Российская идентичность и межэтнические отношения | Межнациональные отношения | Межнациональные отношения

 

О проекте О проектеКонференции КонференцииКонтакты КонтактыДружественные сайты Дружественные сайтыКарта сайта
Главная Межнациональные отношения Российская идентичность и межэтнические отношения  
Российская идентичность и межэтнические отношения

Дробижева Л.М.

Российская идентичность и межэтнические отношения.


Российские граждане живут в государстве, образ которого для большинства из них 20 лет назад был совершенно иным. Изменились не только его пространственные очертания «с южных гор, до северных морей», но и система отношений, этнический состав населения, государственное устройство. И поскольку эти изменения совпадали с экономическими трудностями, потерей уверенности в жизни, то невзгоды, даже в одной какой-то сфере соединялись в представлении людей с другими и вызывали у многих неизбывную тоску по прошлому: «как хорошо мы плохо жили». Не случайно, когда у респондентов спрашивают, как они относятся к тому, что «в 1991 г. СССР прекратил свое существование», и в 2001 г., и сейчас в 2011 г. 14% отвечают, что это катастрофа мирового значения», более трети (44% в 2001 г. и 36% в 2011 г.), что «это беда для многих людей, живущих в республиках бывшего СССР», а 30% видят в этом «и хорошие, и плохие стороны». В первые годы новой России немало людей вообще ещё чувствовали себя «гражданами СССР». В 1992 г. 71% опрошенных идентифицировали себя как граждан России#. Теперь, двадцать лет спустя, определяя свою идентичность, 95% опрошенных в стране идентифицировали себя как «граждане России», при этом 72% ощущают свою общность с гражданами России «в значительной степени». Судя по результатам опросов это наиболее сильная, уверенная идентичность среди других наиболее значимых идентичностей (см. рис. 1).

Рис. 1. С кем люди ощущают связь в значительной степени

Российская идентичность исторически быстро формирующаяся. Ещё по опросам 2004 г. она по масштабам интенсивности очевидно уступала и этнической идентичности, и общности людей по взглядам на жизнь, и профессиональной и локальной идентичности. Тогда россиянами называли себя 78% опрошенных, а сильную связь (часто чувствовали себя россиянами) – 31% (см. рис. 2).

Рис. 2. Изменения значимости Российской идентичности. С кем и в какой степени респонденты испытывали чувство общности в 2004 г. и в 2011 г. (в %).

К 2011 г. Российская идентичность стала не только самой распространенной среди наиболее значимых идентичностей, но и ощущение связи с ней стала наиболее высокой.

В сравнения не включены семейные связи, которые по всем исследованиям бывают самыми сильными.

Если в 2004 г. идентификация со страной, хоть и не столь значительно, но все же очевидно уступала идентификации людей по профессии, общности по взглядам на жизнь и по национальности, то в 2011 г. по результатам проведенного исследования российская идентичность первенствовала. И это зафиксировано не только долей респондентов, подтвердивших свою идентификацию со страной, но и тем, что ощущение «сильной связи» с ней выросло вдвое. Восстановилась связь времен. В советское время немного людей могли сказать, что они ассоциируют себя с РСФСР, и это, кстати, отличало их от жителей других союзных республик. В новой Российской идентичности присутствует и досоветский пласт представлений.

Если сравнивать с государствами Западной Европы, то по силе связи со страной россияне близки теперь к жителям Великобритании, ФРГ#.

Естественно наибольший интерес вызывает сравнение российской идентичности с этнической, региональной, локальной идентичностью, поскольку она отражает процессы интеграции в стране. Идентификация по национальности до самого последнего времени была не просто конкурирующей, но превалирующей у людей в сравнении с государственной.

И вот к концу двадцатилетия российская идентичность в целом по стране (во всяком случае, в районах с доминирующим русским населением) стала немного превалировать, 90% населения по-прежнему сохраняли идентичность по национальности и по месту жительства. Однако сильную связь как видно из рис. 2 по национальному и локальному признаку чувствуют 50-60%, а с российскими гражданами – 72%.

Респондентам задавался уточняющий вопрос «Кем вы себя чувствуете в большей мере?» 25% ощущают себя в равной мере и теми и другими, но большая часть ответивших (47%) считала себя «скорее россиянами». При этом среди русских называло себя и «скорее россиянами» чуть больше, чем среди людей других национальностей (48% против 39%).

Таким образом, и ответы на этот уточняющий вопрос подтвердили установленную тенденцию.

Каких-то заметных возрастных различий в идентификации себя  как россиян и по этническому признаку нет. Немного больше идентифицирующих себя с людьми своей национальности среди самого старшего поколения – 93% против 87% среди молодежи 18-25 лет, что, скорее всего, связано с пережитыми ими национальными движениями в республиках СССР, расколом Союза и, возможно, реакцией на приток инокультурных мигрантов. Это подтверждается тем, что при альтернативном выборе среди них людей «скорее чувствующих себя россиянами» тоже оказалось чуть больше (53% против 44% среди18-25 летних).

При таких высоких показателях распространенности и российской и этнической идентичности теряет остроту вопрос их конкурентности и подтверждается их совместимость. Заметим, что половина опрошенных и со своим народом (в этнокультурном значении), и с российским сообществом ощущает сильную связь. Кстати тоже касается и локальной идентичности, которая, судя по опросам, оказалась практически столь же распространенной и сильной.

Казалось бы, эти данные свидетельствуют о высокой интегрированности общества и надуманности темы о сепаратизме и разобщенности населения страны. И в чем-то это действительно так. Но важны основания интегрированности. Ведь мы знаем о высокой социальной дифференцированности и политической разобщенности. Но очевидно все же есть ценности и потребности людей, которые становятся цементирующими в обществе. Сама страна, где ты родился и жил, Родина – ценность для большинства людей. Представление о ней обычно эмоционально окрашено и составляет тот компонент идентичности, который именуется патриотизмом. «Что для Вас значит быть патриотом России?» – спрашивали в ходе опросов респондентов. Во всех поколениях мы получили согласованные ответы: «Любить свою страну» – 95-99%, стремиться улучшить жизнь в стране 92-97%, «гордиться своей страной 91-97%. Патриотизм этот, конечно, не всегда критичный. С тем, что патриот должен «говорить о стране правду, какой бы она ни была», однако пятая часть опрошенных не согласилась, и треть была согласна с тем, что надо «не говорить, что у твоей страны есть недостатки».

Есть и другой, подтвержденный опросом неблагоприятный симптом – солидаризация в немалой мере основана на обидах. Свыше 60-(62%) респондентов присоединилось к мнению: «люди моей национальности многое потеряли за последние 15-20 лет». Среди русских это мнение разделяют больше, чем среди других национальностей – 64% против 44% соответственно. Сплачивает обида за выход из Союза народов бывших Союзных республик, за национальные движения, в ходе которых русских обвиняли в имперской политике, наконец, обида за критику пережитого прошлого, которое совсем недавно представлялось светлым будущим.

Отсюда такая чувствительность к тому месту, которое должно занимать большинство в полиэтническом пространстве страны. С одной стороны, у старшего поколения еще живут прежние представления о нормах в стране, где каждый человек «надежный товарищ и друг», у части среднего и младшего о гуманных ценностях толерантности, которые декларирует демократия, а с другой стороны обиды за потерю статуса старшего брата, сына великого народа.

За двадцать лет эти обиды не ушли из сознания людей. Они получили дополнительную подпитку за счет тех чувств, которые переживают и другие народы в Европе, в тех странах, в которых имел место значительный и быстрый приток инокультурного населения. Россия в эти годы стала третьей страной в мире после США, ФРГ по притоку иммигрантов. И происходило это на фоне существенно изменившегося этнического состава. В СССР русские составляли 51%, теперь – 80%. К тому же мы переживаем последствия чеченского кризиса (на восстановление республики затрачиваются миллиарды рублей, а в ответ проходят митинги «Хватит кормить Кавказ»).

В условиях, когда к объективно имеющемуся положению в стране политиками-популистами добавлялась политизация этнического фактора, представления людей о многонациональности как исторической данности нашей страны менялось. «То, что в России живут люди разных национальностей, это скорее преимущество для развития страны или скорее проблема?» – спрашивали респондентов. Однозначно считали преимуществом – 16%. Позиция «и то, и другое» была самая распространенная и набрала – 41%, а 28% полагают, что «скорее проблема». И русские, и несколько чаще представители других национальностей придерживаются такого мнения (29% и 21% соответственно).

Отсюда за двадцать истекших лет не потеряло болезненности обсуждение вопроса насколько Россия – общий дом для живущих в ней национальностей. Из табл. 1 видно, как распределялись мнения по этому вопросу с 1995 г.

Таблица 1.

Мнения респондентов о том, насколько государство общий дом для народов России

С каким из приведенных ниже высказываний Вы согласны (выберите один ответ)

Варианты ответа

1995

1998

2001

2004

2006

2007

2011

1. Россия должна быть государством русских людей

11

11

12

17

19

16

14

2. Россия – многонациональная страна, но русские, составляя большинство, должны иметь больше прав, ибо на них лежит основная ответственность за судьбу народа в целом.

14

20

20

24

31

31

31

3. Россия – общий дом для многих народов, оказывающих друг на друга свое влияние. Все народы России должны обладать равными правами, и никто не должен иметь никаких преимуществ.

65

64

61

54

50

48

47

4. Затруднились ответить

10

5

8

6

0

6

8

 

То, что государство общий дом для российских народов, и все они должны обладать равными правами, никто не должен иметь никаких преимуществ остается наиболее распространенным, но оно с каждым годом становилось все менее поддерживаемым. В 90-е гг. это мнение было мнением очевидного большинства (64-65%), а в 2000-е годы оно становилось все менее и менее поддерживаемым: с 61% до 47% в 2011 г.

Зато доля людей, которые полагали, что «Россия многонациональная страна, но русские, составляя большинство, должны иметь больше прав» выросла вдвое (с 14 до 31%), а вместе с теми, кто считает, что «Россия должна быть государством русских людей» они составляли 45% (25% в 1995 г.).

Среди русских этот раскол во мнениях был еще очевиднее: первое мнение разделяли 44%, а второе и третье 49%. Причем молодежью мнение об общем доме с равными правами разделялось заметно реже: в возрасте 18-25 лет – 37%, а о доме с большими правами русских и государстве русских – 55%.

Все это говорит о том, что самосознание русских актуализировано. 79% разделяет мнение, что «в наше время человеку нужно ощущать частью своей национальности», а 82% отнесли себя к тем, кто «никогда не забывает о своей национальности».

Предыдущие исследования 90-х гг. даже в республиках, где русские более тесно контактируют с людьми других национальностей, не фиксировали таких высоких показателей потребности в аффилиации. Правда, мнение это скорее солидаризирующее, чем отражающее реальную практику, поскольку одновременно 47% отвечают, что «редко задумываются о том, кто я по национальности».

Солидаризация связана с политизацией этничности, в том числе с обсуждением в стране вопросов, как должно строиться наше государство.

Мы тоже интересовались мнением наших граждан относительно государственного устройства и политики, связанной с многонациональностью страны.

Что касается государственного устройства, то большинство наших граждан не имеет устойчивого мнения на этот счет. 42% полагают, что «необходимо упразднить деление России на республики». Практически это мнение в основном русских, т.к. среди представителей других народов это мнение разделяют 27% и среди них представлено по условиям выборки мало национальностей, живущих в самих республиках. Однако ещё важнее то, что 73% разделяют и альтернативное мнение: «Было бы лучше, если бы народы республик сохраняли свою самостоятельность внутри страны, автономию», причем полностью уверенных во втором мнении больше: 24% против 13%. А среди нерусских мнение о сохранении автономии разделяют 79%. Да и среди русских 43% за упразднение республик, но 56% не согласны с таким решением.

Таким образом, очевидно, что русские колеблются во мнениях о сохранении того типа государственного устройства, который у нас исторически сложился, а представители других национальностей, тем более живущих в республиках, в большинстве против.

В настроениях тех, кто за упразднение республик, скорее всего больше обиды и усталости от необходимости что-то предпринимать в связи с многонациональностью страны. Об этом свидетельствует согласие большинства (64%) с мнением «…лучше, если народы, которые не хотят мирно жить вместе, имели бы право выхода из России». Поддержка такого мнения не просто проявление либерализма. Судя по данным, вряд ли кто-то хочет распада страны, но террористические акты на Северном Кавказе и в Центре страны не только пугают, но и вызывают озлобленность, готовность к радикальным решениям.

Ставшая массовой, уверенной и достаточно сильной Российская идентичность, цементирующая российскую политическую нацию, безусловно важный итог двадцатилетия, но идентичность эта хранит в себе болезненный опыт перемен и негативизм фобий и переживаний.

После декабрьских событий (2010 г.) тревогу за сохранение межнационального согласия выражали и общественность, и власть. На заседании Госсовета Президент заявил, что без гражданского мира, межнационального, межконфессионального согласия в нашей стране «невозможно само развитие государства», «не может быть никакого будущего ни у нас, ни у наших детей»#.

Данные проведенного исследования тоже рисуют тревожную картину. Половина респондентов фиксировала, что в их местности бывают столкновения на почве национальной неприязни, и 68% откровенно признались, что «испытывают раздражение или неприязнь по отношению к представителям каких-то национальностей». Известно, что у нас «в образе врага» чаще всего последнее время были «кавказцы», однако, в исследованиях было доказано, что если у человека есть предубеждения к лицам какой-то одной национальности, то в другой ситуации они будут проявляться и к другим. Наиболее сильно такая неприязнь на этнической почве связана с тем, что люди иной культуры ведут себя «как хозяева на этой земле» – 63%. Другой аргумент неприязни – различия «в поведении людей, их образе жизни» – 39%, и только у 1/5 респондентов есть ощущения конкуренции в стремлении за престижные рабочие места. Это вполне понятно, т.к. большинство инокультурных мигрантов берутся за работу, на которую местное население не претендует.

За двадцать лет не изменилась к лучшему готовность к общению с людьми иной национальности (см. табл. 2).

Таблица 2.

Отношение к межнациональному общению (в % к опрошенным).

Влияет ли национальность человека на Ваше отношение к нему?

1994

2001

2011

Влияет при выборе круга друзей

22

24

29

Влияет при выборе места жительства

43

36

40

Влияет при вступлении в брак

39

35

47

 

Как видим по данным, драматизировать межэтнические отношения не стоит (и в этом Д. Медведев был прав в оценке на Президиуме Госсовета). Это вроде бы подтверждается и другими исследовательскими центрами – доля предубежденных в отношении основных по массовости видов межэтнического общения в целом колеблется уже несколько лет в районе 30% (данные Левада-Центра). Вполне согласованные ответы мы получили в ходе исследования. 89% русских и столько же среди других национальностей считает, что «насилие в межнациональных и межрелигиозных спорах недопустимо», но 44% одновременно считают, что «насилие допустимо, если нарушается справедливость в отношении моего народа», и 41% согласились с тем, что «все средства хороши для защиты интересов моего народа». Причем среди русских такие настроения не меньше, чем среди других национальностей (43% и 34% соответственно).

Это новая ситуация 2000-х гг. В 90-е гг. подобные настроения намного чаще встречались именно у нерусских. Эти ответы русских вполне согласуются с актуализацией у них этнонационального самосознания, о чем говорилось выше.

Такие настроения русских в значительной мере связаны с быстрым притоком инокультурных мигрантов. В этом русские не отличаются от граждан других Европейских стран, оказавшихся в такой же ситуации. Зная о действиях правительства Саркози в отношении цыган, мы спросили наших граждан об их отношении к принудительному выселению людей тех национальностей вокруг сформировавшегося «образа врага» (см. рис. 3).

Рис. 3. Одобрили ли бы Вы или не одобрили принудительное выселение представителей каких-то национальностей из Вашего города (села)?

Тех, кто не одобрил бы принудительное выселение больше, чем одобряющих – 46% против 39%. Но как видим сторонников силовых действий достаточно много и, что особенно тревожно, – их больше среди молодежи. Среди тех, кому 18-25 лет – 47%, среди тех, кому 50-60 лет и старше – 36-37%.

С чем связаны такие настроения? Сказать, что это достаточно большая группа молодежи убежденные ксенофобы – нельзя. Ведь 85% молодежи в этом возрасте считают недопустимым насилие в межнациональных спорах. Совмещенные негативные межэтнические установки имеют около 15%. А вот ощущение потерь за последние 15-20 лет, то есть практически за свою ещё недолгую сознательную жизнь, среди них даже больше, чем у людей среднего возраста. Скорее, конечно, за ощущением потерь кроется их недовольство той практикой нынешней жизни, с которой они сталкиваются, более остро реагируя и на коррумпированность, и на социальную несправедливость. Комплекс социальных обид и неудовлетворенностей принимает форму этнонациональных обид, ущемления этнических чувств. И события на Манежной площади 11 декабря 2010 г. это очевидно показали#.

Растущая Российская идентичность, совмещенная с этнической идентичностью, интегрирует людей, но и заставляет задуматься о справедливости существующей системы распределения ресурсов, солидаризирует против несправедливостей.

 
 

Конференции.
Круглые столы.
Выставки. Презентации
Международный научный симпозиум «Социально-экономическое развитие бывших регионов Российской империи в ХІХ – начале ХХ в.»

Проведение симпозиума запланировано 3–6 апреля 2014 г. в г. Ялта

 
2-я Всероссийская научно-практическая конференция «Сохранение электронной информации в России»
5 декабря 2013 г. в Москве при поддержке Министерства культуры Российской Федерации состоится
 
Олимпиады по истории

Олимпиада РГГУ для школьников 11-х классов

 



Вестник архивиста

Информационная система <<Архивы Российской академии наук>>

Для размещения материалов на сайте обращайтесь на электронную почту rodnaya.istoriya@gmail.com
© 2017 Родная история. Все права защищены.