О составе духовных лиц на Земском соборе 1566 г. | Московский период (1469–1589 гг.) | История Церкви

 

О проекте О проектеКонференции КонференцииКонтакты КонтактыДружественные сайты Дружественные сайтыКарта сайта
Главная История Церкви Московский период (1469–1589 гг.) О составе духовных лиц на Земском соборе 1566 г.  
О составе духовных лиц на Земском соборе 1566 г.

А.С. Усачев (ФИПП РГГУ)

Освященный собор, состоящий из наиболее авторитетных руководителей Русской церкви, представлял значимую (хотя и не самую многочисленную) часть земских соборов. Очевидно, что рассмотрение его состава является важной задачей на пути изучения истории этого явления социально-политической действительности России XVI–XVII вв. Ниже свое внимание мы обратим на один из первых земских соборов – Собор 1566 г. – который во многом закладывал основания для последующих[1]. И попытаемся определить, каким образом формировался состав Освященного собора.

Приступая к поискам ответа на этот вопрос, отметим, что Приговорная грамота 1566 г. – основной источник для изучения состава участников Собора – фиксирует состав Освященного собора лишь на этот год. Насколько он показателен: идет ли речь о во многом случайном подборе духовных лиц или мы имеем дело с достаточно «постоянным» составом?

Как уже отмечалось в историографии, на Земском соборе 1566 г. (28 июня – 2 июля) присутствовали члены Освященного собора, собравшиеся в Москве по случаю избрания нового митрополита (после ухода с всероссийской кафедры Афанасия 16 мая)[2]. Обращаясь к составу Собора, необходимо отметить, что имеющиеся источники, повествующие о важнейших церковных мероприятиях этой поры (о Стоглавом соборе, об утверждении грамоты о белом клобуке, о поставлении на митрополию Афанасия и Филиппа и др.), как правило, содержат лишь перечни владык, не сообщая сведений о других лицах (настоятелях обителей, протопопов соборов и т. д.).

К числу редких исключений из этого правила можно отнести летописный рассказ об учреждении казанской владычной кафедры и поставлении на нее Гурия (1555 г.): он содержит имена как представителей епископата, так и настоятелей монастырей и лиц из среды белого духовенства. Как различался состав Освященного собора на этом мероприятии и на Земском соборе 1566 г.? В табл. 1. приведем соответствующие сведения (для удобства они представлены в виде таблицы; в силу того, что на Соборе 1566 г., в отличие от поставления Гурия, присутствовали лишь представители черного духовенства, в ней приводятся сведения только о владыках, архимандритах и игуменах обителей)[3].

Из данных перечней очевидно, что владыки являлись «постоянными членами» Освященного собора: на поставлении Гурия в 1555 г. были все епископы и архиепископы, на соборе 1566 г. и последовавшем вскоре поставлении Филиппа отсутствовал в связи со специально отмеченной в летописи болезнью лишь тверской епископ Акакий[4] (всероссийская и полоцкая кафедры вдовствовали). Состав настоятелей обителей имеет некоторые отличия.

На первый взгляд, перечень 1566 г. шире – в него включены настоятели 6 обителей, неназванных в 1555 г.: смоленского Борисоглебского, новгородского Антоньева, свияжского Успенского, Псково-Печерского, можайских Колочского и Лужецкого монастырей. Здесь, однако, необходимо сделать важное замечание. Летопись, сообщая имена 32 присутствующих на поставлении Гурия лиц – владык, архимандритов, игуменов и представителей белого духовенства – указывает на то, что наряду с поименованными были еще и неназванные «игумены и священники соборные»[5]. Судя по тому, что общее число присутствующих представителей духовенства «опричь подьяков» составляло 76 человек, неназванных лиц должно было быть не менее 44. Среди них вполне могли оказаться настоятели обителей, представленных в перечне 1566 г. Очевидно, что летопись приводит имена лишь настоятелей и протопопов наиболее авторитетных на 1555 г. монастырей и соборов.

Любопытно, что число поименованных представителей духовенства фигурирующих в соборном приговоре 1566 г. также как и в 1555 г. составляет 32 человека. Это, вероятно, обусловливалось попыткой руководителей Освященного собора (или тех, кто за ними стоял) сообщить ему авторитет, сопоставимый с собором 1555 г. Последнее ввиду объективных причин было крайне затруднительно – на соборе отсутствовали трое владык: митрополит, архиепископ полоцкий и епископ тверской. Вероятно, с этим, по крайней мере отчасти, может быть связано привлечение к деятельности собора лиц, которые отсутствовали в перечне 1555 г. – иноков, не являвшихся настоятелями обителей. В перечне 1566 г. их 9 (т. е. более ¼ от общего числа): митрополичьи казначей Корнилий и ризничий Герасим, старцы Иона Мотякин, Никодим, Иона Протопопов, Веньямин, Иоасаф, Корнилий, Иоиль. Это дает основания думать, что, судя по составу Освященного собора, организаторы Земского собора 1566 г. стремились соборному приговору придать авторитет сопоставимый с авторитетом важнейшей церковно-политической акции 1550-х гг. – основанием казанской кафедры. При этом нельзя не заметить, что, судя по составу подписантов Приговорной грамоты, представители белого духовенства к работе Собора 1566 г. привлечены не были.

В перечне 1566 г. есть и другие заметные пропуски (по сравнению с перечнем 1555 г.) – в нем не упомянуты настоятели Троице-Сергиева, Владимирского Рождественского, Пафнутьво-Боровского и новгородского Юрьева монастырей. Как не без оснований предположил В.Д. Назаров, отсутствие в этот период представителей важнейших обителей – Троицы и Владимирского Рождественского монастырей – могло быть связано со срочностью созыва Земского собора 1566 г., срочностью, которая не позволила их вызвать в Москву[6]. В связь с этим поставим то, что настоятели более отдаленных обителей (новгородских Спасо-Хутынского и Антоньева, а также Псково-Печерского и смоленского Борисоглебского монастырей) присутствовали. Можно допустить, что руководители обителей, находящихся в относительной близости от Москвы (Пафнутьева, Троицы, Владимирского Рождественского), собравшись в столице, вероятно, вскоре после ухода Афанасия 16 мая, могли на какое-то время возвращаться в свои обители. На время их отсутствия в Москве, очевидно, и пришелся срочный созыв Земского собора.

Рассматривая перечни 1555 и 1566 гг., можно зафиксировать наличие более или менее постоянного «ядра» Освященного собора. Оно включало в себя помимо митрополита и прочих владык настоятелей важнейших обителей (главным образом, новгородских и московских). Исходя из того, что на Соборе 1566 г. представителей белого духовенства не было, можно думать, что они не входили в это «ядро», хотя иногда и могли привлекаться для решения важнейших вопросов (например, помимо поставления Гурия они присутствовали и на Соборе 1549 г.[7]). Сказанное выше, судя по всему, может быть отнесено и к инокам, не являвшимся настоятелями обителей: они также привлекались к работе Освященного собора, хотя и не всегда (Соборы 1549 и 1566 гг.). В силу того, что в обоих рассматриваемых перечнях – 1555 и 1566 гг. – фигурирует 32 имени, можно думать, что эта цифра дает некоторое представление о численности данного круга лиц. К числу лиц, также принимавших участие в деятельности Освященного собора (хотя и далеко не всегда), можно отнести еще около четырех десятков лиц – настоятелей и протопопов менее известных обителей и соборов (вероятно, в связи с этим они и не удостоены упоминания в перечне 1555 г.).

Любопытно отметить, что, судя по всему, настоятель Соловецкого монастыря, который через 3 недели после Собора 1566 г. займет всероссийскую кафедру, в Освященный собор не входил. Даже если допустить, что он фигурировал в числе 44 неназваных по имени игуменов и священников на поставлении Гурия, придется признать, что он занимал в нем далеко не самое видное место. В любом случае, очевидно, что до своего поставления на митрополию Филипп занимал весьма скромное место в церковной иерархии. Даже в конце XVI в., согласно «Лествице о соборных властях» 1599 г., соловецкий игумен поименован лишь 24-м (из 47) в перечне настоятелей русских обителей[8]. Данное обстоятельство делает взлет соловецкого игумена в июле 1566 г. несколько неожиданным, побуждая исследователя обратиться к анализу событий, связанных с уходом с митрополичьей кафедры Афанасия и поставлением на нее Филиппа.

Табл. 1.

Поставление Гурия (1555 г.)

Собор 1566 г.

Митрополит

+

-

Новгородский архиеп.

+

+

Казанский архиеп.

+

+

Ростовский архиеп.

+

+

Полоцкий архиеп.

-

-

Суздальский еп.

+

+

Смоленский еп.

+

+

Рязанский еп.

+

+

Тверской еп.

+

-

Коломенский еп.

+

+

Крутицкий еп.

+

+

Вологодский еп.

+

+

Владимирский Рождественский м-рь

+

-

Новоспасский м-рь

+

+

Юрьевский м-рь

+

-

Чудов м-рь

+

+

Троице-Сергиев м-рь

+

-

Симонов м-рь

+

+

Андронников м-рь

+

+

Спасо-Хутынский м-рь

+

+

Кирилло-Белозерский м-рь

+

+

Богоявленский м-рь

+

+

Пафнутьево-Боровский м-рь

+

-

Иосифо-Волоколамский м-рь

+

+

Свияжский Успенский м-рь

-

+

Лужецкий м-рь

-

+

Псково-Печерский м-рь

-

+

Антоньев м-рь

-

+

Смоленский Борисоглебский м-рь

-

+

Колочский м-рь

-

+

С незначительными изменениями статья опубликована, см.: Усачев А.С . О составе духовных лиц на Земском соборе 1566 г. // Сословное представительство в России в контексте европейской истории (вторая половина XVI – середина XVII вв. Международная научная конференция. 7–10 октября 2013 г.: Тезисы докладов. М., 2013. С. 158–161.

Примечания


[1] О нем подробнее см.: Черепнин Л.В. Земские соборы Русского государства XVI–XVII вв. М., 1978. С. 106–115; Назаров В.Д. К истории Земского собора 1566 г. // Общественное сознание, книжность, литература периода феодализма. Новосибирск, 1990. С. 296–303. Обзор специальной литературы см.: Корзинин А.Л. Земский собор 1566 г. в отечественной историографии // Вестник СПбГУ. Сер. 2: История. 2011. № 3. С. 11–23.

[2] См.: Назаров В.Д. Указ. соч. С. 298–299.

[3] См.: ПСРЛ. Т. 13. М., 2000. С. 250; Антонов А.В. Приговорная грамота 1566 года // РД. Вып. 10. М., 2004. С. 172, 180–181.

[4] ПСРЛ. Т. 29. М., 1965. С. 351.

[5] См.: ПСРЛ. Т. 13. С. 250.

[6] См.: Назаров В.Д. Указ. соч. С. 298–299.

[7] См.: Судные списки Максима Грека и Исака Собаки / Изд. подг. Н.Н. Покровский . М., 1971. С. 139.

[8] См.: Лествица о соборных властех, кои в 107-м году на соборе у Иева патриярха на Москве // ЧОИДР. 1912. Кн. 2. С. 40.

 
 

Конференции.
Круглые столы.
Выставки. Презентации
Международный научный симпозиум «Социально-экономическое развитие бывших регионов Российской империи в ХІХ – начале ХХ в.»

Проведение симпозиума запланировано 3–6 апреля 2014 г. в г. Ялта

 
2-я Всероссийская научно-практическая конференция «Сохранение электронной информации в России»
5 декабря 2013 г. в Москве при поддержке Министерства культуры Российской Федерации состоится
 
Олимпиады по истории

Олимпиада РГГУ для школьников 11-х классов

 



Вестник архивиста

Информационная система <<Архивы Российской академии наук>>

Для размещения материалов на сайте обращайтесь на электронную почту rodnaya.istoriya@gmail.com
© 2017 Родная история. Все права защищены.