае, когда их деятельность была связана с решением самых важных для братства вопросов.

В рамках категорий средневековой культуры понималось членами Львовского братства и реформирование общества. Преобразования в общественной жизни львовские братчики видели в качестве реставрации, возвращения к прошлому, так как только от века существующее могло иметь моральную силу и непререкаемый авторитет, только в прошлом виделся корень, из которого вырастет новая мощь старых традиций. Главным идеалом религиозно-духовной жизни стало возвращение к вере предков, к образцам взаимоотношений в раннехристианских общинах, что определяло характер благотворительной деятельности братства.

Но главной особенностью и ключевой отличительной чертой всего украинского братского движения во главе с Львовским Успенским братством является то, что, оставаясь по своему мировосприятию корпорациями с средневековыми категориями видения мира, они взяли на себя функцию воплощения в жизнь задач, которые ставило перед обществом Новое время. Украинские братства в конце XVI в. взяли на себя роль общественно-культурных лидеров всего народа и боролись за политические, профессиональные, религиозные и культурные права украинского народа – задачи грандиозные не только по своему замыслу, но и по воплощению. Задачи такого масштаба никогда ранее не ставили перед собой подобного уровня и социальной ориентации средневековые корпорации. Именно поэтому в идеологии братств удивительным образом нашли воплощение столь разные по своей природе идеалы двух культур: Средневековья и Нового времени. Оставаясь на протяжении всей своей истории организацией средневековой по типу, по способу и форме своего существования, Львовское братство органично впитало те черты новой эпохи, которые позволяли в современных условиях отстаивать собственные общественные идеалы. К категориям Нового времени, усвоенным Львовским братством, можно отнести в первую очередь понятие о национально-культурной самобытности своего народа. Для него также характерно сочувствие гуманистическим основам устройства общественной жизни, позаимствованным у мыслителей эпохи Возрождения; формам организации церковной жизни, активно воплощаемым в жизнь и почерпнутым в учениях деятелей Реформации; организационным принципам в области образования и книгоиздания, воплощаемым в жизнь в братской школе и типографии, а также отношение к своему архиву как важнейшей части деятельности организации. Сохранившийся практически полностью архив является уникальным документальным наследием, позволяющим всесторонне изучить основные сферы деятельности наиболее активных членов украинского населения Львова. Члены львовской Ставропигии принадлежали к социальным группам и типу организации, которую французский историк Леруа Ладюри называет «людьми без архива». Но своеобразие этого объединения состоит в том, что его члены старательно фиксировали и сохраняли основные, по их мнению, свидетельства функционирования организации, в результате чего мы имеем возможность вступить в обстоятельный диалог с представителями той части общества конца XVI – первой половины ХX в., которое, как правило, остается «немотствующим большинством» и о жизни которого историки узнают по косвенным свидетельствам.

Взаимосвязь категорий двух исторических эпох в идеологии Львовского братства и всего братского движения Украины обусловило в первую очередь своеобразие украинского Возрождения конца XVI – начала XVII в. и особенности путей развития религиозной и интеллектуальной жизни XVII–XVIII вв. Органическое сочетание организации средневекового типа с успешным решением задач Нового времени послужило основой сохранения самобытности в рамках «чужой» культуры. Братства, как организации «деловых людей» (ремесленников и купцов), проповедовали деятельное участие каждого человека в общественной жизни. Для них было важно не рассуждение о добродетели, а добродетель, воплощенная в конкретных делах, не разговоры о важности церкви и религии, а конкретные мероприятия по улучшению и реформированию церковной жизни, не словословия об «отеческой» культуре, а конкретные подвижки в возрождении национально-культурной традиции. Философия деятельной религиозности была выработана братствами с учетом сочетания категорий разновременных культурных типов, что обеспечило успешную работу братств практически во всех сферах общественной жизни.

Опубликовано: Шустова Ю.Э. Особенности функционирования корпорации средневекового типа в обществе Нового времени (на примере Львовского Успенского братства) // История в XXI веке: Историко-антропологический подход в преподавании и изучении истории человечества: Материалы междунар. интернет-конф., проходившей 20.03 – 14.05.2001 на информационно-образовательном портале www.auditorium.ru) / Под общ. ред. В.В. Керова. М.: Общественный научный фонд, 2001. С. 296–303.

Примечания


[1] См.: Карсавин Л.П. Монашество в средние века. М., 1992. С. 143.

[2] Там же. С. 144.

[3] Ісаєвич Я.Д. Запаско Я.П. Пам'ятки книжкового мистецтва: Каталог стародруків, виданих на Україні. Львів, 1981. Кн. 1. № 695.

[4] См.: Булгаков С.В. Православие: Праздники и посты. Богослужение. Требы. Расколы, ереси, секты. Против. христианству и православию учения. Запад. христиан. вероисповедания. Соборы Вост., Рус. и Запад. Церквей: (Из «настол. кн. для свящ.-церков.-служителей») / Предисл., сост. , подгот. текста и коммент. А.В. Буганова. М., 1994. С. 236.

 
 

Конференции.
Круглые столы.
Выставки. Презентации
Международный научный симпозиум «Социально-экономическое развитие бывших регионов Российской империи в ХІХ – начале ХХ в.»

Проведение симпозиума запланировано 3–6 апреля 2014 г. в г. Ялта

 
2-я Всероссийская научно-практическая конференция «Сохранение электронной информации в России»
5 декабря 2013 г. в Москве при поддержке Министерства культуры Российской Федерации состоится
 
Олимпиады по истории

Олимпиада РГГУ для школьников 11-х классов

 



Вестник архивиста

Информационная система <<Архивы Российской академии наук>>

Для размещения материалов на сайте обращайтесь на электронную почту rodnaya.istoriya@gmail.com
© 2017 Родная история. Все права защищены.