Ученый кружок Киево-Печерской лавры первой половины XVII в.: механизмы складывания национальной научной школы | История русской Юго-Западной митрополии 1458–1596 | История Церкви

 

О проекте О проектеКонференции КонференцииКонтакты КонтактыДружественные сайты Дружественные сайтыКарта сайта
Главная История Церкви История русской Юго-Западной митрополии 1458–1596 Ученый кружок Киево-Печерской лавры первой половины XVII в.: механизмы складывания национальной научной школы  
Ученый кружок Киево-Печерской лавры первой половины XVII в.: механизмы складывания национальной научной школы

Ю.Э. Шустова

Последняя треть XVI в. вошла в историю Украины первыми опытами в становлении национальной учебно-научной школы – школы высшего типа (с элементами программы «семи искусств» и академическими задачами). Острожская академия с 70-х и школа Львовского Успенского братства с 80-х гг. XVI в. были призваны не только нести знания ученикам-«спудеям», но и представляли собой научные школы, вырабатывавшие прежде всего комплекс гуманитарных концепций и идей, которые могли быть востребованы в украинском православном обществе конца XVI в. И Острожская академия, и Львовская братская школа видели возможность передачи знаний, получаемых совместно учителями-«дидаскалами» и учениками, в издании книг, причем институции школы и типографии рассматривались как единый функциональный организм. Не случайно знаковыми публикациями для всей православной культуры становятся Библия (Острог, 1581) – первая печатная славянская книга Ветхого и Нового Заветов – и Адельфотес (Львов, 1591) – первая греческо-славянская грамматика. Оба центра издают сочинения Иоанна Златоуста: «Маргарит» (Острог, 1595), «О воспитании чад» (Львов, 1609), «Книга о священстве» (Львов, 1614), полемические и поэтические сочинения (Герасима Смотрицкого, Христофора Филарета, Клирика Острожского). Подготовка книг к публикации представляла собой комплекс тщательно продуманных, выработанных научных методов обработки текстов переводных сочинений. Именно с конца XVI – начала XVII в. вводится в практику скрупулезная текстологическая работа при издании богослужебных книг, предусматривающая внимательное выверение текста по нескольким спискам и иноязычным аналогам.

Но ни Острог при покровительстве князя Константина Острожского, ни Львовская школа Успенского братства не смогли подняться до подлинного уровня высшей школы. Однако и идея, и необходимость создания национальной научной школы получила продолжение в Киеве, куда уже во втором десятилетии XVII в. перемещается центр национально-духовного возрождения, во многом усилиями воспитанников Острожской и Львовской школ.

Механизм становления киевского научного сообщества, несмотря на схожесть с механизмами складывания более ранних духовно-образовательных центров, все же имел несколько принципиальных отличий. Во-первых, изначально он не задумывался как учебно-научный центр. Во-вторых, организационная идея, исходившая от архимандрита Киево-Печерской лавры, первоначально заключалась только в создании типографии. Однако именно типография объединила лучшие умы, сумевшие воплотить в издаваемых здесь книгах все образцы научных, философских, литературных и эстетических достижений, и справедливо получившие в историографии название «Лаврского ученого кружка». Становление и развитие киевского книгоиздания и работа типографов связана с попытками духовно-сакрального возрождения Киева как центра православной и национальной культур. Не случайно, в том числе и в работах лаврских книжников, возрождается (с древнерусских времен) и получает развитие (в новых условиях XVII в., особенно после восстановления православной иерархии в Киеве в 1620 г. Иерусалимским патриархом Феофаном) идея «Киев – второй Иерусалим»[1].

Основателем («фундатором») киевского книгопечатания справедливо считается Елисей Плетенецкий, купивший Стрятинскую типографию Федора Балабана в 1615 г. В этом же году было основано Киевское Богоявленское братство, а при нем (как и во Львове) школа «детем так шляхетским, яко и местским». Елисей Плетенецкий собрал ученых, писателей, профессиональных типографов (Захария Копыстенский, Памво Берында, Тарасий Земка, Иов Борецкий, Степан Берында, Гавриил Дорофеевич Иосиф Кириллович, Филофей Казаревич, Тимофей Вербицкий, Андрей Миколаевич, Тимофей Петрович и др.). Одним из основателей Киевского братства и участником разработки образовательной стратегии и программы школы был Захария Копыстенский. По мнению М. Грушевского и других современных ученых (Н. Яковенко, И. Шевченко), именно он был организатором интеллектуальной работы Лаврского ученого кружка. Возможно, именно ему принадлежат тексты предисловий к книгам, подписанные Елисеем Плетенецким, который являлся скорее талантливым организатором «учоных людей прибежища, науки любячих промотора и школ на розных месцах зычливого фундатора» (Омилиа, альбо казане на роковую память... Елиссеа Плетенецкого, 1625), чем писателем. Благодаря Копыстенскому, после смерти Плетенецкого концентрация интеллектуальных сил вокруг типографии сохранилась, однако примечательно, что его главное сочинение «Палинодия (1621) так и не было опубликовано. Задачи киевских «типографов-интеллектуалов» определялись разработкой репертуара издаваемых книг, выполнением высокопрофессиональных переводов, редактированием, иллюстрированием, написанием предисловий, послесловий и поэтических композиций, которые были обязательными, неотъемлемыми, но в то же время самостоятельными частями книги XVII в. С их помощью, даже читая богослужебные книги, читатель получал возможность знакомиться с современными авторскими научными, философскими, богословскими, полемическими и литературными образцами.

Подобная работа над каждым изданием позволила не только поднять уровень киевского книгопечатания до лучших образцов западноевропейского книгоиздания XVII в., но и создать своеобразную «типографскую академию»[2]. Копыстенского на архимандрии и по руководству типографией сменил Петр Могила, который сумел достижения и потенциальные возможности лаврских ученых преобразовать в уже иное качество. Созданная им Братская Коллегия активно использовала ресурсы типографии, но также и профессура Коллегии продолжала работать на благо книгоиздания (Афанасий Кальнофойский, Сильвестр Коссов, Илларион Денисович и др.). Таким образом, именно «книга – кладезь мудрости» – объединила лучшие интеллектуальные силы Украины в первой половине XVII в., что привело впоследствии к организации Киевской школы высшего типа – киевской Коллегии, сыгравшей выдающуюся роль в развитии украинской науки и культуры.

Опубликовано: Шустова Ю.Э. Ученый кружок Киево-Печерской Лавры первой половины XVII века: механизмы складывания национальной научной школы // Наука и власть: научные школы и профессиональные сообщества в историческом измерении: Материалы науч. конф. М., 2002. С. 16–18.

Примечания


[1] См.: Яковенко Н.М. Паралельний світ. Дослідження з історії уявлень та ідей в Україні XVI–XVII ст. Київ, 2002. С. 296–330.

[2] Огиєнко І.І. Історія українського друкарства. Київ, 1994. С. 269.

 
 

Конференции.
Круглые столы.
Выставки. Презентации
Международный научный симпозиум «Социально-экономическое развитие бывших регионов Российской империи в ХІХ – начале ХХ в.»

Проведение симпозиума запланировано 3–6 апреля 2014 г. в г. Ялта

 
2-я Всероссийская научно-практическая конференция «Сохранение электронной информации в России»
5 декабря 2013 г. в Москве при поддержке Министерства культуры Российской Федерации состоится
 
Олимпиады по истории

Олимпиада РГГУ для школьников 11-х классов

 



Вестник архивиста

Информационная система <<Архивы Российской академии наук>>

Для размещения материалов на сайте обращайтесь на электронную почту rodnaya.istoriya@gmail.com
© 2017 Родная история. Все права защищены.