Сильвестр и Житие княгини Ольги | Московский период (1469–1589 гг.) | История Церкви

 

О проекте О проектеКонференции КонференцииКонтакты КонтактыДружественные сайты Дружественные сайтыКарта сайта
Главная История Церкви Московский период (1469–1589 гг.) Сильвестр и Житие княгини Ольги  
Сильвестр и Житие княгини Ольги

А.С. Усачев

Благовещенский священник Сильвестр, пожалуй, является одним из самых известных персонажей русской истории эпохи Средневековья. Согласно бытующему в историографии мнению, Сильвестр, в свою бытность одним из руководителей «Избранной рады», оказывал значительное влияние на политическую жизнь времени Ивана Грозного. Деятельность Сильвестра также представляет большой интерес и для изучения истории книжной культуры этой поры. По мнению ряда исследователей, он принимал активное участие в работе первой русской типографии, несомненно его участие в составлении свода правил поведения русского горожанина XVI в. – Домостроя; известен ряд посланий Сильвестра Ивану IV и другим лица. Также в литературе высказывалось мнение о написании им Жития Ольги пространной редакции и Степенной книги1. О последних двух памятниках в историко-филологической науке последних лет был накоплен значительный новый материал, которые побуждает нас на новом материале оценить обоснованность бытующих в историографии мнений2. Это в свою очередь побуждает нас вновь задаться вопросом: принимал ли Сильвестр участие в написании Жития Ольги и Степенной книги? Ответу на него и посвящена данная работа.

Развивая наблюдения И. Н. Жданова относительно близости текстов Житий Ольги и Владимира, помещенных в Степенной книге, А. И. Соболевский и И. В. Курукин поддержали и мнение этого историка литературы о возможности создания данных разделов памятника Сильвестром3. Предположение об участии Сильвестра в написании Степенной книги основывалось на двух аргументах. Первым является текст записи на списке конца XVI в. Жития Ольги пространной редакции, полностью включенного в Степенную книгу: «списано любомудрецем Селивестром прозвутером царствующего града Москвы»4. Эта запись рассматривалась как указание на авторство этого книжника. Второй довод в пользу рассматриваемой версии связан с выявленными в литературе случаями близости в текстах Жития Владимира в Степенной книге (1 ст.) и Жития Ольги пространной редакции. На этом основании 1 ст. была приписана перу Сильвестра. А. И. Соболевский не исключил возможности и создания всей первой (основной) части Степенной книги (по 14-ю степень включительно) Сильвестром.

Как уже отмечалось в историографии (в том числе и сторонниками рассматриваемой гипотезы), созданное, вероятно, на рубеже 40-50-х гг. XVI в. Житие Ольги пространной редакции5 послужило одним из важнейших источников жизнеописания Владимира в Степенной книге – более или менее пространные фрагменты из этого произведения фиксируются, по крайней мере, в 7 главах 1 ст.: 4, 11, 23–24, 60, 72, 75 гл.6 Также следует отметить, что Жития Ольги и Владимира основывались на общих источниках – Никоновской летописи и «Памяти и похвале» Иакова Мниха. Сказанное выше дает основания полагать, что случаи близости Житий Ольги и ее внука обусловливались тем, что либо первое было использовано во втором, либо у памятников были общие источники. Это побуждает думать, что случаи близости фрагментов данных житий не могут рассматриваться в числе доводов (по крайней мере, основных) в пользу гипотезы об участии автора Жития Ольги в написании 1 ст.

Обратим внимание на то, что при включении в текст Степенной книги Житие Ольги подверглось правке. Как отметил еще А. И. Соболевский, из него был изъят фрагмент, повествующих об охотах византийских императоров7; также, как указал А. В. Сиренов, его текст был дополнен указанием на двухлетний возраст Игоря в момент смерти Рюрика8. Трудно представить, чтобы большой фрагмент из текста своего произведения пропустил бы сам автор Жития Ольги. Напротив, как показывают итоги наблюдений над текстом Степенной книги, ее составитель активно вмешивался в текст своих источников, порой сокращая их, порой дополняя известиями иных (по преимуществу, летописных) памятников (например, в Житиях Всеволода Псковского, митрополитов Алексия, Ионы и др.). Важно отметить, что оба случая правки в Житии Ольги лежат в русле основных тенденций редактирования источников в Степенной книге: 1) дополнение агиографического материала летописным (вставка основанного на данных Воскр. указания на возраст Игоря); 2) устранение из текста материала, который был способен поколебать положительные облики предков Ивана IV (пропуск рассказа об охотах – византийских императоров, с которыми сравнивались первые русские князья). Таким образом, есть основания полагать, что характерная для прочих разделов Степенной книги правка текста Жития Ольги при включении последней в состав первой вряд ли могла принадлежать автору этого Жития.

Также следует подчеркнуть особое место Жития Ольги в Степенной книге. Во-первых, оно помещено вне граней. После Жития следует гранесование (оглавление) Степенной книги (Житие Ольги в нем не отражено), а лишь затем 1-я и последующие степени. Во-вторых, жизнеописание первой русской княгини-христианки не разделено на главы и титла, что характерно для прочих разделов Степенной книги. В-третьих, нельзя не заметить, что такой крупный раздел этого памятника как Житие Ольги не содержит внутритекстовых ссылок, которые характерны для всего текста Степенной книги (включая и 1 ст.). В-четвертых, на особое место Жития Ольги в произведении указывает и то, что, как отметил еще П. Г. Васенко, книжник под «началом» Степенной книги подразумевал не Житие Ольги, которое содержится в самом ее начале, а Житие Владимира в 1 ст.9 Сказанное выше хорошо согласуется с гипотезой А. В. Сиренова о том, что Житие Ольги первоначально не планировалось включать в Степенную книгу – сначала оно служило источником 1 ст. и было включено в текст произведения лишь после ее написания10.

Как уже указывалось ранее, Жития Ольги и Владимира, имевшие общие источники, выделяются своим объемом в ряду прочих жизнеописаний предков Ивана IV в Степенной книге, производя впечатление очень близких друг к другу памятников, которые отличны от ее прочих разделов. Этого, однако, как представляется, недостаточно для предположения об одном авторе этих Житий. Основания для данной гипотезы были бы, если бы между 1 ст. (Житие Владимира) и 2 ст., повествующей о Ярославе Владимировиче, а также последующими степенями обнаруживалась резкая грань. Фиксируется ли подобный разрыв между данными разделами в Степенной книге?

При первом взгляде на 1 и 2 ст. их контраст представляется разительным – по своему объему жизнеописание Ярослава в десятки раз уступает Житию его отца; не вызывает сомнений и тот факт, что по содержанию (в т.ч. и по составу источников) 2 ст. значительно беднее 1-й. Рассмотрим эти разделы Степенной книги внимательнее.

2 ст. основана на данных «Слова о законе и благодати» (помещенной в этот памятник похвале Ярославу Владимировичу) и Никоновской летописи, которая является основным летописным источником 1 ст.; ее материал в Житии Владимира также дополнялся данными «Слова» Илариона и ряда других произведений. Как видим, набор важнейших источников 1 и 2 ст. сходен. Таким образом, разрыв в составе источников в данных разделах Степенной книги не фиксируется. Можно ли говорить о том, что при написании жизнеописаний Владимира и Ярослава использовались разные методы работы с их текстами?

Составителя Степенной книги характеризует стремление создавать связные рассказы из отдельных летописных известий. Как правило, они выстраивались в определенной последовательности, чаще всего прославлявшей деяния Владимира и его потомков, а также других персонажей русской истории (последовательность событий в данных рассказах Степенной книги не всегда соответствовала последовательности событий в ее источниках, прежде всего, летописных). В 1 ст. это основанный на записях Никоновской летописи под 6508–6510, 6512 гг. рассказ о русских богатырях, служащих Владимиру (65 гл.); описание основания Белгородской епархии (54 гл.), созданное путем соединения материала записей Никоновской летописи под 6500, 6504 гг., и ряд других фрагментов. С аналогичными примерами мы встречаемся и во 2 ст. В ней 3–4 и 6–7 гл., повествующие о событиях правления Ярослава в Киеве, представляют соединение летописных известий по определенному тематическому признаку. Так, 3 гл. («О победах на сопротивныя и о поставлении града Юрьева Ливонского»), в соответствии с записями Ник. под 6537–6538, 6546, 6549, 6555 гг., сообщает о победах киевского князя над соседями. Созданная на основе материала записей Никоновской летописи под 6525, 6538, 6545, 6547, 6551, 6553, 6558–6559 гг. и Киево-Печерского патерика 4 гл. («Книжное учение в Новеграде отрочатом») кроме повести об учении книжном содержит рассказ о делах церковных – строительстве Ярославом церквей и поставлении на митрополичью кафедру Илариона. Аналогичным образом построена и 8 гл. («О свобожении князя Судислава»), в основу которой положен материал записей Никоновской летописи под 6541, 6566, 6571 гг., повествующих об аресте псковского князя «за некую крамолу», его освобождении сыновьями Ярослава, пострижении и смерти Судислава.

Ранее нами было высказано предположение о том, что в основу ряда жизнеописаний великих князей киевских, владимирских и московских в Степенной книге положены крупнейшие памятники, прославляющие этих князей11. В основу Жития Владимира в 1 ст., по всей видимости, было положено Поучение на его память; 8 ст. (Житие Александра Ярославича) базируется на Владимирской редакции его Жития; важнейшим источником 12 ст., повествующей о Дмитрии Ивановиче, является «Слово о житии» этого князя. Как уже отмечалось выше, по-видимому, в основу 2 ст. наряду с Никоновской летописью была положена похвала Ярославу, заключающая «Слово о законе и благодати». К сказанному выше также следует прибавить использование внутритекстовых ссылок как в 1-й (17, 72, 75 гл.), так и во 2-й (1 гл.) степенях.

Таким образом, можно констатировать следующее:

1. Близость Житий Ольги и Владимира обусловливается, во-первых, использованием фрагментов первого во втором; во-вторых, привлечением общих источников при написании обоих памятников.

2. Как для 1-й, так для 2-й и последующих степеней Степенной книги характерен один набор методов работы с источниками и способов представления их материала читателю.

3. Житие Ольги несколько выделяется в ряду прочих жизнеописаний непосредственных предков первого русского царя в Степенной книге.

Сказанное выше побуждает скептически отнестись к возможности написания Жития Ольги пространной редакции и 1 ст. одним лицом, а 1-й,  2-й и последующих степеней разными лицами. Это в свою очередь заставляет критично отнестись к гипотезе об участии автора Жития Ольги в создании Степенной книги (прежде всего, 1 ст.). Также необходимо отметить, что есть определенные основания для сомнений в авторстве Сильвестра Жития Ольги пространной редакции.

Единственным аргументом в пользу предположения об участии Сильвестра в создании Жития Ольги является текст записи на Погодинском списке этого произведения (конец XVI в.), повествующей о «списании любомудрецем Селивестром, прозвутером царствующего града Москвы» данного Жития (упоминание о «списании» в литературе было воспринято как указание на авторство). Необходимо отметить, что за последние десятилетия был выявлен ряд новых списков этой редакции Жития, более ранних, чем Погодинский. Так, в настоящее время кроме двух списков конца XVI в. – Погодинского и введенного в научный оборот И. В. Курукиным Академического списка последней четверти этого же столетия12 – известны 3 списка этого Жития середины XVI в.: Барсовский, Егоровский и Софийский13 (по-видимому, количество списков данной версии жизнеописания первой русской христианки, относящихся к этому времени, было бóльшим14). Любопытно отметить, что ни один (!) из древнейших списков Жития записи о «списании» этого произведения Сильвестром не содержит15. Таким образом, запись, на которой основана гипотеза об авторстве Сильвестра, содержится в одном из пяти известных в настоящее время списков, к тому же позднейшем из всех. Достаточно ли этого для того, чтобы атрибутировать это произведение данному книжнику? Ответ, как представляется, очевиден – данные одного из пяти (к тому же самого позднего) списка не могут служить твердым основанием для гипотезы о происхождении архетипа памятника. Сказанное выше побуждает согласиться с мнением П. Г. Васенко о том, что рассматриваемая запись на Погодинском списке Жития Ольги, вероятно, относится к концу XVI в. и вряд ли содержалась в его протографе (общем с другими известными списками Жития)16.

Оспаривая данное предположение П. Г. Васенко, А. И. Соболевский указал на то, что запись о «списании» Жития Ольги в ркп. Погод. № 744 была в оригинале протографа этого позднего списка (т.е. была выполнена самим Сильвестром), а не была внесена позднейшим переписчиком на основании того, что Сильвестр назван «любомудрецом». Так, полагая, что запись, по всей видимости, принадлежала самому Сильвестру, А. И. Соболевский задается вопросом: «…Какой же переписчик когда-нибудь решился именовать себя “любомудрецом” или подобным высокопочетным титулом?»17. Однако, как представляется, данный аргумент говорит скорее об обратном. Во всяком случае, нам неизвестно о том, что древнерусские книжники эпохи Средневековья в своих сочинениях называли сами себя «предивными в добродетелях», «любомудрецами» и т.д. Скорее фиксируется обратная тенденция – тенденция к уничижительно-нейтральным поименованиям себя авторами литературных памятников18.

Приведем еще один, хотя и косвенный, аргумент, побуждающий усомниться в возможности написания Сильвестром Жития Ольги: в настоящее время неизвестно ни одного агиографического текста (за исключением этого Жития), который можно было бы с какими бы на то основаниями приписать перу этого книжника. В свете имеющихся в современной науке данных (прежде всего, сочинений самого Сильвестра) этот персонаж известен как политический и культурный деятель, публицист, морализатор, устроитель быта русского горожанина XVI в.; но нет никаких сведений о нем как об агиографе. В связь с этим нельзя не поставить то, что, по всей видимости, Сильвестр не проявлял особого интереса к памятникам житийной литературы, что представляется весьма необычным для агиографа. Так, в его в целом реконструированной библиотеке, включавшей в себя не менее 66 рукописных книг, содержались богослужебные книги, Тактикон Никона Черногорца, Толкования на Евангелия и Псалтирь, сочинения Иоанна Златоуста, Кирилла Иерусалимского, Василия Нового и другие произведения; памятников же агиографии было сравнительно немного19.

Таким образом, как видим, гипотезу о Сильвестре как авторе Жития Ольги и Степенной книги (по крайней мере, ее отдельных разделов) в настоящее время следует отклонить. Это в свою очередь дает основания полагать, что в своей литературной деятельности Сильвестр концентрировал внимание, главным образом, на своих публицистических и морализаторских сочинениях; агиографические темы, судя по всему, оставались на периферии внимания этого весьма заметного персонажа русской истории XVI в.

С незначительными сокращениями статья опубликована, см.: Усачев А. С. Сильвестр и житие княгини Ольги // Румянцевские чтения 2009. Историко-культурные традиции и инновационные преобразования в России. Просветительская ответственность библиотек. Ч. 1: материалы международной научной конференции (21–23 апреля 2009 г.). М., 2009. С. 246–254.

1 О биографии и литературной деятельности Сильвестра см.: Соболевский А. И. Поп Сильвестр и Домострой // ИОРЯС. 1929. Т. 2. Кн. 1. С. 187–202; Немировский Е. Л. Возникновение книгопечатания в Москве. Иван Федоров. М., 1964. С. 263–269; Курукин И. В. Сильвестр: политическая и культурная деятельность (источники и историография): дис. … канд. ист. наук. М., 1983; Гробовский А. Н. Иван Грозный и Сильвестр (история одного мифа). Лондон, 1987. С. 109–147; Буланин Д. М., Колесов В. В. Сильвестр // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2. Ч. 2. С. 323–333 (там же обзор литературы по 1980-е гг. включительно); Филюшкин А. И. История одной мистификации: Иван Грозный и «Избранная рада». М., 1998. С. 309–324, 329; Перхавко В. Б. Семья священника Сильвестра // Арехографический ежегодник за 2004 год. М., 2005. С. 46–61.

2 Подробнее об этом см.: Усачев А. С. Степенная книга в свете исследований последних лет: основные тенденции и перспективы // Вестник Российского гуманитарного научного фонда. 2008. № 3. С. 124–134.

3 Жданов И. Н. Повести о Вавилоне и «Сказание о князьях Владимирских». СПб., 1891. С. 120, прим. 1; Васенко П. Г. «Книга Степенная царского родословия» и ее значение в древнерусской исторической письменности. Ч. 1. СПб., 1904: отзыв академика А. И. Соболевского // СОРЯС. 1907. Т. 82. № 6: Отчет о присуждении премий имени графа Д. А. Толстого в 1906 году. С. 11–14; Соболевский А. И. Поп Сильвестр и Домострой. С. 202; Курукин И. В. Сильвестр: политическая и культурная деятельность. С. 115.

4 ОР РНБ. Ф. 588. № 744. Изображение записи опубликовано, см.: Голохвастов Д. П., Леонид (Кавелин). Благовещенский иерей Сильвестр и его писания // ЧОИДР. 1874. Кн. 1. Ил.

5 Подробнее о датировке этого Жития см.: Усачев А. С. Датирующее указание или литературный штамп? (о датировке пространной редакции Жития Ольги) // Календарно-хронологическая культура и проблемы ее изучения: к 870-летию «Учения» Кирика Новгородца: материалы научной конференции. Москва, 11–12 декабря 2006 г. М., 2006. С. 168–171.

6 Подробнее об использовании Жития Ольги в 1 ст. см.: Околович Н. Ф. Жития святых, помещенные в Степенной книге / вступ. ст., публ., коммент. А. С. Усачева. М.; СПб., 2007. С. 55, 58, 75; Соболевский А. И. Поп Сильвестр и Домострой. С. 200–201; Курукин И. В. Сильвестр и составление Жития Ольги. С. 51–60; Усачев А. С. Источники Степенной книги по истории домонгольской Руси // Средневековая Русь. М., 2006. Вып. 6. С. 244.

7 Соболевский А. И. Поп Сильвестр и Домострой. С. 200–201.

8 Сиренов А. В. О Волковском списке Степенной книги // Опыты по источниковедению. Древнерусская книжность. СПб., 2001. Вып. 4. С. 258.

9 Васенко П. Г. «Книга Степенная царского родословия» и ее значение в древнерусской исторической письменности. Ч. 1. СПб., 1904. С. 190, прим. 3; Степенная книга царского родословия по древнейшим спискам. Т. 1. М., 2007. С. 148, 492.

10 Подробнее см.: Сиренов А. В. Степенная книга: история текста. М., 2007. С. 385.

11 См.: Усачев А.С. Особенности представления древнерусских князей в Степенной книге и специфика композиции памятника (на материале жизнеописаний кн. Владимира Святославича, Александра Ярославича и Дмитрия Ивановича) // Восточная Европа в Древности и Средневековье: политические институты и верховная власть. XIX Чтения памяти члена-корреспондента АН СССР В. Т. Пашуто. Москва, 16–18 апреля 2007 г. Материалы конференции. М., 2007. С. 278-284.

12 ОР РГБ. Ф. 173.I. № 198.

13 ОР ГИМ. Собрание Е. В. Барсова. № 758; ОР РНБ. Ф. 728 (Софийское собрание). № 1424; ОР РГБ. Ф. 98 (Собрание Е. Е. Егорова). № 124. Софийский список был описан еще Д. И. Абрамовичем, Барсовский указан И. В. Курукиным, а на Егоровский внимание исследователей обратил Б. М. Клосс. См.: Абрамович Д. И. Описание рукописей С.-Петербургской Духовной академии. Софийская библиотека. Вып. 3. СПб., 1910. С. 138; Курукин И. В. Сильвестр: политическая и культурная деятельность. С. 116–117; Клосс Б. М. Никоновский свод и русские летописи XVI–XVII вв. М., 1980. С. 262.

14 Как установил И. В. Курукин (см.: Курукин И. В. Сильвестр: политическая и культурная деятельность. С. 121–122), существовал и четвертый список этого времени, который был использован в СК, – на основании рассмотрения текстологии Жития историк выяснил, что Житие Ольги в СК не может быть возведено ни к Барсовскому, ни к Егоровскому, ни к Софийскому спискам этого произведения.

15 Не содержит ее и Академический список.

16 Васенко П. Г. «Книга Степенная царского родословия». С. 195.

17 Отзыв академика А. И. Соболевского. С. 13.

18 Подробнее о постоянных сетованиях древнерусских книжников XI–XV вв. на свои неискушенность в «хитрости» писательского мастерства, «грубость», «худоумие», «неразумие» и безмерные прегрешения см.: Конявская Е. Л. Авторское самосознание древнерусского книжника (XI – середина XV в.). М., 2000. С. 30–32, 54, 76–78, 128, 132–134, 140–141, 148, 155, 161, 163–164.

19 Подробнее о библиотеке Сильвестра см.: Розов Н. Н. Библиотека Сильвестра (XVI век) // Исследования источников по истории русского языка и письменности. Л., 1966. С. 191–205; Курукин И. В. Сильвестр: политическая и культурная деятельность. С. 97–111.

 
 

Конференции.
Круглые столы.
Выставки. Презентации
Международный научный симпозиум «Социально-экономическое развитие бывших регионов Российской империи в ХІХ – начале ХХ в.»

Проведение симпозиума запланировано 3–6 апреля 2014 г. в г. Ялта

 
2-я Всероссийская научно-практическая конференция «Сохранение электронной информации в России»
5 декабря 2013 г. в Москве при поддержке Министерства культуры Российской Федерации состоится
 
Олимпиады по истории

Олимпиада РГГУ для школьников 11-х классов

 



Вестник архивиста

Информационная система <<Архивы Российской академии наук>>

Для размещения материалов на сайте обращайтесь на электронную почту rodnaya.istoriya@gmail.com
© 2017 Родная история. Все права защищены.