А.Л. Шанявский и университет его имени глазами скульптора | История «Миусс» | История «Миусс»

 

О проекте О проектеКонференции КонференцииКонтакты КонтактыДружественные сайты Дружественные сайтыКарта сайта
Главная История «Миусс» А.Л. Шанявский и университет его имени глазами скульптора  
А.Л. Шанявский и университет его имени глазами скульптора

В.В. Герасимов, проф.

Когда я получил задание вылепить скульптурный портрет А.Л. Шанявского для вестибюля бывшего Московского городского народного университета, то лишь понаслышке знал, что был когда-то народный университет Шанявского.

К этому времени в печати промелькнула репродукция с фотографии молодого А. Шанявского в генеральской форме с орденами. Этого, конечно, для скульптора было мало. Надо было собирать изобразительный материал и изучать биографию. Поэтому пошел в архивы библиотек и музеев. Искал в рукописном отделе библиотеки им. Ленина и даже в неразобранном фонде А. Шанявского.

И везде мне попадались репродукции с одной и той же фотографии молодого генерала. В дореволюционных изданиях – та же самая фотография или гравюры с этой фотографии (журнал «Искра»).

В рукописном отделе библиотеки Ленина в фонде Шанявских я нашел оригинал фотографии молодого генерал-майора Фотография снята в семидесятые годы прошлого столетия, когда Шанявскому было 38 лет, и он уходил в отставку. Мундир висит на нем несколько мешковато. Изображение с руками ниже пояса Глаза на фотографии умные, здоровье, видно, слабое, тело хилое, поэтому и мундир висит мешком. Умный взгляд просматривается на довольно-таки красивом лице. Борода и усы пострижены по моде того времени (усы и передняя часть бороды выделяются относительно волос на щеках, нижняя часть усов пострижена так, что губ не видно – так в то время стригли усы).

Конечно, оригинальная фотография лучше, чем ретушированные репродукции с нее в печати, но с одной фотографии в фас делать скульптурный портрет круглой головы очень сложно и ответственно – нужен тщательный анализ светотени изображения, изучение характера и типа лица, фигуры, чтобы определить профиль головы. Из прочитанного я узнал, что Шанявские были в очень теплых отношениях с семьей Сабашниковых, начиная с периода золотодобычи и кончая последним днем жизни вдовы Шанявского – Лидии Александровны Родственной в 1926 г.

У Шанявских детей не было, а у издателей Сабашниковых были и дети

и внуки. Я подумал: надо испытать счастье у потомков братьев Сабашниковых. Разыскал я внучку М.В. Сабашникова – Татьяну Григорьевну Переслегину. Татьяна Григорьевна жила непосредственно с М.В. Сабашниковым и, естественно, если и был какой-то материал о Шанявских, то у нее. Она мне рассказала, что когда М.В. Сабашников жил в районе Никитских ворот, то в 1917 г. во время революционных событий их дом сгорел. И очень много материала сгорело, возможно, там было и что-то о Шанявских. А то, что осталось о Шанявских, дочь М.В. Сабашникова и мать Татьяны Григорьевны – Артюхова Нина Михайловна в 1960-е гг. сдали в рукописный отдел библиотеки им. Ленина.

Из напечатанных воспоминаний М.В. Сабашникова я узнал, что московский скульптор Волнухин по заказу Лидии Шанявской в 1911–1912 гг. для вестибюля народного университета лепил портрет А. Шанявского. Но портрет, вроде бы, ей не понравился. Следов портрета Шанявского работы скульптора Волнухина в самом бывшем здании Народного университета я не нашел. (Ну ладно, могли уничтожить в 1920-х гг. революционные массы.) Но если московский скульптор Волнухин, автор знаменитого памятника первопечатнику Ивану Федорову, вылепил бюст А. Шанявского, то он должен быть хотя бы упомянут в монографиях о скульпторе или в архивах Третьяковской галереи.

Я был там, разговаривал с искусствоведами и архивными работниками, но и там ничего не нашел, даже упоминания, что Волнухин лепил А. Шанявского.

Я, конечно, понимал, что на мне лежит большая ответственность создать портрет как можно точнее. Ведь в дальнейшем мою работу могут использовать другие авторы, популяризующие А. Шанявского. Я понимал, что создавать портрет, допустим, Иисуса Христа или художника-иконописца Рублева – это одно. Там воображаемый образ создавался самой историей, и художник волен изображать так, как он его чувствует. Здесь же речь идет о вполне конкретном человеке, который к тому же запечатлен на фотографии и в этом вся сложность

Вспомнил, как древнегреческий скульптор Поликлей лепил фигуру Копьеносца Дорифора, взяв в качестве модуля лепки палец руки. Но древние ваятели Греции портретного сходства не добивались. Вспомнил я и науку о гомологических рядах, о характерных особенностях строения тела.

Портрет сделал, показывал многим художникам. Говорят, что сходство «схватил», портрет смотрится.

Теперь кратко о том, что я узнал о самом А. Шанявском и его жене Лидии Шанявской.

Альфонс Леонович Шанявский – по происхождению поляк. Родился в Селецкой губернии в родовом имении «Шанявы» 9 ноября 1837 г. В числе других польских дворянских мальчиков был определен в Тульский кадетский корпус. Уже там Шанявский показал блестящие способности в учебе. Окончил корпус с отличием. Далее продолжал обучение в Орловском корпусе (Бахтина), тоже закончил его отличником. Затем с отличием окончил Петербургский корпус (впоследствии Константиновское училище). Далее – Академия Генерального штаба, окончил ее в 1861 г., в год отмены крепостного права в России. Его имя было записано первым на мраморной доске Академии. Шанявский был оставлен работать в Академии Генерального штаба. Здоровье у А. Шанявского было слабое, он много лечился (имел слабые легкие), ездил для этого за границу. В конце концов врачи посоветовали сменить петербургский климат. Граф Муравьев-Амурский – губернатор Восточной Сибири, Амурского края – приглашает его служить к себе. Там здоровье Шанявского несколько поправилось. Там же в Иркутске Шанявский познакомился со своей будущем женой Лидией Александровной Родственной, дочерью золотопромышленницы поллинарии Ивановны Родственной. Женился в 1872 г. Прослужил в Сибири 10 лет. Затем по вызову военного министра графа Д.А. Милютина, которого Шанявский знал, работает в Петербурге над законом о воинской повинности казаков. К этому времени здоровье Шанявского вновь ухудшилось, и он в 38 лет уходит в отставку в звании генерал-майора и снова уезжает в Восточную Сибирь. Организует там добычу золота.

Человек с блестящими способностями, он и здесь быстро проявил себя. Хозяйство Родственных оказалось в упадке. А. Шанявский вошел в контакт с другими золотопромышленниками, в частности, с Василием Никитичем Сабашниковым, отцом издателей братьев Сабашниковых. Вместе они находят на реке Зее месторождения золота и, применяя новейшую по тому времени технологию, добиваются того, что компании стали приносить хороший доход. А.Л. Шанявский стал директором-распорядителем Зейской, Верхнезейской и других компаний.

Надо сказать, что жена А. Шанявского Лидия Александровна придерживалась весьма прогрессивных взглядов и еще до замужества при приходящих в упадок золотых приисках пожертвовала 50 тыс. руб. на женские медицинские курсы в Петербурге.

Позорное поражение в Крымской войне взбудоражило общественность России. Оно как бы открыло людям глаза, что больше так жить нельзя. Начались реформы. К руководству страной стали привлекаться умные, прогрессивные люди. Среди них граф Д.А. Милютин («Милютинская эпоха»). Отмена крепостного права развязала народную инициативу. Началось, если можно так сказать, зарождение «серебряного века». Появились так называемые «разночинцы». Заработала промышленность, расцвела наука, литература, изобразительное искусство. Страна стала богатеть. К рубежу века Россия уже накопила заметный демократический потенциал и готова была к новым переменам. В этом русле вместе с другими прогрессивными людьми развивался и внес свою лепту на алтарь просвещения и науки А. Шанявский. Просвещение, считал он, это тот фундамент, который должен вывести Россию в число передовых стран мира.

Интересно отметить, что, например, профессора университета читали лекции в Академии Генерального Штаба, а слушатели Академии могли слушать лекции в университете. Образованный человек, военный министр граф Д.А. Милютин проводил реформу армии.

Деятельность А. Шанявского и его жены проходила на фоне всех этих преобразований и была устремлена на развитие просвещения. А. Шанявский считал, что своей деятельностью сажает дерево, которое обязательно должно дать плоды.

Еще до организации народного университета Шанявские способствовали преобразованию Благовещенской прогимназии в гимназию и пожертвовали на это 30 тыс. руб.

Выделили 1000 десятин земли на создание сельскохозяйственной школы в Забайкалье.

В 1984 г. с помощью Шанявских возродился Петербургский женский медицинский институт. На его содержание Шанявскими было пожертвовано 300 тыс. руб.

Но основным достижением А. Шанявского по праву считается Народный университет в Москве. Мысли о его создании появились еще до 1909 года. Он тщательно обсуждал организацию, структуру университета. За поддержкой Шанявский обратился к подвижнику образования к проф. Чупрову. Тот, будучи уже тяжело больным, порекомендовал ему проф. М.М. Ковалевского, имевшего опыт организации подобной школы в Париже. Началась подготовительная работа.

Здоровье Шанявского между тем ухудшилось. Понимая это, он торопился с организацией университета.

15 сентября 1905 г. он пишет заявление в Московскую Думу, где сообщает, что выделяет средства и дом на Арбате, приносящий доход 45 тыс. руб., на организацию народного вольного университета, где бы учились все желающие разных сословий. В университете намечалось открыть два отделения – подготовительное и высшее, о6а работающие на высоком профессиональном уровне, В своем заявлении он, в частности, писал: «В нынешние тяжелые дни нашей общественной жизни, признавая, что одним из скорейших способов ее обновления и оздоровления должно служить широкое распространение просвещения и привлечение симпатий народа к науке и знанию, этим источникам добра и силы,– я желал бы, по возможности, оказать содействие скорейшему возникновению учреждения, удовлетворяющего потребности высшего образования». В тот же день он пишет письмо министру народного просвещения, где среди прочего, отмечает: «И свободное образование после многих веков мрака придет когда-нибудь и в нашей стране, в этом твердом уповании я и несу на него свою лепту. Но зачем еще лишнему поколению гибнуть в этом мраке».

Утром 7 ноября 1905 г. А.Л. Шанявский пригласил к себе нотариуса и документально оформил дарственную о пожертвовании средств на организацию народного вольного университета. При этом он поставил условие, что если после этого срока в течение 3-х лет университет не будет открыт, то все завещанные средства перейдут Медицинскому женскому институту в Петербурге. Вечером того же дня А.Л. Шанявский умер.

По завещанию часть его состояния перешла на организацию университета, а вторая часть также была завещана университету, но могла быть использована лишь после смерти его жены.

Университет был открыт в 1908 г. (в срок завещания удалось уложиться), но своего помещения у него не было. Занятия проходили в разных районах Москвы.

14 июня 1911 г. состоялась закладка камня под строительство университета на 3-й Миусской улице, где Московской Думой и был выделен участок земли в 5153,3 кв. саженей.

А в 1912 г. уже началась учеба в новом здании. Проект его был подготовлен проф. А.А. Эйхенвальдом, а фасад, вестибюль, лестницу, главный зал проектировал гражданский инженер И.А. Иванов-Шиц.

В центральной части здания располагался обширный вестибюль с лестницей, над ним главная аудитория на 600 мест. В правой части здания на первом этаже – канцелярия и фундаментальная библиотека, на втором и третьем этажах располагалось общественно-философское отделение. Естественно-историческое отделение занимало все три этажа левой части здания. Кроме аудиторий, там были кабинеты физики, минералогии, кристаллографии, ботаники, зоологии и геологии. К главному зданию с левой стороны была сделана пристройка химического института им. В.А. Морозовой. Вдова промышленника Морозова Варвара Алексеевна пожертвовала на это строительство 52 тыс. руб. Ее пожертвования продолжались и в дальнейшем.

Надо отметить, что средства на строительство и содержание университета жертвовали многие люди. Львиная доля средств приходилась, конечно, на Л.А. Родственную, всегда старавшуюся оставаться незаметной.

Так, например, в 1910 г. от «неизвестного лица» было получено 225 тыс. руб. Но, как свидетельствовал М.В. Сабашников (тоже активный создатель университета), этим «неизвестным» была именно Л.А. Родственная, постоянно вносившая деньги в университет.

Деньги вносились в разные годы и разными людьми на самые различные цели. Так, например, в 1912–1913 гг. общая сумма пожертвований составила 220 тыс. руб. Были пожертвования на именные стипендии (например, им. Короленко), на развитие отдельных дисциплин и др. Душеприказчики И.М. Андреевой, А.А. Андреева и М.А. Сабашникова пожертвовали университету 100 тыс. руб.

В сентябре 1915 г. Л.А. Родственная оформила принадлежавшее ей по завещанию мужа наследство (оно к этому времени оценивалось в 1.539593 руб. 25 коп.) Городской Думе на содержание университета.

На 1 июля 1912 г. библиотека университета насчитывала 37 346 томов и 14 787 томов периодики (всего 52 133 тома). Книги жертвовали, например, Л.А. Анциферов – 13 000 томов, А.И. Чупров – 5000, Л.А. Родственная – 2600, В.Е. Янушкина – 10 000, общество С.Н. Трубецкого – 1402 тома и др.

Хотелось бы особо отметить роль в организации университета семьи издателей Сабашниковых. С семьей Шанявских их связывала многолетняя дружба и сотрудничество, начавшиеся еще с совместной деятельности по добыче золота на реке Зее с Василием Никитичем Сабашниковым – отцом книгоиздателей братьев Сабашниковых. После смерти Василия Никитича Шанявские стали опекунами маленьких братьев. После смерти А. Шанявского его вдова сохранила тесные контакты с Сабашниковыми.

Естественно, эти доверительные отношения способствовали и созданию университета.

Братья Сабашниковы были внесены А. Шанявским в список Попечительского Совета университета М.В. Сабашников стал председателем строительной комиссии университета После смерти брата С.В. Сабашникова в 1909 г. его часть наследства была передана на строительство университета.

Один экземпляр всех выпущенных в свет издательством Сабашниковых книг в обязательном порядке передавался в библиотеку университета.

Лидия Александровна Родственная умерла в 1926 г., будучи старой больной женщиной, жившей в бедности в коммунальной квартире. Похоронена она на кладбище Алексеевского монастыря рядом с мужем А. Шанявским.

Сейчас этого кладбища нет, монастырь разрушен, а на их месте стоят новые пятиэтажные «хрущевские» дома.

Российский гуманитарный университет на Миусской площади занимает территорию целого квартала. Его застройка происходила в три этапа. Учебная часть представлена зданием народного университета им. Шанявского (1911–1912 гг.), корпусом 1950 г. архитекторов Алабяна, Брыкина и четырьмя зданиями 1930-х гг.

Решение о постройке здания в Миуссах было принято Московской Городской Думой в 1909 г. Тогда же Дума выделила на строительство университета участок земли площадью 5153,3 квадратных саженей городской земли в Миуссах.

В это же время Попечительский Совет народного университета объявил конкурс на проект здания. Конкурс предусматривал две стадии – эскиз и детальный проект. По условиям конкурса за эскизный проект назначалось пять первых премий по 400 руб., из которых должны быть выбраны два варианта. На основании этих вариантов разрабатывался уже детальный проект.

В жюри конкурса входили профессора университета В.К. Рот (душеприказчик А. Шанявского), А.Н. Реформатский, книгоиздатель М.В. Сабашников, профессор архитектуры Л.Н. Бенуа архитектор М.К. Геппенер, академики архитектуры С.У. Соловьев и Ф.О. Шехтель.

Попечительский Совет оставлял за собой право по своему усмотрению передавать постройку либо одному из двух архитекторов, победивших в конкурсе, либо другому лицу.

В качестве двух лучших проектов были выбраны варианты гражданских инженеров Н.Л. Шевякова и Ганешина. Проект Шевякова был выполнен на всю длину Миусской площади. Но разработка детального проекта была поручена другим авторам: плановую композицию выполнил гражданский инженер А.А. Эйхенвальд, фасады и интерьеры – гражданский инженер И.А. Иванов-Шиц.

В своем проекте Эйхенвальд и Иванов-Шиц безусловно ориентировались на предложение Шевякова. Но из его проекта за основу была взята только часть композиции, а именно – корпус вдоль Миусской площади.

Следуя широко распространенным и хорошо отработанным принципам классической традиции, авторы выстроили четкую симметричную плановую композицию, в основе которой лежит группировка основных функциональных элементов комплекса по трем поперечным осям, перпендикулярным протяженному переходному фронту здания вдоль Миусской площади. В центральной части размещались парадный вестибюль и двусветная аудитория на 500 чел., перекрытая световым фонарем. Левое крыло в основном занимали помещения биологических и химических лабораторий. В правом крыле большие площади были отведены под магазины, в том числе книжный. Но этот объем не был построен полностью.

Вдоль главного фасада размещались помещения администрации, кабинеты для семинаров, читальни. На третьем этаже в боковых крыльях окнами на главный фасад выходили две аудитории на 250 чел.

Отделка интерьеров выполнялась по эскизам Иванова-Шица. Она характерна для «неоклассического» стиля с элементами модерна, в котором в то время работал автор.

Лепные работы осуществлялись под руководством художника Ф.Ф. Конигседера. Все здание и его интерьеры построены в хороших масштабных отношениях к человеку, интерьеры имеют прекрасные акустические возможности.

Сложности политической и экономической жизни нашего государства, начиная с 1914 г., не оставили возможности для дальнейшего развития комплекса народного университета.

В 1918 г. народный университет им. Шанявского был закрыт под предлогом отсутствия финансирования, а в его здании разместили Коммунистический университет им. Свердлова.

В 1930-х гг. было возведено правое крыло здания, предусмотренное первоначальным проектом.

Тогда же со стороны дворового фасада и центральной части корпуса был пристроен шестиэтажный объем, перестроенный в 1950-х гг. При этом был уничтожен полукруглый ризалит на дворовом фасаде центральной части. На уровне междуэтажной лестничной площадки в атом ризалите находилась ниша, в которой, по всей видимости, стоял бюст А. Шанявского.

К настоящему времени первоначальная планировка здания частично изменена. Некогда просторные помещения для администрации, читален, кабинетов для семинаров и т. д., поделены перегородками на ряд мелких комнат, отделаны современными строительными материалами, потолки подшиты акустической плиткой, за которыми скрыты своды «Монье». Ряд помещений изменил свое первоначальное функциональное предназначение (в бывших лабораториях на первом этаже левого крыла, например, устроена столовая).

Часть основных помещений сохранила почти без изменений как планировку, так и декоративную отделку. Это парадный вестибюль (утрачены стойки гардеробов); центральная аудитория (стеклянный световой фонарь закрыт новым подвесным потолком); аудитории в боковых крыльях на 3-м этаже (в левом разобран амфитеатр кресел); лестничные узлы. Во многих помещениях сохранилась первоначальная столярка, покрытие пола метлахской плиткой.

Трехчастная структура плана, заданная поперечными осями, отразилась в композиции главного фасада. Центральные и боковые ризалиты являются его основными композиционными, пластическими и слеповыми акцептами. Благодаря им главный фасад, несмотря на значительную протяженность и неизбежную повторяемость деталей, производит впечатление разнообразной и насыщенной композиции.

Пропорциональный строй здания, подчеркнутая геометричность форм и лаконичность деталей, соответствующие приемам «неоклассического» стиля, сообщают зданию монументальный характер. Несмотря на небольшую высоту (3 этажа) здание университета является полноценным элементом застройки Миусской площади, состоящей в основном из крупных общественных комплексов.

Отделка здания производилась строительной фирмой «Братья Аксерио».

Фасад правого крыла, возведенного в 1930-х гг., соответствует стилистике основного здания. Первоначальные детали отделки фасада в основном сохранились.

Утрачены надписи на центральном и боковых ризалитах.

Первоначальный облик здания искажен надстройкой технического этажа на левом крыле здания и пристройкой к его фасаду металлических коробов.

Здание университета им. Шанявского является ценным элементом историко-градостроительной среды, участвующим в формировании художественного облика на Миусской площади, состоящей в основном из комплексов общественных сооружений. Здание обладает высокими архитектурно-художественными качествами как образец «неоклассического» стиля с элементами модерна и типологический пример учебных и общественных здании начала ХХ в.

Опубликовано: Герасимов В.В. А.Л. Шанявский и университет его имени глазами скульптора / В.В. Герасимов // Гуманитарные науки / Ред. кол.: А.Н. Тихонов, В.А. Садовничий и др. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1996. С. 210–216.

 
 

Конференции.
Круглые столы.
Выставки. Презентации
Международный научный симпозиум «Социально-экономическое развитие бывших регионов Российской империи в ХІХ – начале ХХ в.»

Проведение симпозиума запланировано 3–6 апреля 2014 г. в г. Ялта

 
2-я Всероссийская научно-практическая конференция «Сохранение электронной информации в России»
5 декабря 2013 г. в Москве при поддержке Министерства культуры Российской Федерации состоится
 
Олимпиады по истории

Олимпиада РГГУ для школьников 11-х классов

 



Вестник архивиста

Информационная система <<Архивы Российской академии наук>>

Для размещения материалов на сайте обращайтесь на электронную почту rodnaya.istoriya@gmail.com
© 2017 Родная история. Все права защищены.