Исторические юбилеи и государственные церемониалы как... Часть 1 | История современной российской исторической мысли: конференции в РГГУ | Конференции, выставки, круглые столы

 

О проекте О проектеКонференции КонференцииКонтакты КонтактыДружественные сайты Дружественные сайтыКарта сайта
Главная Конференции История современной российской исторической мысли: конференции в РГГУ Исторические юбилеи и государственные церемониалы как... Часть 1  
Исторические юбилеи и государственные церемониалы как... Часть 1
ГЕРАЛЬДИЧЕСКИЙ СОВЕТ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Историко-архивный институт

УНЦ «Новая Россия. История постсоветской России»

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЮБИЛЕИ И ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ЦЕРЕМОНИАЛ
КАК ИЛЛЮСТРАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ И КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА В РОССИИ, СССР И РФ

Международная научная конференция

Москва, 28 февраля 2012 г.

Москва, 2012

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

Артамонов Владимир Алексеевич , канд. ист. наук, ст. науч. сотр. Института Российской истории РАН;

Аурова Надежда Николаевна , канд. ист. наук, ст. науч. сотр. Центра по изучению отечественной культуры Института российской истории РАН;

Барышева Елена Владимировна , канд. ист. наук, доц., замдекана факультета истории, политологии и права РГГУ, завкафедрой истории и теории исторической науки РГГУ;

Баталин Виктор Николаевич , начальник отдела научно-справочного аппарата Российского государственного архива кинофотодокументов;

Безбородов Александр Борисович , д-р ист. наук, проф., директор ИАИ РГГУ;

Вилинбахов Георгий Вадимович , д-р ист. наук, проф., Руководитель Государственной Геральдической службы Российской Федерации – государственный герольдмейстер;

Горбунов Александр Викторович , заслуженный работник культуры РФ, заместитель директора по научной работе Государственного Бородинского военно-исторического музея-заповедника;

Елисеева Наталья Викторовна , канд. ист. наук, проф., руководитель УНЦ «Новая Россия. История постсоветской России»;

Захарова Оксана Юрьевна , д-р ист. наук, проф. УНЦ «Новая Россия. История постсоветской России»;

Зверев Сергей Викторович , канд. ист. наук, доц. кафедры вспомогательных и специальных исторических дисциплин ИАИ РГГУ, зав. отделом археологии и нумизматики ГИКМЗ «Московский Кремль»;

Клюкова Кира Алексеевна , аспирант РГГУ, помощник ученого секретаря Института археологии РАН;

Малыгина Алла Александровна , аспирант кафедры вспомогательных и специальных исторических дисциплин ИАИ РГГУ, сотр. Государственного Исторического музея;

Невежин Владимир Александрович , д-р ист. наук, вед. науч. сотр. Института Российской истории РАН;

Пивовар Ефим Иосифович , чл.-кор. РАН, ректор РГГУ;

Пчелов Евгений Владимирович, канд. ист. наук, доц., и.о. завкафедрой вспомогательных и специальных исторических дисциплин ИАИ;

Трунов Михаил Михайлович , полковник, заслуженный артист РФ, доц., начальник Военного института (военных дирижёров) Военного университета;

Чадаева Анастасия Георгиевна , канд. культурологии, доц. УНЦ «Новая Россия. История постсоветской России»;

Шустова Юлия Эдуардовна , канд. ист. наук, доц., зам. руководителя Высшей школы вспомогательных и специальных исторических дисциплин ИАИ РГГУ;

Якубова Татьяна Анатольевна , канд. ист. наук, науч. сотр. Национальной библиотеки Украины им. В.И. Вернадского (г. Киев Украина)

ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ

Безбородов А.Б.

Дорогие друзья, наши гости, профессора, преподаватели, студенты, аспиранты, магистранты Российского государственного гуманитарного университета. По инициативе ректора Российского государственного гуманитарного университета, члена-корреспондента Российской академии наук, доктора исторических наук, профессора Ефима Иосифовича Пивовара в нашем университете разработан и пунктуально притворяется в жизнь целый план самых разнообразных встреч, круглых столов. Я считаю, что этими встречами, мастер-классами, международными конференциями, круглыми столами РГГУ участвует в осуществлении целого ряда задач и планов, поставленных руководством страны и министерством в Год российской истории, закрепленный указом Президента РФ.

Сегодня мы проводим международную научную конференцию «Исторические юбилеи и государственные церемониалы как иллюстрация политической и культурной жизни общества в России, СССР и РФ». Конференция собирает большой исторический материал – российский, советский, постсоветский. Организаторами сегодняшний конференции, что мне особо приятно отметить, выступают Геральдический совет при Президенте РФ, руководителем которого является Георгий Вадимович Вилинбахов, государственный герольдмейстер, председатель Совета, заместитель директора Государственного Эрмитажа, доктор исторических наук, профессор, и Российский государственный университет во главе с ректором университета, членом-корреспондентом Российской академии наук Ефимом Иосифовичем Пивоваром, которому я, с огромным удовольствием, предоставляю слово.

Пивовар Е.И.

Вступительное слово

Большое спасибо, Александр Борисович.

Дорогие студенты Российского государственного гуманитарного университета, коллеги, профессора, сотрудники РГГУ, участники международной конференции и, конечно, члены Геральдического совета при Президенте РФ. Я считаю, что тематика этой конференции коррелирует с самой сутью Года российской истории. Итак, 2012 год объявлен Годом российской истории, в частности потому, что именно в этом году мы будем праздновать, по крайней мере, три юбилея, которые касаются истории нашей Родины. Это 1150-летие истории российской государственности, 200-летие Отечественной войны 1812 года и 400-летие освобождения Москвы от интервентов в эпоху Смутного времени. Эти юбилеи – одна из причин того, что руководство страны приняло решение отметить этот год, как Год российской истории, что само по себе является уникальным событием. Сама церемония празднования Года российской истории может стать в будущем объектом анализа круглых столов.

Правда, надо сразу сказать, что эта церемония развивается очень медленно. С одной стороны, в целом ряде исторических научных организаций (в том числе в РГНФ) и вузов на эту идею очень широко откликнулись: целый ряд мероприятий уже планируется, готовятся публикации в журналах, в альманахах, в ежегодниках. Я, как член редколлегии ряда изданий, знаю об этом не понаслышке. Но Оргкомитет Года российской истории еще утвержден, но, думаю, в марте месяце начнется работа.

Мы рассматриваем этот год не просто как формальную акцию, но как привлечение внимание общества к проблемам историков, ведь даже в руководстве РГГУ не только историки занимают видное место. Мы поддерживаем и разделяем саму идею Года российской истории, рассматривая ее, в частности, как важный фактор в образовательной практике, и одним из ключевых моментов в которой выступает воспитание историческим знанием. Воспитание историческим знанием о нашей стране, о других странах, о взаимодействии стран и народов на разных этапах исторического развития, о своей малой Родине, краеведением, знанием архивов, знанием исторической информации, которая, в том числе, может находиться в Интернете и т. д.

И в этом отношении эта конференция знаменательна, потому что, как мне кажется, исходя из представленных докладов, мы получим возможность этот воспитательный процесс более эффективно реализовать. Материалы этой конференции мы постараемся донести до студенческой общественности, до профессорско-преподавательского состава. Как вы знаете, мы открыли портал «Родная история», и я уверен, что размещение материалов конференции этом портале позволит многим, кто интересуется той или иной проблематикой истории нашей страны и других стран, получить дополнительную научную информацию из первых рук. Не псевдоинформацию, требующую детальной проработки и источниковедческой или архивоведческой критики, а ту информацию, которая уже эту критику прошла, которую можно уже представить как научную. Это позволит воспитание историческим знанием поднять на более высокий уровень.

Замечательно, что мы начинаем Год российской истории с такого мероприятия. Я надеюсь, что нам это позволит многие наши следующие встречи, круглые столы и конференции представить на более высоком уровне. Я надеюсь, что эта конференция будет еще одним хорошим знаковым элементом в осознании того, что этот год не будет лишь формально обращен к истории, а даст позитивные плоды. С тем вас и поздравляю и считаю, что мы должны начать работу.

Спасибо большое.

Безбородов А.Б.

Ефим Иосифович, большое Вам спасибо.

Хотел бы напомнить, дорогие друзья, что внутри РГГУ организатором сегодняшней встречи, вынесшие на своих плечах всю тяжесть договоренностей, технических оформлений, работы, связанные с содержанием сегодняшней встречи несет Учебно-научный центр «Новая Россия. История постсоветской России» Историко-архивного института РГГУ. Руководителем этого центра является профессор Елисеева Наталья Викторовна, она здесь.

Большое Вам спасибо.

И должен сказать, что непосредственную работу по организации взяла на себя и осуществила руководитель соответствующей программы государственных церемониалов и этикетов, доктор исторических наук, профессор Оксана Юрьевна Захарова, которая работает также в этом центре. Оксане Юрьевне, устанавливая контакты, поводя самые разнообразные встречи в рамках российского года истории, удается очень активно сотрудничать с нашими коллегами очень высокого научного уровня.

Я вам говорил уже о том, что РГГУ проводит данную конференцию, эту встречу вместе с Геральдическим советом при Президенте РФ и мне представляет громадное удовольствие дать слово Георгию Вадимовичу Вилинбахову, государственному герольдмейстеру, руководителю Государственной геральдической службы РФ, профессору, доктору исторических наук.

Георгий Вадимович, пожалуйста, вам слово.

Вилинбахов Г.В.

Опыт организации и проведение церемонии перезахоронения императрицы Марии Федоровны

Полная испытаний и трагедий жизнь императрицы Марии Федоровны заканчивалась в ее любимом доме Видёре (Hvidore ) на берегу Балтийского моря в дачном пригороде Копенгагена – Клампенборге. Последнее время она все чаще и дольше оставалась одна в своей комнате в окружении многочисленных фотографий близких ей людей, большинства из которых уже не было в живых. Казалось, в общении с ними она находила покой, она искала ответы на какие-то вопросы.

Начиная с сентября 1928 г., Мария Федоровна стала слабеть день ото дня и мужественно готовилась к смерти. Она соборовалась, попрощалась с родными, приближенными и слугами, которым сказала, что умирает без страданий. Датский королевский врач Мортен Кнудсен, лечивший ее, говорил, что она умерла не от болезни, а медленно угасая  [1].

13 октября 1928 г. в семь часов двадцать (по некоторым источникам восемнадцать) минут вечера на восемьдесят первом году жизни она скончалась. Рядом с ней были ее дочери великие княгини Ксения, приехавшая из Парижа еще в сентябре, и Ольга и младший брат принц Вальдемар. Здесь же в доме был и муж Ольги Н.А. Куликовский, фрейлина графины З.Г. Менгден, князь С.А. Долгорукий, горничная С.Г. Грюнвальд, лейб-казаки Поляков и Т.К. Ящик. Духовник императрицы, настоятель церкви Святого Александра Невского в Копенгагене, Леонид Колчев сложил ее руки на груди и прочел отходную молитву. В 9 часов он отслужил литию. Позже приехал из Парижа зять Марии Федоровны, муж великой княгини Ксении, Александр Михайлович, вызванный телеграммой 12 октября. Как вспоминал лейб-казак Т.К. Ящик: «послали за гробом. Его привезли почти сразу же. Великая княгиня Ольга попросила Полякова и меня положить императрицу в гроб; она была такой маленькой и такой худой, что почти ничего не весила. Гроб не закрывали, и он был установлен открытым в зале, имевшем выход в сад. Я и Поляков, сменяя друг друга, несли вахту в течение трех суток, пока гроб не был перевезен в русскую церковь»  [2].

Светлана Вольдер в своей статье, основанной на датских материалах пишет: «На следующий день все датские газеты поместили сообщение об этом горестном событии. «Дания оплакивает сегодня свою умную и мужественную дочь», – таковы были заключительные слова некролога в Nationaltidende от 14 октября 1928 г. Другие европейские газеты также опубликовали траурные известия. Французская Echo de Paris писала: «Франция опускает свой флаг в память верной подруги». Le Journal закончил статью словами: «Франция не забудет Марию Федоровну». Английская Times поместила несколько публикаций, посвященных Марии Федоровне. Берлинские газеты в своих некрологах были достаточно кратки и не забыли вспомнить о том, что усопшая недолюбливала немцев, которым не могла простить аннексии Шлезвига и Голштинии в 1864 году»  [3].

Дипломатические отношения с Советским Союзом и сложные личные отношения, видимо, побудили короля Христиана Х не устраивать торжественных официальных похорон. Под влиянием общественного мнения это первоначальное решение было изменено, был объявлен четырехнедельный траур, начало которому был обозначен артиллерийским салютом с форта Sixtus .

Дальнейшие события мы передаем в изложении Светланы Вольдер: «14 октября тело усопшей было забальзамировано, положено в гроб и перенесено в Садовый зал дворца Видёре. Все зеркала завесили белой тканью. Императрица лежала в открытом цинковом гробу, украшенном цветами. У ее изголовья неподвижно застыл в карауле казак. В углу зала одетая в черное женщина читала псалтырь. Перед маленьким домашним алтарем горели лампады. Всех желающих проститься с умершей Садовый зал дворца вместить не мог. В великом множестве прибывали в эти дни на датское взморье официальные венки и цветы из частных садов.

В последний раз перед ее маленькой резиденцией сменились на вахте датские королевские гвардейцы в высоких медвежьих шапках – дворцовая вахта со смертью Марии Федоровны снималась»  [4].

16 октября утром на автомобиле гроб перевезли в русскую православную церковь Святого Александра Невского в Копенгагене. Эта церковь была построена на Бредгаде, на участке, приобретенном русским правительством в 1881 г. На строительство церкви было ассигновано 300 000 рублей, из которых 70 000 рублей выделил лично император Александр III. В 1883 г. строительство церкви завершилось, и она была освящена. Гроб Марии Федоровны покрыли российским военно-морским Андреевским и датским национальным флагами, установили на специальном постаменте в центре церкви и положили к нему венки от правительств Франции, Бельгии, Бразилии, Китая, Японии. Масса других венков и цветов украсили постамент и помещение церкви. Все время до дня похорон духовенство служило панихиды по усопшей, и множество людей приходило попрощаться с русской императрицей. Управляющий русскими приходами в Западной Европе митрополит Евлогий прибыл из Парижа для проведения погребальной службы.

19 октября состоялась церемония похорон, на которую было выдано 400 пропусков-билетов  [5]. Свободного доступа в церковь не было. На церемонии присутствовали представители дома Романовых: великая княгиня Ксения со своим мужем великим князем Александром Михайловичем и четырьмя из шестерых сыновей – князьями Федором, Андреем, Никитой, Василием; великая княгиня Ольга с мужем Н.А. Куликовским и сыновьями Тихоном и Гурием; великий князь Кирилл Владимирович, великая княгиня Мария Павловна, ее брат великий князь Дмитрий Павлович со своей женой-американкой, княгиня Татьяна Константиновна и ее братья Георгий и Гавриил Константиновичи, множество русских эмигрантов: князь Феликс Юсупов с женой Ириной, княгиня Вяземская, князь Долгорукий, адмирал Римский-Корсаков с супругой, представители различных эмигрантских организаций и объединений, в частности, Кавалергардского полка, шефом которого была Мария Федоровна. Здесь находился дипломатический корпус. У гроба в почетном карауле стояли бывшие русские офицеры в гражданской одежде и датские гвардейцы. Литургия началась в десять часов утра. Митрополит Евлогий отпел Марию Федоровну. Духовник императрицы Марии Федоровны протоиерей Леонид Колчев произнес речь, которая начиналась словами: «Итак совершилось… Догорела свечка воску чистаго. Потух огонек. Угасла жизнь Царицы-Матушки. Осиротели многомиллионные дети русские …»  [6]. В тринадцать часов в церковь прибыли король Христиан Х с семьей, члены европейских королевских домов: норвежский король Хокон, племянник императрицы, бельгийский король Альберт с наследником Леопольдом, будущие короли Англии братья Эдуард и Георг, младшая сестра Марии Федоровны герцогиня Кумберлендская и брат принц Вальдемар. Все они были в парадных формах при орденах, также как и другие официальные лица. У входа их встречал великий князь Кирилл Владимирович. Через полчаса служба закончилась. В тринадцать часов сорок пять минут гроб вынесли из церкви под пение хора, стоявшего с зажженными свечами и установлен на катафалке, в который было запряжено четыре лошади под черными попонами. Перед гробом шло духовенство во главе с митрополитом Евлогием. За гробом шли родственники и представители европейских королевских домов. Процессию сопровождали гусары королевской гвардии и королевская лейб-гвардия с оркестром. По словам великого князя Александра Михайловича: «В последний раз за годы земного странствия и впервые после революции оказалась она во главе той процессии, что следует за всеми монархами, пока те способны раздавать награды и жаловать чины. В день своей смерти вдовствующая императрица всероссийская вдруг вернула себе то, что утратила в день отречения сына – центральное место на сцене. И пусть ближайшие ее родственники были изгнанниками без гроша за душой, за гробом ее шло чуть не полсотни коронованных особ, и столько посланников и чрезвычайных послов набилось в Копенгагенский кафедральный собор, что впору было развязывать еще одну мировую войну. Будь она жива и пожелай путешествовать, большинство из них отказали бы ей в визе. Они приехали, чтобы попасть на фотографии американских репортеров и поднабрать материала для будущих мемуаров»  [7].

Процессия двинулась к вокзалу Ёстепорт. Вдоль всего пути стояли тысячи людей, которые в знак траура склоняли головы. Во время всего шествия до вокзала непрерывно звучала артиллерийская канонада из ста двадцати одного орудийного залпа. Гроб погрузили в вагон специального состава, который направился в Роскилле. У гроба стояли два епископа и в почетном карауле лейб-казаки Поляков и Ящик. По прибытию в Роскилле камергеры Датского королевского двора вынесли гроб из вагона и установили его на низкий катафалк. Процессия двинулась к кафедральному собору – семейной усыпальнице датской королевской семьи – под звон колоколов всех церквей. Вся дорога была устлана еловыми ветвями. Под звуки органа гвардейцы внесли гроб в собор и установили его рядом с мраморными саркофагами родителей императрице Марии Федоровны – короля Христиана IX и королевы Луизы. После краткой службы цинковый гроб поставили в дубовый саркофаг. Впоследствии гроб Марии Федоровны был перенесен в помещение крипты.

«Вернувшись в Гвидор (Хвидере. – Г. В. ), – писал великий князь Александр Михайлович, – я нашел там двух верных казаков. Они сидели на крыльце, уставившись в пустоту, осунувшиеся и безутешные. Что ждало их в будущем? Всю свою жизнь как до, так и после революции, они состояли при императрице. Из всей ее некогда многочисленной свиты лишь эти двое остались верны ей в несчастьях 1917–1918 годов.

– Не тревожьтесь, – сказал я. – Я знаю, Ее Величество упомянула вас в завещании.

– Не в том дело. – сказал младший их них, бородатый силач саженного роста.

– А в чем же?

– Тоскливо без Ее Величества, ответил он застенчиво»  [8].

Со смертью императрицы Марии Федоровны, как писал ее зять великий князь Александр Михайлович, «…исчезла последняя частица Российской империи»  [9].

Естественно, что советские представители не только внимательно следили за происходящим, но и старались вмешиваться в события, чтобы по возможности принизить их значение. Полномочный представитель СССР в Дании Михаил Кобецкий 5 ноября писал в депеше на имя заместителя наркома по иностранным делам СССР М.М. Литвинова: «Похороны бывшей царицы Марии Федоровны были, по желанию короля, организованы как «семейное событие», из дипломатов приглашен был только дуайен. Вообще король и МИД проявили в этом случае по отношению к нам полную корректность: нигде не было вывешено ни одного старого русского флага, эмигрантам-офицерам было запрещено стоять в почетном карауле в мундирах и т. д. Друг эмигрантов, латышский генконсул датчанин В. Христиансен вывесил было трехцветный флаг, но мы позвонили в МИД, и флаг был убран…» «Смерть старухи, – заканчивает свое сообщение Кобецкий, – несомненно, будет способствовать дальнейшему разложению местной белой колонии. Большинство газет по поводу похорон писало, проливая слезы умиления, что это похороны старой России»  [10].

Через сто сорок лет после приезды принцессы Дагмары в Россию она совершит свое последнее путешествие. Подготовка церемонии перезахоронения праха императрицы Марии Федоровны началась в 2001 г. Тогда, во время официального визита губернатора Санкт-Петербурга В.А. Яковлева в Копенгаген, впервые на встрече в Министерстве иностранных дел Дании обсуждалась идеология и организация предстоящего перезахоронения. Датская сторона предложила рассматривать предстоящее событие в контексте российско-датских культурных связей, а не в качестве династического события. Это предложение было принято. Этим обстоятельством объясняется проведение обширной культурной программы в Петербурге в сентябре 2006 г.: выставка, посвященная императрице Марии Федоровне в Манеже, выставка работ придворного художника Туксена из собраний датских музеев и Эрмитажа, выставка фотографий из Копенгагена в Аничковом дворце, концерты в Эрмитажном театре и т. д. Начавшаяся работа по подготовке церемонии должна была получить новый импульс во время государственного визита Президента России В.В. Путина, которая планировалась осенью 2002 г. Однако, политика вмешалась в ход событий. На тоже время, когда должен был проходить государственный визит, было назначено проведение конгресса чеченского народа. Все усилия посла России Н.Н. Бордюжи уговорить датчан отменить и перенести на другое время конгресс не увенчались успехом. В результате был отменен государственный визит и переговоры о перезахоронении были приостановлены.

После празднования 300-летия Санкт-Петербурга переговоры о перезахоронении возобновились. Уже в 2003 г. начались переговоры между рабочими группами России и Дании сначала в Петербурге, а затем и в Копенгагене. Важен был вопрос о сроках проведения церемонии. Датская сторона предложила сначала 2004, а затем 2005 г. Окончательно было принято предложение российской стороны – сентябрь 2006 г. На встречах рабочих групп, которые попеременно проходили в Петербурге и Копенгагене, шаг за шагом обсуждалась церемония и все детали ее проведения. Переговоры в Копенгагене всегда очень эффективно поддерживал российский посол Д.Б. Рюриков, который не ограничивался формальным присутствием, но оказывал и очень серьезную дипломатическую и дружескую поддержку. В России была создана Межведомственная комиссия для организации и проведения церемонии перезахоронения, которую возглавил министр культуры А.С. Соколов. На заседаниях комиссии рассматривались все вопросы, которые обсуждались рабочими группами и принимались решения, подтверждавшие достигнутые договоренности. В ходе такой слаженной работы вносились изменения в первоначальный проект церемониала, подготовленный петербургской рабочей группой в лице тогдашнего руководителя службы государственного протокола Администрации Санкт-Петербурга И.С. Арцишевским и государственным герольдмейстером Г.В. Вилинбаховым. Так, для датской стороны был важен вопрос, на каком корабле, датском или российском, прах императрицы Марии Федоровны будет доставлен в Россию. Мы пошли им на встречу, и было решено, что корабль будет датским. Со своей стороны мы предложили, чтобы и в Дании и в России гроб несли офицеры королевской гвардии и Президентского полка, на что согласились датчане. Это потребовало специальных совместных репетиций, так как у нас и у них разный церемониальный шаг. Определенные трудности создавал и вес гроба. Был сделан новый гроб, внутрь которого был помещен старый с отреставрированными покрывавшими его датским национальным и российским Андреевским флагами. Нами был изготовлен штандарт императрицы, который по общему согласию покрывал новый гроб. С ним произошел небольшой конфуз уже при завершении церемонии. Для того, чтобы его не сорвал ветер при погрузке на корабль и при разгрузке в Петербурге, его приклеили на крышку гроба двухсторонним скотчем. Однако, когда нужно было снять штандарт в Петропавловском соборе перед опусканием гроба в могилу, пришлось приложить силу, чтобы оторвать полотнище от крышки, а скотч так на ней и остался. Но эти мелкие, по сравнению со всей церемонией, рабочие моменты легко разрешались, в том числе благодаря дружеской атмосферы всех ответственных лиц. В окончательном виде церемониал был согласован обеими сторонами, хотя и в ходе самой церемонии возникали неожиданные ситуации, которые надо было оперативно решать.

18 сентября 2006 г. в склепе кафедрального собора в Роскиле начались подготовительные работы . 22 сентября в восемнадцать часов в склепе была отслужена поминальная служба по православному обряду представителями Московской патриархии в сослужении с духовенством Русской зарубежной церкви. После этого государственный герольдмейстер России Г.В. Вилинбахов и Посол России в Дании Д.Б. Рюриков накрыли гроб штандартом императрицы.

23 сентября утром гроб из крипты был поднят в собор и установлен в центре на почетном месте. У гроба в карауле стояли офицеры Датской Королевской гвардии и Президентского полка России. В то же время в церкви Святого Александра Невского прошла служба для русского православного прихода в Дании. В одиннадцать тридцать началась поминальная служба в соборе в Роскиле. Ее отслужили Королевский священник, епископ Роскиле и настоятель собора. На службе присутствовали члены королевского дома Дании, члены правительства, парламента, официальная делегация из России, которую возглавлял министр культуры А.С. Соколов, дипломатический корпус. По окончании службы датские и российские офицеры вынесли гроб из собора и установили его в автокатафалк. Перед входом в собор был выстроен почетный караул Королевской гвардии со знаменем и оркестром, который исполнил «Коль славен». Траурный кортеж направился в Копенгаген. В замке Кристианборг, за королевскими воротами гроб сняли с автокатафалка и установили на экипаж, который в сопровождении гвардейских гусар поехал по улицам Копенгагена. Кортеж проехал мимо так называемого желтого дома, в котором родилась принцесса Дагмара, будущая русская императрица. Когда кортеж проезжал мимо дворца Амалиенборг, на балкон вышли члены королевской семьи. После пятнадцати минутной остановки у церкви Святого Александра Невского, где была отслужена лития, кортеж прибыл в порт. Здесь в присутствии королевской семьи и других официальных лиц датские и российские офицеры погрузили гроб на новейший датский военный корабль «Эсберн Снаре». На борт корабля для сопровождения поднялись датские официальные лица, государственный герольдмейстер России, князь Д.Р. Романов с супругой, Пол Куликовский и два представителя Московской патриархии, которые на протяжении всего пути трижды в день служили литии у гроба с прахом императрицы Марии Федоровны. В четырнадцать часов после отдания воинских почестей под звуки артиллерийского салюта корабль покинул порт.

25 сентября в двенадцать часов дня «Эсберн Снаре» был встречен финским военным кораблем, который отдал почести праху императрицы Марии Федоровны. А вслед за ним неожиданно проследовали военные корабли Германии и Англии. Это не было предусмотрено, но все оставались на верхней палубе, пока они проходили и отдавали честь русской императрице.

При входе в российские территориальные воды на борту «Эсберн Снаре» церемониймейстер Королевы Дании Кристиан Олсон и государственный герольдмейстер России Г.В. Вилинбахов подписали протокол о передаче гроба с прахом императрицы Марии Федоровны российской стороне. Тогда же датский военный корабль был встречен российским военным кораблем, который сопровождал его до Санкт-Петербурга. И на борт «Эсберн Снаре» поднялся датский военный атташе.

26 сентября 2006 г. в восемь утра, при прохождении «Эсберн Снаре» мимо Кронштадта был произведен артиллерийский салют из 31 залпа. Датский военный корабль пришвартовался у Морского вокзала, где гроб с прахом императрицы Марии Федоровны перегрузили на российский военный катер. На катере его сопровождают российские и датские офицеры и государственный герольдмейстер. В полдень военный катер доставил гроб к Военной пристани Петергофа. На пристани выстроен оркестр и Рота почетного караула Ленинградского военного округа, присутствуют члены семьи Романовых, официальные лица, журналисты. Государственный герольдмейстер отдал рапорт губернатору Санкт-Петербурга В.И. Матвиенко и передал ей протокол о передаче праха императрицы Марии Федоровны от датской стороны российской стороне. Под мелодию «Коль славен» российские и датские офицеры пронесли гроб вдоль строя почетного караула. Гроб был погружен в автокатафалк, который доставил его к церкви Св. Александра Невского в Александрии (придворной церкви императрицы Марии Федоровны). С началом движения кортежа начался колокольный звон с колокольни собора Святых Петра и Павла в Петергофе, который закончился после вноса гроба в церковь. У церкви вновь выстроен почетный караул и оркестр исполняет «Коль славен». В церкви в присутствии участников церемонии Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир в сослужении духовенства совершает заупокойную панихиду. После этого доступ к гробу для всех желающих был открыт до вечера 27 сентября. В течение этого времени духовенством Санкт-Петербургской епархии будут совершаться заупокойные богослужения. В этот же день состоялись открытие выставки «Датский фарфор для России» в одном из зданий Петергофского музея-заповедника, концерт оркестра Королевской гвардии Дании и совместный концерт оркестра Королевской гвардии Дании и Адмиралтейского оркестра в Государственной капелле.

27 сентября в Эрмитаже в присутствии Его Королевского Высочества крон-принца Дании была открыта выставка картин датского придворного художника Туксена.

Утром 28 сентября гроб с прахом был доставлен из церкви Св. Александра Невского в Александрии сначала к Екатерининскому дворцу в Царское Село, а оттуда к Исаакиевскому собору в Санкт Петербурге. При въезде кортежа в Санкт-Петербург был произведен орудийный выстрел с Нарышкина бастиона Петропавловской крепости. В соборе гроб с прахом императрицы Марии Федоровны встречал Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II, который произнес слово к участникам церемонии и совершил заупокойную панихиду. На службе в соборе присутствовали российские и датские официальные представители, дипломатический корпус, члены семьи Романовых, приглашенные лица. После окончания службы Святейший Патриарх проводил гроб до южного входа собора, где был выстроен почетный караул и оркестр, исполнивший «Коль славен». При отъезде кортежа от Исаакиевского собора раздался орудийный выстрел с Нарышкина бастиона Петропавловской крепости. Вдоль трассы у Адмиралтейства и на Дворцовой набережной до Зимней канавки были выстроены слушатели военных академий, курсанты военных училищ Санкт-Петербурга. Флейтисты и барабанщики исполняли похоронный марш согласно Строевому уставу 1908 года. При въезде кортежа на Троицкую площадь начинается колокольный звон на колокольне собора Святых Петра и Павла Петропавловской крепости. Кортеж остановился на Троицкой площади, автокатафалк с сопровождающим транспортом въезжает на территорию крепости за Иоанновские ворота. Иоанновский мост украшен гирляндами из кипариса и листьями иммортелей. Все ворота Петропавловской крепости украшены Государственными флагами России и городскими флагами Санкт-Петербурга с траурными лентами. Траурная процессия направилась к собору Святых Петра и Павла, у дверей которого выставлены парные часовые из Роты почетного караула. Перед входом выстроены оркестры датской Королевской гвардии и Адмиралтейский оркестр, которые при проносе гроба исполняют «Коль славен». Перед началом церемонии в соборе прозвучали три одиночных орудийных выстрела. Перед началом заупокойной литии были зачитаны обращения Президента Российской Федерации В.В. Путина и губернатора Санкт-Петербурга В.И. Матвиенко. Святейший Патриарх совершил заупокойную литию, в которой ему сослуживали три пары священников и одна пара протодиаконов. По окончании панихиды гроб с прахом императрицы Марии Федоровны был установлен на отведенное для него место рядом с гробницей императора Александра III. Государственный герольдмейстер и военный комендант Санкт-Петербурга сняли с гроба Императорский штандарт в это время орудийная батарея произвела салют из 31 залпа. Святейший Патриарх совершил чин предания земле останков императрицы Марии Федоровны, которая упокоилась рядом с гробницей ее любимого мужа Саши – императора Александра III. Их встреча состоялась через 78 лет после ее смерти. Теперь навсегда они будут вмести.

Примечания

[1]Вольдер С. Последний путь русской имератрицы // Ящик Т.К. Рядом с императрицей. Воспоминания лейб-казака. СПб., 2004. С. 184.

[2]Ящик Т.К. Указ. соч. С. 97.

[3]Вольдер С. Указ. соч. C. 185.

[4]Там же. C. 185.

[5]Там же. C. 186.

[6]Протоиерей Леонид Колчев. Сборник поучений на все воскресные и праздничные дни года. Копенгаген, 1938. С. 41; Ящик Т.К. Указ. соч. С. 177.

[7]Великий князь Александр Михайлович. Воспоминания. М., 1999. Кн. 2. С. 466.

[8]Там же.

[9]Там же. С. 456.

[10]Кудрина Ю.В. Императрица Мария Федоровна (1847–1928 гг.). М., 2001. С. 251–252.

Георгий Вадимович, спасибо вам за великолепный доклад.

Дорогие друзья, мы продолжаем нашу работу. Хотел бы сказать, что, корректируя наши встречи, круглые столы, конференции на протяжении этого года, в частности, Ефим Иосифович предлагал, и мы это сейчас осуществляем, достойно отметить юбилеи этого года. Что значат для нас юбилеи 1612-го и 1812-го гг., я думаю в этой аудитории лишний раз распространяться не надо.

Безбородов А.Б.

Осуществляя наши замыслы в сегодняшней нашей конкретной конференции, мы пригласили Александра Викторовича Горбунова, заслуженного работника культуры РФ, заместителя директора по научной работе Государственного Бородинского военно-исторического музея-заповедника сделать доклад на тему «Бородинские торжества 1839 и 1912 гг. как образцы празднования исторических юбилеев в Российской империи».

Александр Викторович, Вам слово.

Горбунов А.В.

Бородинские торжества 1839 и 1912 гг. как образцы празднования исторических юбилеев в Российской империи

Годовщина Бородинского сражения на государственном уровне праздновалась в Российской империи дважды. Содержание и масштаб этих торжеств близки друг к другу, несмотря на различие в значимости юбилейных дат. Определение общих характеристик этих событий имеет особую актуальность в преддверии празднования 200-летия победы России в Отечественной войне 1812 года, главные мероприятия которого согласно решению Государственной комиссии должны состояться вновь на Бородинском поле.

Главной целью Бородинских торжеств 1839 и 1912 годов было увековечение и прославление подвига российской армии. В этой связи празднования отнюдь не ограничивались проведением церемониальных мероприятий. Более того, в 1839 г. праздновался не юбилей, а открытие Бородинского памятника, закладка которого состоялась в год 25-летия Бородинского сражения. О том, какое значение придавалось тогда немногочисленным в России памятникам, можно судить по словам митрополита Филарета (Дроздова): «Памятник есть книга, которой не нужно искать в книгохранилище, потому что она лежит на пути; и таким образом читается и теми, которые не думали раскрывать ее. Приметив сие, мудрость государственная благоприятствует устроению памятников, дабы они в свою очередь внушили народу любовь к Отечеству, которая внушила мысль устроять их, дабы, возвещая добродетели и подвиги предков, к тем же добродетелям и подвигам поощряли потомков»  [1].

Бородинское поле является классическим примером тесного взаимодействия православной и светской мемориальных традиций. В день 25-летия Бородинского сражения 26 августа 1837 г. был подписан Высочайший Указ Николая I, которым Департаменту уделов было повелено «Московской губернии Можайского уезда село Бородино приобресть в дар Его Императорскому Высочеству Государю Наследнику Цесаревичу». Создание дворцово-паркового ансамбля в селе Бородино были частью обширного плана императора Николая I по увековечению памяти об Отечественной войне 1812 года. После проведения конкурса Академии художеств и определения возможных мест установки, он выбрал проект Бородинского памятника А.А. Адамини и утвердил место его возведения – «на большой батарее или люнете, находящемся на левой стороне дороги, едучи из Москвы в Смоленск». У монумента было решено перезахоронить останки П.И. Багратиона. Отдельным указом повелевалось построить дом – сторожку для инвалидов, назначенных ухаживать за памятником, и хранить в нем «один экземпляр плана Бородинского сражения из Военно-топографического депо, покрыв план этот лаком для большей прочности». На Бородинском поле появился музей – старейший из созданных в мире на полях сражений  [2].

Для подготовки к празднованию 100-летия Отечественной войны 1812 года, главным местом которого стало Бородинское поле, была Высочайше утверждена Межведомственная комиссия и особые комиссия и комитет в Московской губернии. На поле сражения было установлено 33 монумента в стилях неоклассицизма и модерна, с различной по содержанию и полноте информацией на каждом из них: названия сражавшихся частей и их потомков, численность, потери, иногда фамилии убитых и раненых, слова о нравственном значении подвига предков, а также монументы на командных пунктах М.И. Кутузова и Наполеона. Под непосредственным наблюдением Московского губернатора В.Ф. Джунковского, на месте сторожки у батареи Раевского было построено новое здание «с устройством в нем музея», воссоздана часть полевых укреплений русской артиллерии. К столетию битвы Бородинское поле превратилось в объект культурного наследия, состояние и пространственную структуру которого можно считать эталонной для оценки аутентичности и целостности его историко-культурного ландшафта  [3].

В Бородинских торжествах 1839 г участвовали не только царская семья, придворная свита, министры, генералитет, духовенство, но и более двухсот участников Бородинской битвы, 150 тыс. войск, иностранные гости. Император повелеть соизволил «Всем генералам, штаб обер-офицерам отставным, в Бородинской битве участвовавшим, под предводительством тайного советника графа Гудовича, стать у монумента внутри решетки… Всем прочим посетителям, как служащим так и не служащим, которые хотя и находились в компании 1812 года, но в Бородинском сражении не участвовали, отнюдь в местность расположения войск не въезжать и к монументу не подходить, предоставя им находиться вне черты расположения войск: в Бородине, Горках и на других возвышенных местах». На торжества приехало множество «разнохарактерной русской публики» не только из окрестных уездов, но даже из дальних губерний. «Так что не только избы, но даже свободных сараев и амбаров невозможно было найти во всей окрестности на пространстве до 10 вёрст вокруг Бородина. За один амбар просили по 200 руб.»  [4]. Были построены временный деревянный «городок» для иностранцев и даже театральный павильон.

В дни столетнего юбилея особое внимание было уделено «ветеранам, очевидцам и современникам Отечественной войны» и потомкам участников. Были приглашены депутации воинских частей, волостные старшины, общественные организации.

Все время пребывания на Бородинском поле, с 17 августа до 1 сентября Николай I ночевал не в Бородинском дворце, а в палатке среди войск. По вечерам солдаты «собирались в отдельные кружки подле лагеря и стоя пели разные разнообразные песни, то военные, весёлые и удалые, то задушевные проникнутые грустью. Аккомпанируя в это время бубнами и гармоникой, медными тарелками, свистками, побрякушками, бубенчиками и какими-то звёздочками. Так что в лагере веяло воинственным разгулом и весельем при строгом порядке и опрятности. Всё обширное пространство, находящееся под лагерем, было усыпано жёлтым песком, а дорожки в палатки были обложены густым зелёным дёрном. … Царские палатки были гораздо пространнее офицерских и отделаны красным кумачом»  [5].

Для приезда императорской семьи в 1912 г. была построена двухкилометровая железнодорожная ветка от станции Бородино до платформы с павильоном около Спасо-Бородинского монастыря. Царская Ставка с 25 до утра 27 августа располагалась в поезде.

Празднование 1839 г. включало в себя открытие монумента на батарее Раевского 26 августа и маневры с воспроизведением эпизодов Бородинского сражения, которые проходили до 1 сентября. По словам 15-летнего сына художника-баталиста Петера Хесса, 29 августа «…наконец-то, это произошло – большие маневры, о которых столько говорилось и которые были причиной бесконечной подготовки и длительных приготовлений. Говорят, что каждый выстрел обходится императору в один рубль, а ведь, наверняка, только за один сегодняшний день из ружей и пушек выстрелили более миллиона раз, к чему следует еще прибавить ежедневные экзерсисы. Но спектакль получился действительно великолепный.

Можно было видеть 56 000 солдат всех родов войск, совершающих маневры в самых разных ситуациях. Для полной достоверности картины настоящего сражения недоставало только противника.

Одна за другой возникали прекраснейшие батальные картины!! Все затянуто прозрачным голубым туманом порохового дыма. Со всех сторон Бородинского поля доносится беспрерывный треск ружейного огня и оглушающий, громовой грохот тяжелых орудий. И вдруг, бешеное ура! Это уланский и гусарский полки, атакуя карьером, врываются между массой пехотинцев и артиллерией.

Не требовалось особой фантазии, чтобы поверить, что перед тобой настоящее сражение. Впрочем, император во всем точно следовал плану Бородинского сражения, а в заключение еще и окружил противника. Он, конечно, захватил бы в плен и самого Наполеона, и половину его армии, хотя более вероятно, что Наполеон предвосхитил бы императора и так или иначе, но пленил бы его самого»  [6].

Центральной частью обеих событий были крестные ходы с молебном у монумента на батарее Раевского и парады войск. Крестный ход в 1912 г. происходил 25–26 августа со Смоленской иконой Божией Матери, как и в 1812 году перенесенной из Смоленска. После благодарственного молебна «В воспоминание избавления Церкви и державы Российския от нашествия галлов и с ними двадесяти язык» были зачитаны приказы императоров.

Приказ Николая I гласил: «Ребята! Пред Вами памятник, свидетельствующий о славном подвиге ваших товарищей! Здесь, на этом месте, за 27 лет перед сим надменный враг возмечтал победить русское войско, стоявшее за Веру, Царя и Отечество. Бог наказал безрассудного: от Москвы до Немана разметаны кости дерзких пришельцев – и мы взошли в Париж.

Теперь настало время воздать славу великому делу. Итак, да будет память вечная безсмертному для нас Императору Александру I-му. Его твёрдою волей спасена Россия; вечная слава падшим геройскою смертью товарищам нашим. И да послужит их подвиг примером нам и позднейшему потомству. Вы же всегда будете надеждою и оплотом вашему Государю и общей матери нашей России».

В приказе Армии и Флоту императора Николая II было сказано:

«В сегодняшний торжественный день поминания столетней годовщины знаменательного сражения на полях Бородинских. воздаваемая вместе со Мною всею Россией дань уважения и признательности к подвигам ваших предков да укрепить в сердцах ваших сознание долга и да послужить источником к проявлению вами той же беззаветной преданности и мужества, когда Промыслу Божьему угодно будет признавать Отечество к новому испытанию. Сердца ваши да пребывают в уверенности, что потомки с уважением произнесут имена ваши и содеянные вами подвиги неизгладимо будут жить в памяти благодарного Отечества».

Построения войск и церемониальные марши происходили около монумента на батарее Раевского. Своим масштабом и торжественной строгостью они поражали зрителей, как военных, так и штатских.

Подготовка и сами юбилейные торжества столетия Бородинского сражения подробно описаны в воспоминаниях одного из главных их организатора В.Ф. Джунковского. По его словам, «парад был на редкость блестящий, прошел он с колоссальным подъемом. Государь несколько раз благодарил войска.

По окончании парада Государыня императрица с августейшими детьми отбыла в царскую Ставку, а Государь верхом проследовал в Бородинский дворец среди огромных толп народа, наполнявших обе стороны шоссе, провожаемый несмолкаемыми восторженными кликами. В саду Бородинского дворца был накрыт завтрак для лиц, приглашенных на торжества, потомков участников Бородинского сражения и начальников отдельных частей.

Около трех часов дня Государь сел на коня, и начался объезд Бородинского поля. <…> Прежде всего направились в деревню Горки, где Государь принял от местных крестьян хлеб-соль и осмотрел памятник Кутузову. Затем в течение полутора часов объезжали все поле сражения, останавливаясь перед памятниками, сооруженными отдельными частями войск. Около памятников в ожидании Государя находились депутации войск, с которыми Государь беседовал. <…> При объезде поля сражения Государь <…> посетил лагерь волостных старшин и представителей крестьян, собранных со всей России. <…> Могучее «ура» огласило воздух, энтузиазм был совершенно неописуемый, я много раз бывал на торжествах, но тот восторг, с которым крестьяне на Бородине встречали своего монарха, не поддается описанию. Государь, столь трогательной встречей в крестьянском лагере, видимо, был взволнован <…> В 6 с половиной часов вечера Государь император и все великие князья выехали вновь из Ставки в автомобилях на освящение памятника французам. Памятник этот сооружен был в память павших французов по подписке среди французской нации. Памятник этот был временный, сооруженный в виде лепной модели в натуральную величину и увенчанный одноглавым орлом “Аuх morts de lа Grande Агméе ”. <…> Настоящий памятник, посланный морем из Франции, в Россию не доехал, пароход во время бури в Балтийском море пошел ко дну вместе с памятником, таким образом, на скорую руку был сооружен временный, который и освящали. Место для французского памятника было выбрано как раз против Шевардинского редута, с которого Наполеон I руководил боем. <…> Государь, встреченный кликами “Vive l’Empereur !” <…> проследовал на помост перед памятником, где католическое духовенство совершило траурную мессу и освятило временный памятник.

Вечером всем крестьянам были розданы фарфоровые кружки, специально исполненные к юбилею, с соответствующими надписями, затем им были показаны картины из Отечественной войны в кинематографе»  [7]. Купола и стены монастыря были иллюминованы электрическими лампочками.

Чтобы оценить воздействие Бородинских торжеств на участников-зрителей, приведем их краткие описания.

Участник Бородинского сражения и торжеств 1839 года В.А. Жуковский писал: «Утро Бородинского праздника было также ясно, как утро Бородинского боя. Тогда была чувствительна осенняя свежесть; теперь теплота наполняла воздух, и от долговременной засухи повсюду была ужасная пыль, которая при малейшем ветерке поднималась столбами. Войска <...> были рано поутру сведены на места, им назначенные; они стояли колоннами по наклону покатостей, окружая с трех сторон то возвышение, на коем теперь стоит памятник Бородинский. Одним взглядом можно было окинуть стопятидесятитысячную армию, сжатую в густые колонны… Явился Государь, проскакал мимо колонны; грянуло повсеместное ура, и вдруг все утихло: от Бородина с хоругвями и крестами потянулся ход. <...> Когда священники стали по местам своим и митрополит приблизился к алтарю, тишина невыразимая воцарилась повсюду; ни движения, ни шороха, как будто живые слились в одно безмолвное братство с бесчисленными мертвыми, здесь под землею сокрытыми, как будто бы мертвые вышли из праха и, став в строй с живыми, вселили в них свое неземное спокойствие...»  [8].

Подобные впечатления испытал и совсем другой человек – 15-летний немецкий мальчик Эуген Хесс: «Сегодня, в день годовщины Бородинского сражения, состоялось торжественное открытие и освящение монумента, воздвигнутого в его честь. На пространстве около памятника, обнесенном решеткой, находились только почетные ветераны, участвовавшие в сражении. Все они были в своих старых мундирах, многие без руки или ноги. При взгляде на них нельзя было не испытать волнения.

А от самого подножья холма, насколько можно было видеть, все поле сражения было заполнено необъятными массами пехоты, кавалерии и артиллерии. Что толку называть сухую цифру – 150000 человек! То, что было перед нами, надо сравнить только с морем солдат.

Во время обряда благословения император и вся его свита, включая протестантов – прусского и голландского принцев, преклонили колена.

Когда почтенный патриарх (митрополит Московский Филарет. – А. Г. ), возвысив голос, в молитве произнес имя Александра, вновь над всем войском, как раскаты грома, прогремел оглушительный крик. Грянули все полковые оркестры. С четырех сторон армии прогрохотали залпы четырех батарей, и тысячи и тысячи штыков, сабель и пик заблестели в горячих лучах солнца, которое появилось на небе, затянутом до этого тучами. Это было величественное зрелище!!»  [9].

Еще одни восторженные воспоминания – из записок смоленской семьи Нееловых, приехавшей на Бородинские торжества 1839 г. из деревни в Гжатском уезде: «Крестный ход, начинаясь от Бородинской церкви, почти захватил половину пути по дороге к памятнику. Затем началась торжественная панихида за упокой в Боге почившего императора Александра 1-го и его храбрых сподвижников; также за упокой генерала Багратиона, которого прах покоился прежде в фамильном склепе в его отдалённом поместье, а теперь положен в могилу, осеняемую Величественным памятником … и за всех павших воинов, доблестных сынов России. Всё смолкло, горячо и пламенно молился народ и войско, эта историческая минута потрясала душу… “Вечная память”, – раздавалось звучно и сильно в воздухе, казалось, души умерших сочувствуют молитве и излиянию благодарности живых. Потом началось благодарственное молебствие при возглашении многолетия и слова “Многая лета”, повторяемые гармоническими и могучими голосами, огласили окрестность. В это мгновение грозные и многочисленные орудия начали стрельбу рикошетом, т. е. один выстрел следовал сейчас же за другим, и стрельба шла не очень ровно. Но как не было ожидаемого страшного залпа из всех орудий вдруг, то мы успокоились и очень повеселели. Здесь было собрано 120 тысяч войска. Потом все полки начали проходить церемониальным маршем»  [10].

Впечатления от Бородинских торжеств 1912 года сохранились в кратких искренних записках полковника лейб-гвардии Измайловского полка И.Н. Смирнова: «25 августа. Милостью Божией, чудное солнце, сменившее еще накануне ливший дождь, радостно встретило Царскую семью в Бородине… Потомки героев в ограде монастыря встречали своего Царя. Какие имена! Тучковы, Бутурлины, Багратионы, Нарышкины, Истомины, Раевские, Толстые… одно славнее другого. …26 августа. В восемь часов обедня началась в соборе Владимирской Божией Матери … Царь, Царица с Семьей, Великие Князья слушают обедню и по окончании ее поднимается икона Одигитрии, преднесомая хоругвями, и начинается крестный ход. Благоговейно выходят из ограды митрополит, архиереи, Царь с Царицей, Великие Князья, потомки героев и за оградой присоединяется к ним народ. Народ стоит на пути шествия иконы. Никакою кистью художника не передать трогательной величественности этой картины. Входят на батарею, служится молебен… Начинается объезд войск и парад войскам. Что за дивная картина! Потомки славных предков проходят в предшествии священных свидетелей их доблести полковых знамен и штандартов. Проходит гвардия, и среди них своим боевым на руку идут потомки героев Павловцев. Вот Донцы – седые старики, за ними внуки их…Парад окончен. Офицеры окружили своего обожаемого Царя, милостивого их благодарящего, и могучее “ура” провожает его. А сколько внимания оказано старцам, которые были свидетелями войны. Среди них одна старушка, насчитывающая 111 лет. Милостиво беседуя с ней, Царь дает ей 111 рублей.

В 3 часа 30 минут Царь начинает объезд памятников, сооруженных в честь их славных предков. Сколько внимания оказано Царем представителям частей, находившихся при своих памятниках. Какие чудные венки возложены на эти памятники и на братскую могилу, где выделяются венки от французов.

Окончены дни торжеств.

Русские люди! Да пробудится в душе каждого из Вас, испытавших счастье присутствовать на этих торжествах, чувства неизреченной благодарности к героям предкам, спасшим Россию, и да укрепятся в Вас те же чувства любви к своим Вере, Царю и Родине, которые так ярко горели в эту славную годину»  [11].

Примечания

[1]Сочинения Филарета митрополита Московского и Коломенского. Т. 3. М., 1877. С. 130.

[2]Горбунов А.В. Бородинское поле как объект культурного наследия, 1839 – 1999 гг. // Отечественная война 1812 года: Источники. Памятники. Проблемы. М., 2000. С. 43–47.

[3]Горбунов А.В. Музеефикация Бородинского поля: программы и их реализация. // Бородинское поле: музей и памятник. М., 2005. С. 5–33.

[4]Государственный архив Смоленской области. Ф. 598. Оп. 1. Д. 412. Л. 40 об.

[5]Там же. Л. 5 об.

[6]Хесс Э. Русский дневник. СПб., 2007. С. 99.

[7]Джунковский В.Ф. Воспоминания. М., 2002. Т. 2. С. 5–68.

[8]Жуковский В.А. Полн. собр. соч.: В 12 т. СПб., 1902. Т. 10. С. 31.

[9]Хесс Э. Указ. соч. С. 97.

[10]Государственный архив Смоленской области. Ф. 598. Оп. 1. Д. 412. Л. 17, 17 об.

[11]Цит. по: Федотов А.С. И.Н. Смирнов и его заметки «В Бородине 25–26 августа 1912 г.» // Бородино и наполеоновские войны. Битвы. Поля сражений. Мемориалы: Материалы Международной научной конференции, посвященной 190-летию Бородинского сражения (Бородино, 9–11 сент. 2002 г.). М., 2003. С. 101–102.

 

Безбородов А.Б.

Александр Викторович, спасибо Вам большое за удивительно интересный доклад. Я думаю, присутствующие здесь студенты получили огромное удовольствие, они еще многого могут не знать, и ваше интересное и наглядное выступление может их многому научить.

Думаю, что нашим студентам и ученым можно будет участвовать в будущих мероприятиях, которые вы будите проводить. РГГУ может быть хорошим и надежным партнером в этой работе. Нам это очень интересно. У нас есть кафедра, которая занимается разработкой соответствующих проблем, ученые, которые очень интересно пишут на эту тему.

Безбородов А.Б.

Предоставляю слово Оксане Юрьевне Захаровой, автору идеи сегодняшней конференции, руководителю соответствующей системы спецкурсов и программы в нашем университете, доктору исторических наук, профессору Учебно-научного цента «Новая Россия. История постсоветской России»

Пожалуйста, Оксана Юрьевна. Слушаем Вас.

 

Захарова О.Ю.

Государственный церемониал как программа власти. От коронации до инаугурации

Различные по своему содержанию и форме (коронация монархов, дипломатические приемы, высочайшие выходы и аудиенции, военные парады, церемониальные марши, балы, рыцарские карусели, церемониальные застолья) государственные и военные церемониалы имеют важное значение в отправлении государством его политических, военных, идеологических и культурных функций.

Особую роль играли церемониалы в условиях многонациональной Российской империи, порой выступая действенным инструментом региональной политики центра. Сама специфика церемониального действа как общественного феномена делает его своеобразной иллюстрацией культурного состояния общества, его нравов и вкусов, национальных особенностей народа, символической характеристикой сословных и иерархических различий.

Особенности государственной службы заключаются в том, что ни одна сторона личности не остается «нейтральной» по отношению к ее политической биографии. При этом следует учитывать, что едва ли не все черты характера государственного деятеля в определенных ситуациях могут приобрести значение, далеко выходящее за пределы его личной судьбы. Непосредственные интересы каждой личности прямо или косвенно вторгаются в процесс выработки политических решений. Эти интересы могут быть не только материальными, но и духовными, а могут даже сводиться к удовлетворению запросов других социальных слоев общества.

В поведенческих стереотипах присутствует социальный опыт, во время общения человек реализует свою этическую и социальную принадлежность.

В нормах церемониала отразилась не только идеология, но и социальная психология общества, без адекватного истолкования которой невозможно правильно понять поведение государственных деятелей в конкретных ситуациях, связанных с их официальным статусом.

Обращение к опыту государственного строительства прошлого чрезвычайно актуально в наши дни, когда перед Российским государством остро встают проблемы стабилизации и упрочения основ политико-административной и социально-экономической систем общества, создания новой идеологии, новой системы государственного управления, основанной на принципе демократии.

В Российской империи XVIII – начала XX ст. законодателем и хранителем церемониалов выступал императорский двор – особый социально-политический институт, являвшийся средоточием верховной власти в стране. Государственный и военный церемониалы были неотъемлемым элементом системы государственного управления империи.

Являясь едва ли не важнейшей составной частью образа великой империи, государственные и военные церемониалы выступали как мощный идеологический фактор, способствовавший укреплению жизненных устоев общества. В основе их лежали идеи незыблемости, вековечности и богоданности монаршей власти, величия и мощи империи.

Нравственное и политическое значение церемониалов наибольшим образом проявлялось в период коронационных торжеств. В Россию обряд помазания и венчания на царство с использованием императорских регалий перешел из Византийской империи. В его основе лежало представление о божественном происхождении монаршей власти и об императоре как помазаннике Божием.

Принятие Петром I императорского титула, проведение церковной реформы и отмена патриаршества привели к значительным изменениям в обряде венчания на царство. Главная роль в нем принадлежала теперь не высшему духовному лицу, а самому Коронующемуся.

Несмотря на официальное перенесение столицы в Санкт-Петербург, венчание на царство происходило в Москве. Таким образом, Москва продолжала оставаться духовным центром нации, Первопрестольной столицей государства.

Уже в XVIII ст. обряд коронации приобретал характер всенародного праздника, сопровождавшегося раздачей милостей и привилегий, а также принятием важных законодательных актов. Анализ последних позволяет рассматривать коронационные торжества XVIII–XIX ст. как своеобразный пролог будущей политической программы верховной власти. Значение этого церемониала может проявляться и в его политических последствиях. В определенных исторических условиях сам факт свершения коронации (принятие Николаем I титула царя Польского в Варшаве в 1829 г.) или трагические обстоятельства, сопровождавшие коронационные торжества (ходынская катастрофа 1896 г.), могли повлечь за собой серьезные осложнения политический обстановки в стране. Таким образом, обряд коронации в России XVIII–XIX ст. являлся важным событием общероссийского и международного масштаба.

Смена форм правления всегда влечет за собой введение новых церемоний и наполнение новым идеологическим содержанием общепринятых старых форм. Так было в начале XVIII ст., когда шел процесс европеизации общества и консолидации дворянского сословия. В начале XX ст., накануне крушения монархии, попытки приспособить отжившие церемониальные нормы к новым условиям общественного развития оказались безуспешными.

В советский период тщательным образом разрабатывалась каждая делать государственных и военных ритуалов. Церемонии открытия и закрытия партийных съездов, военные парады на Красной площади являлись событиями международного значения. Практически каждый церемониал был своеобразной художественной иллюстрацией этических норм, принятых в социалистическом обществе. Как и в дореволюционный период, большое значение отводилось невербальным средствам общения: жесту, языку костюма, музыкальному сопровождению.

Парад 7 ноября 1941 г. и парад Победы 24 июня 1945 г. – между ними почти четыре года трагической и великой русской истории. Четыре года потерь и страданий, но Советский Союз выстоял, не встал на колени, сохранил свою целостность. Парады на Красной площади еще раз подтвердили, что военные церемониалы способны поднять дух нации, сплотить армию и народ, заставить высшее руководство государства, каких бы политических взглядов оно ни придерживалось, осознать: нация, забывшая уроки военных побед и поражений, теряет честь и благородство.

В современном российском обществе происходит образование новой политической элиты. Прежняя, сформировавшаяся в годы перестройки, не оправдала возложенных на нее надежд. Отсутствие национальной идеи в государстве сказалось и на нравственном облике представителей высших эшелонов власти. Они не только не являлись носителями государственной общенациональной идеи, но и, будучи выходцами из криминальных структур, не пользовались уважением ни внутри страны, ни на международной арене. В то же время популярные в народе деятели культуры, перейдя во властные структуры, стали постепенно утрачивать былое расположение своих избирателей не только из-за профессионального несоответствия новым должностям, но и прежде всего из-за отсутствия нравственных ориентиров.

Окружение первого Президента СССР и первого Президента РФ постепенно утрачивало признаки социального института власти, о которых говорилось выше. У представителей «двора» не было общих государственных интересов, целей, задач и единства действий, иерархия существовала, но отсутствовала устойчивость положения. В России не произошло сплочение в единое сообщество лучших представителей различных социальных групп; «аристократии духа» не существует. Чтобы попасть в элитарные круги общества, достаточно иметь богатство и любую известность, включая скандальную. Представители российской элиты в большинстве своем не стремятся прославиться благодаря просвещенности, хорошим манерам, результатам совей профессиональной деятельности. Образ жизни человека – зеркало, в котором отражается его внутренний мир.

Посольские церемониалы обязаны поддерживать иллюзию могущества государства. Я полагаю, что так называемые встречи «без галстука» 90-х гг. XX ст. (т. е. встречи глав государств без соблюдения правил дипломатического протокола) не прибавили уважения к политике Российского государства. «Всякое общество нуждается в центре; здесь же центра не существует; здесь есть только никак не связанные между собой партии – разрозненные члены тела, искалеченного революциями <...> Каждая из них – листок, вырванный из великой книги национальной истории», – писал 20 января 1843 г. из Парижа секретарь русского посольства Виктор Балабин, который едва ли мог предполагать, что спустя 150 лет его слова будут характеристикой к политической ситуации в России.

Трансляция в 1993 г. из Кремля «Встречи политического Нового года» вызвала неоднозначную реакцию у населения и во многом повлияла на стиль общественного поведения в определенный исторический период. Реакция на несоблюдение этикета следует незамедлительно, реакция на нарушение правил церемониала может последовать спустя десятилетия.

Прежде чем проанализировать церемониал посвящения во власть главы Российского государства, следует заметить, что инаугурация, то есть торжественное вступление Президента в должность – это прежде всего соблюдение установленных протокольных правил. Действия Президента – череда взаимосвязанных этапов:

1. Появление Президента на месте инаугурации;

2. Произнесение присяги и получения символов власти из рук уполномоченного государственного лица;

3. Произнесение инаугурационной речи;

4. Прием военного парада;

5. Прием поздравлений;

6. Праздничные мероприятия

Французский ритуал признан эталоном во многих странах мира. У потомков галлов эта церемония называется инвеститурой (в средние века так именовался акт передачи королем феода своему вассалу).

Французская схема предусматривает встречу уходящим Президентом своего преемника на ступеньках официальной резиденции французских лидеров – Елисейского дворца. Вместе они поднимаются в рабочий кабинет старого главы государства, где новый лидер Франции получает от своего предшественника чемоданчик с ядерным кодом.

В передаче новому Президенту ключей от французских ядерных «сил сдерживания» и заключается главный момент передачи президентской власти.

Проводив бывшего главу государства, новый лидер проходит в зал, где состоится церемония инаугурации.

После объявления главой Конституционного Совета окончательных итогов президентских выборов, Президенту вручают знаки кавалера Большого Креста и массивную золотую цепь из 16 медальонов, символизирующих рода войск и сферы экономики.

Начиная с Валери Жискар д'Эстена никто золотую цепь на себя не надевал. Он первым явился на церемонию не в смокинге или фраке, а в цивильном костюме. Подъехал к президентской резиденции сам за рулем автомобиля, шофер сидел сзади как пассажир. Остановив машину на Елисейских полях, новый Президент пошел во дворец, откуда пешком к могиле неизвестного солдата в сопровождении младшей дочери.

(По традиции Президент республики является Великим магистром ордена Почетного легиона.)

Затем новый лидер Франции проводит смотр национальной гвардии, моряков и морских пехотинцев в саду Елисейского дворца. В определенный момент парижане услышат 21 залп пушек, установленных на Площади инвалидов.

Далее Президент возлагает венок на могилу Неизвестного солдата у Триумфальной арки и памятникам генералу де Голлю и Жоржу Клемансо.

При Н. Саркози в отработанную процедуру французской инаугурации была включена поездка в Булонский лес, где Президент произносил краткую речь в память о 35 молодых участниках сопротивления, которые были расстреляны фашистами в августе 1944 г., в канун парижского восстания.

В тот же день Саркози отправился в первый заграничный визит в Германию, где провел переговоры с канцером Ангелой Меркель.

Судя по всему, именно французская схема стала основой сценария инаугурации российских Президентов в начале XXI ст.

Первая инаугурация состоялась в нашем Отечестве еще в советское время, 14 марта 1990 г., когда на Съезде народных депутатов была вынесена Конституция СССР, и М.С. Горбачев произнес присягу.

Первая инаугурация Б.Н. Ельцина прошла на заседании Верховного Совета РСФСР 10 июля 1991 г. (присягал Ельцин на Конституции РСФСР).

Ко второй инаугурации Б.Н. Ельцина был разработан Штандарт президента, изготовлено специальное издание Конституции РФ, на которой произносилась присяга. Процедура посвящения во власть продлилась 17 минут, так как Борис Николаевич плохо себя чувствовал.

В 2008 г. церемония инаугурации российского президента в третий раз состоялась 7 мая в Большом Кремлевском Дворце и прошла, в целом, по той же схеме, что в 2000 и 2004 гг.

Незадолго до полудня через Георгиевский, Александровский и Андреевский залы прошли знаменосцы, которые пронесли Государственный флаг России, Президентский штандарт, Конституцию и Знак Президента.

Прежде чем вновь избранный Президент начал шествие по парадным залам, на подиум поднялся В.В. Путин.

Ровно в полдень, с боем курантов Д.А. Медведев вошел в анфиладу из трех залов БКД. Приглашенные, в общей сложности 2500 человек (министры, депутаты Государственной Думы, члены Совета Федерации, губернаторы, представители дипломатических миссий, главы основных религиозных конфессий) выстроились вдоль красной дорожки.

После того как вновь избранный Президент занял место на подиуме, В.В. Путин произнес речь, в которой поблагодарил граждан России «за веру, понимание и поддержку».

По окончании выступления Председатель Конституционного суда В. Зорькин попросил Медведева принести присягу, текст которой установлен Конституцией РФ. Потом ему были переданы символы власти – крест ордена «За заслуги перед отчеством I степени» на специальной золотой цепи.

В своей речи Президент определил основные задачи будущей деятельности и поблагодарил «Президента Владимира Владимировича Путина за его неизменную поддержку, которую я постоянно ощущал. Уверен, что так будет и впредь».

На Соборную площадь Д. Медведев и В. Путин вышли вместе под залпы артиллерийского салюта.

После поздравления Президента личного состава полка с праздником (7 мая отмечается День Президентского полка) полк маршем прошел по Соборной площади.

Церемониал 2008 г. ответил на вопрос о том, кто фактически и юридически будет управлять государством в ближайшие годы.

На многие другие вопросы, включая главный, – в чем сегодня состоит национальная идея, ответа не последовало.

Для достойного проведения российских государственных церемониалов следует определить, какие нравственные принципы объединяют стоящих у власти. В России участники светской жизни – «аристократия» денег и власти. В большинстве своем эти люди удостоены привилегий не в силу своих нравственных качеств или таланта, а благодаря материальному положению или политическому влиянию.

В России появилась новая социальная эстетика. Элита убеждена в том, что она в любом случае будет править страной. Церемониалы с ее участием зачастую превращаются в циничные действа, которые беззастенчиво разыгрываются на глазах миллионов граждан: «наследники» традиции русского купечества устраивают в период поста благотворительный церемониал, по окончании которого жертвователи демонстрируют народу специально изготовленный для них гигантских размеров торт. Новая элита демонстрирует свое могущество, в то время как граждане невольно задаются вопросом: «На чем основано это могущество? В чем заслуга этих людей перед Отечеством?» Таким образом, современные ритуалы не устанавливают равновесие, а, напротив, обостряют социальную обстановку в обществе. Своей филантропией элита пытается доказать, что способна творить добро, но это лишь отдельные эпизоды на фоне циничной вакханалии чистогана.

В XX в. за поведением первых лиц государства имеет возможность наблюдать любой гражданин. Доверие общественности к политическому деятелю складывается в том числе и во время репортажей о проведении государственных и военных церемониалов, которые, как и государственная символика, призваны способствовать сплочению народа, укреплению его самосознания.

В 90-е гг. XX в. властные структуры отказались от советских церемониалов. При этом не были созданы новые формы их проведения. Нельзя в одночасье отменить церемониал или изменить его структуру. Соблюдение традиций – дань уважения предыдущим поколениям, их мыслям и делам.

В настоящее время единственный ритуал, который сохранил все признаки этого понятия, – Минута Молчания. Впервые призыв к ней прозвучал в 1965 г. по радио. В этом церемониале тщательно продуманы все составляющие – от тембра голоса диктора до музыкального сопровождения. Другие так называемые современные церемониалы не выдерживают никакой критики, так как не имеют под собой ни духовной, ни нравственной идеи.

Пока в России существует диктатура пошлости, никакие указы не заставят граждан стоя исполнять российский гимн, относиться с искренним почтением к государственным регалиям, гордиться мундиром.

Корни патриотизма – не в экономическом богатстве государства. Патриотизм – это прежде всего духовное состояние нации, это желание ее граждан честно служить Отечеству, это ответственность перед ушедшими и будущими поколениями за свои мысли и поступки.

В здоровом государстве властители дум не щеголяют туго набитыми кошельками. Властители дум - представители духовенства, армии, науки, образования. Аристократ духа может жить в далеком сибирском селе или недалеко от Кремля, трудится в поле или служить в армии. Аристократия духа - это соль нации.

 
 

Конференции.
Круглые столы.
Выставки. Презентации
Международный научный симпозиум «Социально-экономическое развитие бывших регионов Российской империи в ХІХ – начале ХХ в.»

Проведение симпозиума запланировано 3–6 апреля 2014 г. в г. Ялта

 
2-я Всероссийская научно-практическая конференция «Сохранение электронной информации в России»
5 декабря 2013 г. в Москве при поддержке Министерства культуры Российской Федерации состоится
 
Олимпиады по истории

Олимпиада РГГУ для школьников 11-х классов

 



Вестник архивиста

Информационная система <<Архивы Российской академии наук>>

Для размещения материалов на сайте обращайтесь на электронную почту rodnaya.istoriya@gmail.com
© 2017 Родная история. Все права защищены.