Некоторые размышления об особенностях исторического сознания современных подростков | История современной России | История современной России

 

О проекте О проектеКонференции КонференцииКонтакты КонтактыДружественные сайты Дружественные сайтыКарта сайта
Главная История современной России История современной России Некоторые размышления об особенностях исторического сознания современных подростков  
Некоторые размышления об особенностях исторического сознания современных подростков

О.И. Волошина (ФИПП РГГУ)

Будущее нашего прошлого – это не только будущее исторических исследований. Возможно, что в большей степени оно зависит от восприятия истории теми, кто собственно и является нашим будущим, причём ближайшим будущем, в самом прямом смысле: от современных подростков 15–17 лет.

Совершенно очевидно, что от сопричастности к прошлому зависит самоидентификация человека, что совокупность представлений подростков о прошлом во многом определит и оценку настоящего, и их прогнозы на будущее.

Данная статья не претендует на полноту освещения вопроса. Это, скорее всего, постановка проблемы, попытка осмыслить происходящее. В основу положен фактический материал, накопленный в процессе работы со студентами и школьниками за последние 25 лет, а также ряд исследований, проведённых мною и моими коллегами из разных школ Москвы в 2010–2011 гг. Опросы охватывали несколько сотен учащихся 9–11-х классов ежегодно, причём сознательно не брались школы с углублённым изучением гуманитарных дисциплин и исключались те школьники, кто выбрал историю в качестве своей будущей специализации, т. е., заявил о том, что будет сдавать соответствующий ЕГЭ. Кстати, таковых было не более 6% выпускников.

Прежде чем перейти к результатам опросов и практических наблюдений, необходимо уточнить некоторые теоретические основания.

Под историческим сознанием понимается совокупность представлений общества о своем прошлом и прошлом всего человечества, создающая неразрывную связь и преемственность прошлого и настоящего. На основе понимания своего прошлого и своего места в мировом историческом процессе конкретная общность людей осознает себя как народ.

«Каждая национальная и социальная общность обладает определенным кругом исторических представлений о своем происхождении, важнейших событиях в своей истории, деятелях прошлого, о соотношении своей истории с историей других народов и всего человеческого общества. Такие представления… составляют неотъемлемую часть духовной жизни каждого народа как один из способов его самовыражения и самоутверждения. Благодаря этому данная общность людей осознает себя как народ… Тем самым история органически вплетается в общественное сознание»[1].

Таким образом, историческое сознание рассматривается как естественная и едва ли не важнейшая часть общественного сознания в целом.

Действительно, все элементы, составляющие в совокупности сознание общества: политическое и правовое сознание, мораль, религия, искусство, наука, – имеют свою историю. Понять их можно только рассматривая каждое явление с точки зрения конкретных условий его возникновения и развития. Не случайно сегодня обращение к прошлому постоянно содержится в дискуссиях по кардинальным проблемам современности, на основе оценок прошлого разрабатываются современные социальные теории и идеологические системы. В этой связи особенно важно понять, что представляет собой историческое сознание современных подростков.

Интересно проанализировать полученный фактический материал, говорящий о состоянии исторического сознания подростков, по аналогии с анализом сознания отдельного индивида, используя в качестве отправной точки представления о структуре сознания человека.

Известно, что сознание включает в себя когнитивную, аффективную и волевую сферы. Когнитивная сфера – это сфера нашего мышления. Она содержит и образные представления, основанные на ощущениях и восприятии в целом, и логически выстроенные суждения и умозаключения, основанные на понятиях. Аффективная сфера – это сфера эмоционально-чувственного отношения к миру. Волевая сфера включает в себя мотивы, цели, ценности и установки. Все эти элементы относятся в равной степени, как к самосознанию, так и к предметному, внешнему сознанию.

Очень важно, что все перечисленные сферы и их элементы распределяются не только в зоне осознанной фиксации, осознанного контроля, но и в бессознательной области.

Как память индивида является основой его личного сознания, так и историческая память общества является основой исторического сознания, она формирует его, определяя намерения и настроения людей, их оценки настоящего.

Известно, что историческое сознание конструируется чаще всего вокруг исторических личностей. Кого же помнят наши дети?

Так, в конце 90-х годов на вопрос о наиболее известных им исторических личностях школьники, особенно не задумываясь, называли достаточно большое и разнообразное количество имён, таких как Пётр Первый, Екатерина Великая, Иван Грозный, Ермак, Лжедмитрий, Годунов, Степан Разин, Пугачёв, Ломоносов, Суворов, Александр Невский, Дмитрий Донской, Распутин, Ленин, Сталин, Жуков, Хрущёв, Брежнев, Гагарин, Королёв, Тимирязев, Третьяков, Станиславский. Как видим, это имена не только правителей и политических деятелей, но и учёных, и полководцев.

В 2010 г. тот же вопрос вызвал замешательство и долгие раздумья, после которых были названы Пётр Первый и Сталин (98% опрошенных), ещё 27% вспомнили Ивана Грозного, 9% – Ленина, 3% – Жукова. В апреле 2011 г. к этому списку по вполне понятным причинам добавился Гагарин (74% опрошенных). Самое печальное, что 2% учащихся вообще заявили, что они затрудняются ответить. Обратим внимание: в списке не осталось ни одного деятеля культуры и, кроме Грозного, ни одного персонажа ранее Петра Первого.

Естественно, что после получения такого результата дополнительно были заданы вопросы по персоналиям. На вопрос, кем являются те или иные деятели, были получены, прямо скажем, неутешительные ответы (далее приводятся только ответы, набравшие наибольший процент):

Екатерина Великая – «царица» (заметьте, не императрица, а именно царица);

Ломоносов – «он что-то открыл в науке»;

Ермак, Королёв, Распутин, Тимирязев, Станиславский – 97% затруднились ответить;

Александр Невский, Дмитрий Донской, Хрущёв удостоились общей характеристики: «правители, кажется» (78% опрошенных);

Суворов и Степан Разин были названы военными (69% опрошенных).

Надо заметить, что из исторической памяти напрочь исчезли учёные, изобретатели и путешественники: Мичурин, Павлов, Сеченов, Кулибин, Ползунов, Хабаров, Дежнёв, Крашенинников. Учащиеся не смогли спонтанно вспомнить ни одного художника, архитектора и скульптора ни досоветской, ни советской России.

В 90-е годы старшеклассники не только помнили советских полководцев, но и могли дать им оценку с точки зрения принесённой пользы Отечеству: на первом месте оказался Г.К. Жуков, на втором – К.К. Рокоссовский, на третьем – С.М. Буденный (21%). В десятку наиболее выдающихся военных деятелей России XX в. вошли М.Н. Тухачевский (17%), К.Е. Ворошилов (15%), М.В. Фрунзе (15%), И.С. Конев (13%) и В.К. Блюхер (8%). Примечательно, что в десятку выдающихся российских полководцев вошли белогвардейский адмирал А.В. Колчак (12%) и герой Первой мировой войны генерал А.А. Брусилов (7%)[2]. А в 2009–2011 гг. кроме Жукова и Колчака учащиеся никого назвать не смогли вообще. Более того, многие имена они слышали словно бы впервые.

Самое неприятное открытие касалось того, что подросткам ничего не говорили имена из того прошлого, которое для старших поколений является, строго говоря, настоящим. Это имена Галины Вишневской, Майи Плисецкой, академика Сахарова, академика Лихачёва, Ростроповича. Смутные ассоциации вызывали у них имена известных и любимых старшим поколением актёров: Янковского, Абдулова, Мордюковой. А о таких, как Чирков, Утёсов, Крючков, они вообще не слышали. Кстати, уже в 2010 г. студенты ФИППа, ФАДа и ФТАДа, проходившие практику в школах Москвы и Подмосковья, жаловались на то, что они со старшеклассниками – люди совершенно разных поколений и не понимают образов и смыслов друг друга. В частности школьники не понимали примеров из недавнего прошлого, которые им приводили практиканты.

Кроме персоналий историческая память формируется также и вокруг наиболее значимых событий. Поэтому следующий круг вопросов именно им и был посвящён.

Из событий, наиболее важных для судеб народа, из времени до ХХ в. учащиеся назвали татаро-монгольское иго и войну с Наполеоном. ХХ век запомнился Великой Отечественной войной и Чернобыльской аварией. И только в 2011 г. в их ответах появился такой: «первый полёт человека в космос». Для сравнения приведём данные 90-х годов[3]:

·                    эпоха Петра I (мнение 72% опрошенных),

·                    Великая Отечественная война (57%),

·                    Великая Октябрьская социалистическая революция и Гражданская война (50%),

·                    годы перестройки (38%),

·                    время борьбы с татаро-монгольским игом (29%),

·                    период Киевской Руси (22%).

Далее следовали:

·                    годы после отмены крепостного права (14%),

·                    период нэпа (12%), индустриализация, коллективизация и культурная революция (12%),

·                    время царствования Ивана Грозного,

·                    правление Екатерины II,

·                    первая русская революция (все по 11%).

Обратим внимание, как много событий и целых исторических периодов просто исчезли из памяти.

А теперь посмотрим, как такое содержание исторической памяти отражается в когнитивной сфере на образном восприятии прошлого. Так методом свободных ассоциаций было выявлено, что основные образы, связанные с нашей сравнительно недавней дореволюционной историей, это, с одной стороны, образы войны, несправедливости и отсталости, а с другой – образы балов, красивых нарядов и романтической любви. Более древняя история ассоциируется опять же с войной, нападениями, бесконечными врагами, сельской жизнью. Самое поразительное, что у 63% опрошенных никаких осознанных образов, касающихся древней истории, вообще не возникало, в том числе и былинных, сказочных образов. ХХ век чётко ассоциировался с репрессиями Сталина и образом злодеев-большевиков.

Возникновению нормальных образов не способствовало и то, что из тезауруса обычного среднестатистического школьника исчезли не только бытовые слова прошлого и слова, обозначающие рабочие инструменты, но и многие термины, ещё вчера понятные каждому двоечнику.

Не могу не привести наиболее яркие примеры. Несколько лет назад мы с коллегами задались вопросом, как понимают русские сказки наши дети, как они себе представляют образный ряд, бытовые реалии, существующие в этих сказках. Результаты нас, мягко говоря, ошеломили. Опять же остановимся на тех ответах, которые звучали чаще всего. Так ушат превратился в шапку-ушанку. Давайте представим, как в этом случае звучат строки из «Федорина горя» К.И. Чуковского: «посмотри-ка ты в ушат, тараканы там кишат»… Рогожа оказалась кривой прыщавой «рожей». Тут же возникает странный образ из «Конька-Горбунка», когда герой отодвигает рогожу, чтобы посмотреть, как там в конюшне поживают его лошадки. Самое вменяемое объяснение, что такое ступа, звучало так: «это – самолёт Бабы Яги».

Слова «приподнимая косулю тяжелую, баба поранила ноженьку голую» у большинства вызывали недоумение: зачем ей понадобилась приподнимать животное и как она от него смогла пораниться? В лучшем случае представлялась коса, но ни один даже представить не мог, что речь идёт о сохе.

В этом году выяснилось, что учащиеся не понимают, что такое ростовщичество, что значит «давать деньги в рост»; подводная повинность, как оказалось, ассоциируется исключительно с водой, так же как и собственно подвода. Это скорбный список можно продолжать до бесконечности.

Иногда подростки демонстрируют удивительные представления о прошлом, почерпнутые из телевидения и Интернета. Так недавно старшеклассник на уроке сообщил, что царская полиция… защищала конституционные права граждан России. Трудно было бы представить источник этой странной информации, если бы не просмотр одного ток-шоу, в котором некий полицейский чин кричал на всю страну, что мы очерняем царскую полицию. Далее приводились слова, процитированные школьником. Причём этот господин полицейский заявлял, что он отвечает за свои слова и вообще «историю учить надо».

Не менее трагикомичную информацию относительно татаро-монгольского ига в качестве истины преподнёс один шестиклассник, торжественно показав, что он нашёл в Интернете: «Как только на Руси стало известно о существовании Золотой орды, туда тут же отправились молодые ребята, чтобы... пограбить пришедших из богатого Китая на Русь монголов. Лучше всего описаны русские набеги XIV века. В 1360 году новгородские хлопцы с боями прошли по Волге до Камского устья, а затем взяли штурмом большой татарский город Жукотин. Захватив несметные богатства, ушкуйники вернулись назад и начали “пропивать зипуны” в городе Костроме.

С 1360 по 1375 год русские совершили восемь больших походов на среднюю Волгу, не считая малых налетов. В 1374 году новгородцы в третий раз взяли город Болгар (недалеко от Казани), затем пошли вниз и взяли сам Сарай – столицу Великого хана. В 1375 году смоленские ребята на семидесяти лодках под началом воевод Прокопа и Смолянина двинулись вниз по Волге. Уже по традиции они нанесли “визит” в города Болгар и Сарай. Причем правители Болгара, наученные горьким опытом, откупились большой данью, зато ханская столица Сарай была взята штурмом и разграблена. В 1392 году ушкуйники опять взяли Жукотин и Казань. В 1409 году воевода Анфал повел 250 ушкуев на Волгу и Каму. За время татарского “ига” русские ходили на татар каждые 2–3 года, Сарай палили десятки раз, татарок продавали в Европу сотнями. Что делали в ответ татары? Писали жалобы! В Москву, в Новгород. Жалобы сохранились». К сожалению, сайт он не указал.

Согласитесь, что при таком информационном и образном наполнении когнитивной сферы трудно ожидать полноценного логического осмысления исторических событий. Не случайно, что в большинстве своём подростки без специальной подготовки не могут расположить события и имена исторических деятелей в хронологической последовательности, большинство не в состоянии отличить повод события от его причин, итоги – от последствий. Практически никто даже не пытается объяснить действия людей, исходя из обстоятельств их жизни и характеров, учащиеся не видят общего контекста конкретных событий и абсолютно не в состоянии соотнести их с контекстом мировой истории. В 90% случаев не помогают даже наводящие вопросы.

Итак, состояние когнитивной сферы показывает отсутствие сколько-нибудь связного представления о нашем прошлом, скорее можно говорить о каких-то достаточно случайных обрывках знаний, смутных, довольно странных и порою то мрачных, то комичных образах. Это не даёт возможности минимально объективно осмыслить наше прошлое и приводит к отсутствию осмысленных прогнозов будущего. Более того, можно констатировать, что историческое сознание подростков не представляет собой целостного взгляда на мир, включающего знания, понимание и отношение к историческому прошлому. Очень слабо прослеживаются представления о взаимосвязях исторического прошлого с реалиями сегодняшнего дня. Нарушена общность образного и смыслового наполнения когнитивной сферы сознания старших поколений и подростков.

Теперь стоит посмотреть наполнение аффективной сферы исторического сознания подростков. Надо сказать, что метод свободных ассоциаций позволяет выявить не только осознанные, но и подсознательные эмоционально-чувственные отношения к событиям прошлого. К сожалению, эмоции эти носят достаточно негативный характер: страх, жалость, стремление не думать об этом. Осознанные чувства тоже не отличаются оптимизмом: чувство гордости в целом назвали всего 17% опрошенных, примерно столько же высказали равнодушие. И только Победа в Великую Отечественную войну вызвала безусловное чувство гордости, да ещё 54% гордились победами Петра Первого. Слово «уважение», как и слова «радость», «интерес» в ответах подростков вообще не упоминались. Зато на подсознательном уровне явно ощущалось чувство неловкости, если не униженности. Причина таких эмоций и чувств станет понятной, если обратить внимание на то, что ни позитивных событий, ни людей, с которыми связаны величайшие достижения в культуре, в памяти просто нет. Оценка недавнего прошлого, 90-х годов, в частности, тоже оказалась негативной, так как эти годы ассоциировались исключительно с терактами и бандитизмом.

При таком состоянии когнитивной и аффективной сфер неудивительно тревожное состояние волевой сферы. Так, у значительного числа подростков (32% опрошенных) существует установка на то, чтобы при первой же возможности уехать из страны, эта установка сопровождается неосознанным раздражением от того, что данной цели достичь не удастся. Примерно столько же (25%) считают, что надо поквитаться со всеми врагами и тогда всё будет хорошо. Причём врагов ищут в представителях других национальностей. Большинство же вовсе не понимают, что делать и предпочитают над этим не задумываться.

Подводя итоги, надо отметить, что некоторые исследователи выделяют четыре уровня исторического сознания[4]. Первый (низший) уровень формируется такими же способами, как и обыденное сознание, на основе накопления непосредственного жизненного опыта, когда человек на протяжении своей жизни наблюдает какие-то события или даже является их участником. Очевидно, что для формирования этого уровня у подростков слишком мало собственного опыта, который им заменяют СМИ и досужие разговоры старших. Следующая ступень исторического сознания может формироваться под влиянием художественной литературы; кино, радио, телевидения, театра, живописи, под влиянием знакомства с историческими памятниками. В любом случае эти два уровня содержат в себе неупорядоченную информацию. Систематизированная информация появляется в основном через систему образования. Такая информация характерна для третьей ступени исторического сознания, которая формируется на основе собственно исторических знаний, приобретаемых на уроках истории в школе. И наконец, на четвертой (высшей) ступени формирование исторического сознания происходит на базе всестороннего теоретического осмысления прошлого, на уровне выявления тенденций исторического развития. На основе накопленных историей знаний о прошлом, обобщенного исторического опыта формируется научное мировоззрение, предпринимаются попытки получить более-менее четкое представление о природе и движущих силах развития человеческого общества, его периодизации, смысле истории, типологии, моделях общественного развития.

Совершенно очевидно, что в настоящее время историческое сознание наших подростков находится на самом первом уровне. И роль школьного образования в его формировании исчезающее мала. Можно было бы говорить о причинах такого положения дел, но этот вопрос выходит за рамки данной статьи и требует самостоятельного детального рассмотрения.

Можно сделать вывод о том, что историческое сознание общества находится в состоянии «раскола» и одна из линий раскола отчётливо проходит между поколениями.

В результате мы можем наблюдать кризис идентичности подростков, который явился результатом постепенного разрушения представлений о собственном целостном, устойчивом «Я», представлений о непрерывности своего существования в историческом времени и пространстве, лежащих в основе самоидентификации как отдельной личности, так и общества в целом.

В конечном счёте можно сказать, что внешнее, предметное историческое сознание не даёт подросткам внятного ответа на вопросы: что меня окружает? что представляет собой окружающий меня мир? почему он такой, а не иной? как в нём жить дальше? Остаются для подростков без ответа и более значимые вопросы, на которые должно отвечать историческое самосознание: кто я? какой я? откуда я? почему я такой, а не иначе? чего я хочу? что я могу и не могу? что мне делать дальше? на что надеяться?

Причины такого положения дел требуют срочного и всестороннего анализа. Пока ещё не поздно. Если уже не поздно.

 

Опубликовано: Волошина О.И. Некоторые размышления об особенностях исторического сознания современных подростков // Будущее нашего прошлого: мат. науч. конф. Москва, 15–16 июня 2011 г. / отв. ред. А.П. Логунов; Рос. гос. гуманит. ун-т, Фак-т истории, политологии и права, Каф. истории и теории ист. науки. М., 2011. C. 79–89.


[1] Федеральный портал protown.ru. URL: http://www.protown.ru/information/hide/5825.html.

[2] См.: Тощенко Ж.Т. Историческое сознание и историческая память: Анализ современного состояния // Новая и новейшая история. 2000. № 4. Цит. по электронной версии. URL: http://vivovoco.rsl.ru/VV/JOURNAL/NEWHIST/HIMEM.HTM.

[3] Там же.

[4] Федеральный портал protown.ru. URL: http://www.protown.ru/information/hide/5825.html.

 
 

Конференции.
Круглые столы.
Выставки. Презентации
Международный научный симпозиум «Социально-экономическое развитие бывших регионов Российской империи в ХІХ – начале ХХ в.»

Проведение симпозиума запланировано 3–6 апреля 2014 г. в г. Ялта

 
2-я Всероссийская научно-практическая конференция «Сохранение электронной информации в России»
5 декабря 2013 г. в Москве при поддержке Министерства культуры Российской Федерации состоится
 
Олимпиады по истории

Олимпиада РГГУ для школьников 11-х классов

 



Вестник архивиста

Информационная система <<Архивы Российской академии наук>>

Для размещения материалов на сайте обращайтесь на электронную почту rodnaya.istoriya@gmail.com
© 2017 Родная история. Все права защищены.