Школьные учебники истории: политические технологии формирования будущего | История современной России | История современной России

 

О проекте О проектеКонференции КонференцииКонтакты КонтактыДружественные сайты Дружественные сайтыКарта сайта
Главная История современной России История современной России Школьные учебники истории: политические технологии формирования будущего  
Школьные учебники истории: политические технологии формирования будущего

Н.В. Шатина (ФИПП РГГУ)

Одним из важнейших способов формирования картины мира являются школьные учебники. Совершенно не случайным оказывается внимание политиков к этой проблеме (заметим, что именно учебники по истории и обществознанию вызывают столь бурный интерес политиков, которые, не будучи профессионалами, достаточно легко выносят оценочные суждения и призывают закрепить их в качестве «объективного исторического знания»). О том, что формат учебника дает возможность легитимного производства идеологий, писал еще в 1980-е годы Марк Ферро. По его словам, учебник формирует представления о мире, создавая «образ других народов или собственный образ, который живет в нашей душе. Школьный учебник, по мнению Ферро, «говорит о современных проблемах… не меньше, чем о прошлом»[1].

Об этом пишут и современные российские авторы. Так, по мнению российского историка Н. Соколова, «школьный курс истории традиционно выполняет роль “идеологической скрепы”… гражданской нации во многих странах Старого Света»[2].

Тем, что основным субъектом истории в России стало государство, мы обязаны Екатерине II. Развивая идеи французских просветителей, императрица весьма своеобразно трактовала концепт «общего блага». Именно Екатерина заложила традицию понимания «общего блага» как блага государства. В начале XIX в. на этом понимании выстраивался первый систематический курс русской истории Н.М. Карамзина. Оценка исторических событий производилась им на основе их «полезности» для укрепления государственной мощи. Последнее же, по Н.М. Карамзину, напрямую было связано с авторитарным характером власти: «Россия основалась победами и единоначалием, гибла от разновластия и спаслась мудрым самодержавием»[3].

Идеи Н.М. Карамзина стали основой массовых гимназических учебников дореволюционной России[4]. «Карамзинская схема» оказалась весьма устойчивой и адекватной политическому заказу власти. Редкие попытки отхода от этой схемы (школа М.Н. Покровского, перестроечный период) довольно быстро заканчивались реставрацией государственнической модели построения истории. При этом достаточно отчетливо прослеживается взаимосвязь трактовки истории в школьных учебниках и качества политического режима. Нарастание тоталитарных и авторитарных тенденций приводила (и приводит) к сворачиванию «разномыслия» и диалога в школьных учебниках. Авторские оценки событий становятся единственно верными – от школьника требуется не размышление, а запоминание и трансляция, реализуется «пропагандистская» модель учебника.

В новой России такой возврат обозначился с начала 2000-х годов. В дискурс школьной истории постепенно возвращаются привычные идеологемы «могущественное государство», «особый путь», «сильная власть», «внешний враг» и др.

В марте 2011 г. состоялся первый Всероссийский съезд учителей истории и обществознания, на котором присутствовали чиновники Министерства образования, официальные представители власти, руководители ведущих университетов страны. Лейтмотивом пленарного заседания стала идея «воспитания патриотов». Ученому сообществу глава Администрации президента С. Нарышкин предъявил и новую дату начала истории российского государства, объявив, что в 2012 г. страна отметит его 1150-летие. Несложный подсчет позволяет понять, что речь идет о 862 г., т. е. дате призвания Рюрика на княжение в Новгороде. О том, что это заявление С. Нарышкина неслучайно, свидетельствуют и аналогичные высказывания главы Центризбиркома Вишнякова. Так политики пишут новую российскую историю, начисто забывая об историках. Характерно и то, что практически никто из собравшихся не возразил кремлевскому чиновнику.

В контексте внимания нынешней российской власти к преподаванию истории и обществознания в школе интересно провести параллели с тоталитарным режимом 1930-х годов. К проблеме качества и содержания исторического образования в школе власть обратилась в середине 1930-х годов. 15 мая 1934 г. было принято Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О преподавании гражданской истории в школах СССР», в котором особое внимание уделялось школьным учебникам.

На этом основании группа историка Н. Ванаги подготовила новый школьный учебник. Не случайно, что основными экспертами стали не профессионалы-историки, а члены Политбюро (свои замечания дали Сталин, Киров и Жданов). Основные претензии к авторам состояли в недооценке ими прогрессивного значения «собирания земли русской», роли Минина и Пожарского в освобождении страны от иноземной оккупации[5]. Однако автор уже не успел устранить замечания − в 1937 г. Н. Ванага был расстрелян[6].

14 февраля 1936 г. Жданов возглавил жюри конкурса на лучший школьный учебник по истории СССР[7]. Победил коллектив преподавателей Московского педагогического института во главе с А.В. Шестаковым. Но политическое руководство вновь не было удовлетворено. Сталин лично внес ряд исправлений, содержавших новую трактовку опричнины Грозного (как прогрессивной политики, укреплявшей российскую государственность) и ввел идеологему «татарское иго», «позволяющую представить вассалитет северо-восточной Руси к Орде не как результат сознательной политики владимирских князей и прежде всего Александра Невского, а как некоторое неизбежное и фатальное бедствие неопределенной природы»[8]. Сталинская схема стала основой не только школьных, но и вузовских учебников. Единственным добавлением брежневского периода было положение о победе СССР во Второй мировой войне как результате функционирования эффективной авторитарной государственной машины.

Таким образом политическая элита в советский период определяла оценочные подходы в отечественной истории. Особенно значимым это представляется в связи с тем, что все школьники страны учились по единым учебникам (для каждого класса был утвержден министерством один учебник). Это позволяло власти задавать нужный ей идеологический вектор.

Попытка отойти от единственно верного и объективного представления истории в формате школьного курса связана с периодом перестройки и первыми годами существования новой России. Именно в этот период резко возрос общественный интерес к истории страны, связанный со снятием большинства идеологических запретов и открытием неизвестных широкой публике документов. Одним из главных достижений этого периода стал плюрализм взглядов и концепций. В 1994 г. появились новые учебники российской истории, а учителя смогли самостоятельно их выбирать[9].

Тем не менее, уже в начале 2000-х годов политики перешли в наступление на фронте школьной истории. Именно тогда политической элите потребовались новые смысловые концепты. Заявив о консолидации общества, власть искала новые символы культурной идентичности. Концепты «революций» («переворотов») как разрушительной силы русской истории и тоталитарных практик 1930-х годов уже не могли устроить элиту 2000-х, так как они прочно были связаны с «демократами 1990-х годов»). Зато вновь востребованными оказались патриотическая риторика, героизм побед и радость свершений великого российского народа. Критерием оценок качества учебников совершенно не случайно стало освещение в них событий периода Второй мировой войны, а ведущим концептом − «территориальное единство», которое способна обеспечить сильная «вертикальная» власть[10].

Первым с обвинением авторов учебников в «неправильной версии истории» выступил премьер-министр М. Касьянов (30 августа 2001 г.). Он отметил, что «правительство вовремя не обратило внимания на учебники новейшей истории», результатом чего стала недооценка героического прошлого страны. Хотя конкретный автор не упоминался, понятно было, что речь шла об учебнике И. Долуцкого[11].

Немедленно отреагировали и министерские чиновники и лояльные провластные эксперты. Прошло экстренное заседание Экспертного совета, по решению которого министр образования В. Филиппов в декабре 2003 г. подписал приказ о снятии грифа «рекомендован» с учебника «Отечественная история. 20 век» для 10−11 классов под редакцией И. Долуцкого[12]. По словам заместителя министра Болотова, «достаточно полистать учебник, чтобы в нем увидеть предвзятое отношение к нашей российской истории, к ее последним годам, и пристрастное изложение материала»[13].

После этого сам президент на встрече с историками в Российской государственной библиотеке (27 ноября 2003 г.) высказался за необходимость проанализировать качество школьных учебников. Он заявил, что «в свое время историки напирали на негатив, так как была задача разрушить прежнюю систему... Сейчас у нас иная − созидательная задача. При этом необходимо снять всю шелуху и пену, которые за эти годы наслоились», а учебники «должны воспитывать у молодежи чувство гордости за свою историю и свою страну». Гнев В.В. Путина вызвало и то, что многие школьные учебники писались на деньги, полученные авторами по иностранным грантам. Это было воспринято президентом как давление на концептуальные подходы авторов. Чуть позже, ссылаясь на пожелания ветеранов войны, В.В. Путин обратился с письмом в Академию наук, в котором просил представить к 1 февраля подробный отчет о состоянии учебников истории[14].

В дискуссию о российских учебниках включились и иностранные авторы. Так, в газете The Times Дж. Суини высказал мнение, что призыв к созданию «патриотических учебников» − это «попытка переписать историю»[15].

В конце января министр образования В. Филиппов объявил о начале проверки учебников, а через несколько дней добавил, что по каждому предмету останется только три учебника[16]. Подключение В.В. Путиным Академии наук указывает на его желание опереться на экспертное мнение авторитетной организации. Естественно, что ведущим экспертом по учебникам истории должен был стать Институт российской истории Академии наук и его директор А.Н. Сахаров (известный своими симпатиями к сильному и авторитарному государству).

Собственно, основное требование к школьному курсу истории определил В.В. Путин, сделав критерием отбора фактов и их оценки воспитание чувства гордости. Этот концепт был положен в основу объявленного Министерством образования конкурса на образцовый (а потому и единственный!) учебник истории. В положении о конкурсе отмечалось, что образцовый учебник должен «способствовать воспитанию патриотизма, гражданственности, общенационального самосознания, исторического оптимизма»[17].

Победителем конкурса стал авторский коллектив во главе с Н. Загладиным, возвращающий школьную историю к карамзинской схеме и к «объективной» и единственно правильной версии. Главными действующими лицами истории в версии загладинского коллектива вновь становятся государство и его вожди. Характерно, что, чем ближе авторы подходят к современности, тем положительнее оценки деяний политической элиты. Однако этот учебник все же не устроил экспертов от власти.

Вопрос об учебниках истории вновь возник в 2007 г. на встрече В.В. Путина с учителями истории (на Всероссийской учительской конференции). И вновь министерские чиновники рьяно поддержали инициативу власти. В конце июня 2007 г. в Москве прошла Всероссийская научно-практическая конференция «Актуальные вопросы преподавания новейшей истории и обществознания». Министр образования и науки А. Фурсенко и первый заместитель главы Администрации президента В. Сурков презентовали участникам конференции две книги для учителя: «Новейшая история России 1945−2006 гг.» и «Обществознание. Глобальный мир в ХХI веке», тогда только что выпущенные издательством «Просвещение». Только эти — и никаких других. Пособия были подготовлены авторским коллективом во главе с московским политтехнологом А. Филипповым (зам. директора Национальной лаборатории внешней политики). В них реинкарнирован образ России как «осажденной крепости», обосновывающий необходимость сильной власти. Произошел и возврат к позитивной оценке роли Сталина как организатора победы в Отечественной войне. Основные идеи этого пособия легли в основу нового учебника[18].

После конференции некоторых делегатов привезли в Новоогарево на встречу с В.В. Путиным. На этой встрече В.В. Путин отметил, что существующие учебники абстрактно и противоречиво освещают события, и обнадежил: «…к новому учебному году наши историки и обществоведы получат новые учебные пособия для учителей. Ждем, что в скором времени учебники такого уровня будут подготовлены и для самих школьников» (из стенограммы)[19].

Практически в это же время на сайте издательства «Просвещение» появилась анонимная записка «О концепции курса истории России 1900−1945 гг.», в преамбуле которой говорилось: «Основное внимание учащихся предполагается сконцентрировать на объяснении мотивов и логики действий власти». В концепции содержалось обоснование идей изоляционизма и «своего железного занавеса», оберегающего страну от «европейских противоречий и влияния»[20].

Обсуждение книг для учителей и еще не написанных учебников продолжилось на региональных научно-практических конференциях учителей и преподавателей истории (во всех семи федеральных округах). В них участвовали (и довольно активно) местные чиновники, включая губернаторов и полномочных представителей президента в регионах. Подавалось это как широкое общественное обсуждение с безальтернативной, впрочем, итоговой резолюцией.

Для повышения статуса предъявленных пособий кремлевские политтехнологи (В. Сурков и Д. Поллыева) начали и академическую «дискуссию». В сентябре 2008 г. в Академии наук состоялось совещание академической образовательной ассоциации гуманитарного знания, которое вел директор Института всеобщей истории академик А. Чубарьян. (Присутствовали: ректор МГУ им. М.В. Ломоносова В. Садовничий, секретарь Совета при Президенте РФ по науке, технологиям и образованию Д. Поллыева, сотрудники академических институтов, ректоры университетов).

Интересно, что сам автор книги «Обществознание. Глобальный мир в ХХI веке» Л. Поляков на совещании признал, что книга − заказ Администрации президента: «Этот проект не мог бы состояться без внимания главы государства и кураторства Суркова». В качестве одной из целей учебника он назвал «россиецентризм − взгляд глазами россиянина на глобальный мир», признав при этом, что «в такой форме, сочетающей объективность и россиецентризм, можно нести обществу в целом национальную идеологию».

Ученые и ректоры вузов вполне в духе сталинско-брежневской эпохи вели речь о пособиях, которые успели лишь полистать, получив при регистрации. Впрочем, и А. Чубарьян и В. Садовничий особо не стремились глубоко обсуждать предложенные пособия и попытались аккуратно от этого уклониться.

На совещании были высказаны и критические замечания[21]. Наиболее четко ситуацию обозначил доктор исторических наук А. Шубин: «Это пособие стремится восславить государство в ущерб обществу. Государственность здесь − точка отсчета всех интересов страны, а страна не сводится к государству. Я уже не говорю о том, что на некоторых страницах прямо восславляются сталинские методы “повышения эффективности аппарата”». Тем не менее в проекте резолюции инициатива по созданию учебника была одобрена.

В 2008 г. «правильный» учебник, учивший школьников, что И. Сталин – эффективный менеджер, а Л. Брежнев сыграл положительную роль, отдельные «деформации» исторически оправданны, а практически каждое значимое событие связано «с именем и деятельностью президента В.В. Путина», был подготовлен[22]. Правда, из-за активного участия в дискуссии СМИ, учителей, представителей академической науки состав авторов учебника расширился, и он в итоге оказался менее идеологизированным, чем книга для учителя. (В числе его авторов оказались политолог О. Гаман-Голутвина, историк П. Данилин, (шеф-редактор портала Кремль.орг, в Живом журнале – leteha, на сайте издательства «Просвещение» вместо его должности указано: «всероссийская общественная организация “Молодая гвардия Единой России”»)[23].

Тем не менее внедрить этот учебник как безальтернативный тогда не удалось. «Продавливание» данного варианта было сдержано резкими выступлениями в СМИ, вниманием к данной проблеме иностранных экспертов[24]. Кроме этого, политическая элита так и не получила того варианта учебника, который бы ее удовлетворил.

Наступление политики на российскую историю продолжается. Более того, оно приобретает институциональные формы (Комиссия по фальсификации истории, фонд) и проникает в профессиональную среду. Лояльные власти эксперты из числа именитых историков ради сохранения своих центров и структур покупают лояльность власти либо молчаливым согласием, либо прямым участием во властных проектах. По словам Н. Соколова, «научное историческое сообщество в России не сложилось в экспертную корпорацию, заслужившую доверие общества. Оно остается с советских времен конъюнктурно «коррумпированным» властью и готово исполнять любые ее заказы[25].

К данной теме вернулся уже нынешний российский президент Д.А. Медведев. В январе 2009 г. ему в руки попали тестовые вопросы ЕГЭ. Характерно, что основное возмущение главы государства связано с тестовыми заданиями, посвященными Великой Отечественной войное «Чудовищно! − резюмировал Медведев. – Если мы и дальше будем по таким учебникам готовить наших школьников, представляете, какие у них знания будут о периоде войны!».

Вопрос о преподавании истории в школе – это не спор о педагогике, это спор о том, какая историческая картина мира сформируется у школьников, научатся ли они размышлять или просто транслировать идеологемы учебников (вполне в духе советской школы, где ученики на экзамене должны были дословно заучивать главные партийные документы). По мнению британского историка Орландо Фиджеса, «историческая мифология Путина сочетает советские мифы (лишенные коммунистической упаковки) с элементами государственничества, характерными для Российской империи времен царизма»[26].

Возврат «карамзинской» схемы в школьном курсе истории, дополненной позитивными оценками авторитарных властных конструкций формирует весьма своеобразных «патриотов», готовых поддерживать единую линию единой партии с постоянным единым лидером. Это не оставляет места для размышлений, плюрализма, тем самым существенно отдаляя Россию от демократического будущего.

Последние перемены в образовании только усиливают данные тенденции. Проект новых стандартов старшей школы, в которых в качестве обязательных были определены лишь четыре весьма своеобразных предмета (обеспечение безопасности жизни, физкультура, Россия в мире и индивидуальный проект), сокращение количества предметов, которые школьники могут выбрать, уже вызвал резкую критику. Даже при внесенных поправках проект по-прежнему спорен. История попала в блок гуманитарных предметов, которые школьник может выбрать и изучать на профессиональном или интегрированном (облегченном) уровне. Исходя из того, что школьники считают историю сложным предметом, требующим значительных усилий по запоминанию дат и фактов, а также из того, что профессиональный труд историка оценивается весьма невысоко и непристижен, маловероятно, что этот предмет школьники выберут. Поэтому особо интересен нам непонятный пока курс «Россия в мире». Комментарии по его содержанию дал один из разработчиков В.Л. Дронов (главный редактор пресловутого издательства «Просвещение»). В.Л. Дронов характеризует курс как синтетический, при этом определяя, что его цель – формирование у школьников картины мира. Курс рассчитан на два года. В первый год историческому содержанию должно быть посвящено 50%, а во второй – 25% курса. Другая его часть – набор огромного числа предметных областей (экономика, социология, демография, позиционирование в мире, духовная и материальная культура, религия, общественная мысль, быт, грамотность, образ жизни и др.)[27]. Естественно, что важным окажется то, какую картину мира сочтут необходимой формировать у школьников разработчики учебника (а он будет один).

Опубликовано: Шатина Н.В. Школьные учебники истории: политические технологии формирования будущего // Будущее нашего прошлого: мат. науч. конф. Москва, 15–16 июня 2011 г. / отв. ред. А.П. Логунов; Рос. гос. гуманит. ун-т, Фак-т истории, политологии и права, Каф. истории и теории ист. науки. М., 2011. C. 284–296.


[1] Ферро М. Как рассказывают историю детям в разных странах мира. М., 2010.

[2] Соколов Н. Век сурка, или Краткая история коловращения российских учебников истории //Полит.ру. URL: http://www.polit.ru/analytics/2008/10/15/history.html; Карацуба И.В. Курукин И.В. Соколов Н. П. Выбирая свою историю: «Развилки» на пути России: от рюриковичей до олигархов. М., 2006.

[3] Карамзин Н. М. Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях. М., 1991.

[4] См.: Устрялов Н.Г. Начертание русской истории для учебных заведений. СПб., 1839; Илловайский Д.И. Руководство к русской истории. Средний курс. СПб., 1863.

[5] См.: Антоненко С. Конфессиональная составляющая исторического дискурса в современной России // Исторические исследования в России - 2. Семь лет спустя / Под ред. Г. Бордюгова. М.: АИРО-ХХ, 2002. С. 282-312.

[6] Гайворонский К. У нас богатый опыт создания «единственно верной версии истории». [Электронный ресурс]. URL: // http://www.newsland.ru/news/detail/id/336922.

[7] Интересно, что свой учебник написал и М.А. Булгаков, который после снятия пьес из репертуара театров и отказа в публикациях пытался найти какую-нибудь работу. В фондах писателя сохранился текст этого учебника.

[8] Соколов Н. Русский перевод: Ферретти М. Расстройство памяти: Россия и сталинизм // Мониторинг общественного мнения. 2002. № 5. С. 40–54.

[9] См.: Юрганов А.Л., Кацва Л.А. История России VIII–XV вв. М.:1994; Они же. История России XVI−XVIII вв. М., 1994; Долуцкий И.И. Отечественная история: ХХ век: Ч. 1–2: Учеб. для 10-х кл. сред. шк. М., 1994. Ч. 1–2.

[10] Потапова Н.Д. Школьные учебники о новейшей истории России: поэтика и политика. [Электронный ресурс]. URL: http://www.politmemo.ru/publication/school_history_book/ (дата обращения 24.04.2011).

[11] Цит. по.: Дубровский А.М. Историк и власть: историческая наука в СССР и концепция истории феодальной России в контексте политики и идеологии. (1930−1950). Брянск, 2005. С.261.

[12] Учебник Долуцкого был одним из самых ранних новых демократических учебников, которые появились после событий 1993 года. Первое его издание вышло в 1994 году, он много раз переиздавался большими тиражами. Снятие министерского грифа «рекомендован» формально в тех условиях не означало запрета и не сопровождалось политической мотивировкой, но сам автор и вслед за ним многие аналитики связывали запрет с «неугодной для новой власти идеологией» учебника.

[13] Минобразования запретило учебник Долуцкого по истории XX века [Электронный ресурс]. URL: //http://www.newsinfo.ru/news/2003-12-02/item/558016/.(дата обращения 24.04.2011).

[14] См.: Путин В.В.: Учебники истории должны воспитывать чувство гордости за страну // Грани.ру [Электронный ресурс]. URL: http://www.grani.ru/Society/History/m.52082.html(дата обращения 24.04.2011).

[15] Суини Дж Российские учебники − попытка переписать историю // The Times // http://www.inopressa.ru/article/01Dec2009/times/history.html (дата обращения 24.04.2011)

[16] Министр образования РФ Владимир Филиппов считает, что в учебниках истории не должно быть места публицистике. ИТАР-ТАСС. 2.2.2004 //http://politics.pravda.ru/politics/2004/1/15/15831 (дата обращения 26.01.2004)/

[17] Цит. по: Соколов Н. Указ. раб. Среди условий конкурса, было условие, что учебник должен: «показывать историю России как историю многонационального государства; способствовать воспитанию патриотизма, гражданственности, общенационального самосознания, исторического оптимизма, уважения к историческому и культурному наследию народов России и всего мира, формированию ключевых социальных компетенций; служить важным фактором консолидации российского общества, органического восприятия учащимися значения демократических преобразований в обществе; исходить из целостного методологического представления авторов об отечественной истории и наличии в обществе альтернативных взглядов на историческое прошлое, отражать плюрализм в трактовках и подаче исторического материала; воспитывать молодежь в духе толерантности и уважения к иным взглядам и убеждениям, нетерпимости к любым формам расизма, национальной исключительности и экстремизма; предусматривать возможность включения в минимум содержания исторического образования − модуля, реализующего региональный компонент».

[18] Филиппов А.В. Новейшая история России: 1945–2006: кн. для учителя. М., 2007. История России. 1945–2007: учебник для учащихся общеобразовательных учебных учреждений / Под ред. А.А. Данилова, А.И. Уткина и А.В. Филиппова. М., 2008. Сам А.В. Филиппов стал автором последних разделов книги, содержащих оценки политики путинского периода.

[19] См.: Быков К. Великая Отечественная в учебниках истории [Электронный ресурс]. URL: www.pobeda-60.ru/main.php?trid=1413; Белоус Е. Псевдолиберализму нет места в учебниках истории [Электронный ресурс]. URL: // http://politics.pravda.ru/politics/2004/1/1/5/15831_HISTORY.html. 26.01.2004. (дата обращения 28.04.2011)

[20] Новая газета 2008. 8 сентября. [Электронный ресурс]. URL: http://www.novayagazeta.ru/data/2008/66/00.html (дата обращения 24.04.2011).

[21] С критическими замечаниями выступили академик Гусейнов (директор Института философии РАН), декан исторического факультета Тверского университета И. Серегина, профессор Е. Сергеев, автор учебника по новейшей истории зарубежных стран и некоторые другие участники дискуссии. Так, Серегин отметил существенные недостатки в книге по новейшей истории. К ним он отнес периодизацию книги (по периодам деятельности генсеков и президентов), необоснованную критику Горбачева, множество фактических ошибок и в целом антизападный контекст.

[22] Рыбина Л. В кратчайшие сроки подготовлен «правильный» учебник новейшей истории. //Новая газета. 2007. 24 сент. [Электронный ресурс]. URL: http://www.novayagazeta.ru/data/2007/73/00.html (дата обращения 24.04.2011). Приведем несколько абзацев учебника: «Советский Союз не был демократией, но он был ориентиром и примером лучшего, справедливого общества для многих миллионов людей во всем мире» (с. 6). После приведенных данных опроса ФОМ о том, какую роль Сталин сыграл в истории России (по результатам опроса 47% ответили «положительную», 29% — «отрицательную»), следует: комментарий: «Таким образом, противоречивые оценки исторической роли Сталина имеют под собой очевидные основания. С одной стороны, его рассматривают как наиболее успешного руководителя СССР. Именно в период его руководства была расширена территория страны, достигшая границ бывшей Российской империи (а где-то превзошедшая их); одержана победа в величайшей из войн — Великой Отечественной войне; осуществлена индустриализация экономики и культурная революция, в результате которой не только возросла доля лиц с высшим образованием, но и была создана лучшая в мире система образования; СССР вошел в число передовых государств в области развития науки; была практически побеждена безработица» (С. 93). «Со смертью И.В. Сталина в истории Советского Союза закончилась эпоха штурмового продвижения к экономическим и социальным вершинам» (с. 95).. Н. С. Хрущев назван в пособии «самым большим утопистом» (С. 129,181). Л.И. Брежнев «сыграл положительную роль в истории России».При Ю.В. Андропове – «давно не виданная компания по укреплению трудовой дисциплины» (С. 215). При Путине «Россия вышла из затяжного экономического кризиса, решила долговую проблему и в условиях экономического роста приступает к решению наиболее острых социальных проблем… практически каждая значимая мера связана с именем и деятельностью президента В.В. Путина» (С. 450–451).

[23] Интересна и достаточно цинична запись, которую сделал в своем ЖЖ Leteha: «Учить детей вы будете по тем книгам, которые вам дадут, и так, как нужно России. Те же благоглупости, которые есть в ваших куцых головешках с козлиными бороденками, из вас либо выветрятся, либо вы сами выветритесь из преподавания».

[24] Спор о преподавании советской истории в школе наивно считать спором о педагогике // Новая газета. 2007. 24 сент.. № 73; Последний писк истории государства Российского // Новая газета. 2008. 8 сент. № 66; Оперативная разработка учебника истории // Новая газета. 2008. 23 окт. № 76 («Манифест неосталинизма»); Ферроти М. Обретенная идентичность. Новая «официальная история» путинской России //Неприкосновенный запас. 2004. №4(36). Мария Феретти (р. 1958) – историк, специалист по истории СССР в 1920-е годы. Преподаватель Российского государственного гуманитарного университета. Автор книг «La memoria mutilata. La Russia ricorda» («Искалеченная память. Россия вспоминает». Milano, 1993) и «LabattagliadiStalingrado» («Сталинградская битва». Firenze, 2001).

[25] Цит. по: Соколов Н. Указ. соч.

[26] //Цит. по: Суини Дж. Указ. соч.

[27] См.: Новый курс Росстя в мире [Электронный ресурс]. URL: http://yandex.ru/yandsearch?text=%D1%81%D0%BE%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B6%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5+%D0%BA%D1%83%D1%80%D1%81%D0%B0+%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F+%D0%B2+%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B5&lr=213.

 
 

Конференции.
Круглые столы.
Выставки. Презентации
Международный научный симпозиум «Социально-экономическое развитие бывших регионов Российской империи в ХІХ – начале ХХ в.»

Проведение симпозиума запланировано 3–6 апреля 2014 г. в г. Ялта

 
2-я Всероссийская научно-практическая конференция «Сохранение электронной информации в России»
5 декабря 2013 г. в Москве при поддержке Министерства культуры Российской Федерации состоится
 
Олимпиады по истории

Олимпиада РГГУ для школьников 11-х классов

 



Вестник архивиста

Информационная система <<Архивы Российской академии наук>>

Для размещения материалов на сайте обращайтесь на электронную почту rodnaya.istoriya@gmail.com
© 2017 Родная история. Все права защищены.