Энергетическая политика России на мировом пространстве | Россия в мировых процессах

 

О проекте О проектеКонференции КонференцииКонтакты КонтактыДружественные сайты Дружественные сайтыКарта сайта
Главная  
Энергетическая политика России на мировом пространстве


К «круглому столу» «Новая энергетическая дипломатия России: геоэкономические и геостратегические факторы» (2010 г.)
Акимов А.В.
д.э.н., заведующий отделом экономических исследований Института востоковедения РАН

В ближайшие десятилетия потребности Китая, Японии, КНДР и Южной Кореи будут быстро расти. Автором был произведен расчет прогнозной потребности этих стран в топливно-энергетических ресурсах, исходя из прогноза численности населения и душевых нормативов потребления при догоняющем типе развития. При этих гипотезах уровень душевого потребления во всех странах региона будет стремиться к тому, который ныне существует в Японии. Это около 5 тонн условного топлива на человека в год. В Японии этот уровень останется неизменным.

Результаты расчетов по двум сценариям демографического роста представлены в таблицах 1-2. Китай должен будет достичь уровня современной Японии к середине ХХ1 века, и  рост к 2060 г., когда планируется стабилизация численности населения, составит 6,5 раза. Это в среднем примерно 3,2% в год. В результате потребности  КНР будут превышать потребности Северной Америки и Европы вместе взятых.

Таблица. 1. Расчет потребностей в ТЭР при среднем варианте демографического прогноза, объемы потребностей в млн. т у.т.

год

2000

2010

2020

2030

2040

2050

2060

Япония

635

650

660

660

660

660

625

Южная Корея

188

229,5

275

295

305

310

320

КНДР

88

102

117

128

135

140

140

КНР

1282

2764

4467

6260

7222,5

8225

8330

Таблица 2. Расчет потребностей в ТЭР при минимальном варианте демографического прогноза, объемы потребностей в млн. т у.т.

год

2000

2010

2020

2030

2040

2050

2060

Япония

635

645

645

645

625

595

565

Южная Корея

188

229,5

270

275

275

275

260

КНДР

88

97,75

103,5

109

115

115

105

КНР

1282

2764

4251

5740

6457,5

7175

6820

Очевидно, что импортировать топливо Восточная Азия будет.

Есть большие сомнения, что сложившаяся экспортная стратегия России адекватна масштабам задачи. В своих стратегических программах правительство России провозглашает отход от сырьевого экспорта и развитие высоких технологий, что означает отсутствие государственной поддержки больших экспортных проектов в топливных отраслях. Основной обладатель экспортных ресурсов топлива Газпром же заложил проекты экспорта больших объемов газа на запад в Европу, что сильно ограничивает его возможности экспорта на восток. Восточная Сибирь - основной перспективный для поиска новых месторождений  регион - слабо разведана, но имеющиеся разведанные запасы не очень годятся для реализации крупных экспортных проектов, поскольку находятся в неосвоенных районах.  Добыча 30-50 млн. т в год из разведанных месторождений с доказанными запасами возможна, но это не крупные месторождения. Только высокие цены на нефть делают эти проекты реализуемыми и выгодными. Строящийся нефтепровод «Восточная Сибирь – Тихий океан» с мощностью 80 млн. т нефти в год пока не обеспечен необходимыми запасами нефти. Таким образом, в настоящее время в долгосрочной стратегии сотрудничества России в энергетической сфере со странами северо-восточной Азии можно достаточно твердо рассчитывать только  на реализуемые  проекты на Сахалине и Восточный экспортный нефтепровод.

Эти проекты могут оказать лишь малое влияние на энергетическую ситуацию в регионе. России необходимо пересматривать стратегию и анализировать возможности экспорта электроэнергии и энергоемких товаров для покрытия потребностей быстро растущих экономик стран Восточной Азии. Возможно совместное строительство энергоемких предприятий в Сибири  и на Дальнем Востоке России для экспорта продукции в Китай, Японию, Кореи.

В этом случае проблемой становится

- нехватка рабочей силы в восточных регионах России,

- перспективы развития энергетических технологий, то есть технологической базы энергетических объектов,

- проблемы развития энерго-промышленных комплексов, то есть группировка энергоемких производств, которые могли бы быть созданы у месторождений топлива и электростанций,

- поиск партнеров для реализации этих проектов, например, японцев с высокими технологиями, в том числе и турдосберегающиими, или же северных корейцев, как дешевой, но альтернативной китайцам рабочей силой.

Проекты подобного рода разрабатывались для Сибири научными учреждениями в СССР, так что определенная база исследований и готовых проектов уже есть.

Проблемой является обсуждение экономической и политической целесообразности их реализации в условиях глобализации.

 
Политика Российской Федерации в каспийском регионе: итоги и перспективы Аналитическая работа по конфликтам

Отрывок из дипломной работы Щипакиной С.
студентки 5-го курса, второе высшее 2012 г.
Отделения международных отношений
и зарубежного регионоведения ИАИ РГГУ

Глава IV. Российская энергетическая политика в Каспийском регионе

4.1 Проблемы, противоречия и перспективы российской энергетической политики

Контроль над регионом, обеспеченный сначала царской Россией, а потом Советским Союзом, послужил мощным фундаментом для доминирующего положения современной России на Каспии. Общее сосуществование в составе одного государства связало Россию с другими прикаспийскими республиками тесными историческими и культурными связями, что в значительной степени определило большой вес и влияние России на Каспии. Поэтому Каспийский регион является традиционной зоной Российских национальных интересов. Она заинтересована в укреплении своих позиций на Каспии и в том, чтобы не допустить доминирования третьих сил в регионе. До середины 1990-х годов Москва в отношении Каспия занимала в основном жесткую и непреклонную позицию в отношении Каспия. Но для проведения более эффективной экономической политики Россия нацелилась на реализацию взаимовыгодных проектов и развитие сотрудничества с другими прикаспийскими государствами. В этот период она стремилась сохранить монополизацию маршрутов транспортировки каспийских энергоресурсов на мировой рынок через свою территорию. Находясь на стыке Европы и Азии, Российская Федерация имеет выход к морям, что обеспечивает ей важное стратегическое положение как транзитного государства. В настоящее время основной маршрут транзита каспийской нефти осуществляется по территории России.

Одним из основных стратегических интересов России на Каспии является сохранение мира и стабильности в регионе, укрепление регионального экономического и политического сотрудничества. Поэтому выбор Россией верной стратегии в отношении этого региона чрезвычайно важен для сохранения ее экономической и военной безопасности. Известно, что после распада СССР, у России не было четкой и взвешенной стратеги в отношении прикаспийских соседей. Действия России на Каспии в постсоветский период либо являлись ответом на инициативы прикаспийских соседей по СНГ, либо были подчинены интересам нефтедобывающих компаний, которые не всегда совпадали с государственными. «В тот период интересы России в регионе сводились лишь к трем основным задачам: 1) Защита и наращивание позиций России на Каспии. 2) Сохранение стабильности и безопасности в регионе. 3) Развитие регионального сотрудничества» [1]. Данной стратегии придерживался А.В. Козырев, будучи на тот момент Министром иностранных дел РСФСР. Эта стратегия была слишком узкой и не дала должных результатов, поэтому следующим Министром иностранных дел Е.М. Примаковым была разработана новая национальная стратегия. Она учитывала как краткосрочные, так и долгосрочные цели, увязывая их с экономическим потенциалом. На сегодняшний день эта стратегия остается актуальной и продолжает использоваться нынешним Правительством Российской Федерации. Российская дипломатия пытается укрепить свои позиции в регионе, учитывая региональные противоречия прикаспийских государств и противодействуя осуществлению невыгодных для себя проектов: прежде всего в области строительства трубопроводов. В перспективе речь могла бы идти о создании Организации Прикаспийских государств для создания условия совместного взаимовыгодного сотрудничества по эксплуатации Каспия.

Так, в соответствии с Энергетической стратегией России до 2030 года целью энергетической политики России является «максимально эффективное использование природных энергетических ресурсов и потенциала энергетического сектора для устойчивого роста экономики, повышения качества жизни населения страны и содействия укреплению ее внешнеэкономических позиций» [2]. Прогнозируется, что доля европейского направления в общем объеме экспорта российских топливно-энергетических ресурсов будет неуклонно сокращаться за счет диверсификации экспортных энергетических рынков в восточном направлении (Китай, Япония, Республика Корея, страны Азиатско-Тихоокеанского региона). Планируется что, Россия «сохранит свои позиции на мировом энергетическом рынке как крупнейший поставщик энергоносителей, а так же диверсифицирует направления энергетического экспорта и снизит зависимость российского энергетического сектора от экспорта энергоносителей в Европу» [3]. Но воплощение российской стратегии в жизнь невозможно без противоречия Западу и США, в особенности по части реализуемых в Каспийском регионе проектов. Для предотвращения развития дестабилизирующих сил на Каспии, в Средней Азии и Закавказье Россия должна определить для себя твердые принципы внешней политики.

На данный момент, Россия является одной из крупнейших стран-экспортеров нефти. По данным В.Мухина: «Она вышла на первое место в мире по добычи и экспорту нефти, опередив Саудовскую Аравию. В 2006 г. Россия экспортировала 255 млн. т нефти при общем объеме добычи нефти с газовым конденсатом 480,02 млн. т. В 2007 г. «Транснефть» прокачала на экспорт 250,62 млн. т нефти, из них в дальнее зарубежье – 216,44 млн. т и в ближнее зарубежье – 34,18 млн. т» [4]. За границу идет значительная доля добываемого Россией сырья. Но следует отметить, что после распада СССР, Россия оказалась отторгнутой от традиционных нефтепромыслов, от Бакинских морских и континентальных скважин с их развитой инфраструктурой: терминалами, трубопроводами, нефтеперегонными заводами и мощной базой машиностроения. Кроме того, ей достался неизученный и проблематичный – по одним оценкам и перспективный – по другим, участок северного Каспия.

Россия, занимая стратегически важное географическое положение, располагаясь между Азией и Европой не смогла присоединиться ни к тем, ни к другим – ЕС и АСЕАН имеют свои политические и экономические цели, которые зачастую не совпадают с российскими. По выражению А.М. Бутаева, «Россия оттолкнула от себя СНГ, сейчас Казахстан, Туркменистан, Азербайджан, Узбекистан готовы вытеснить Россию из рынка энергоносителей на всем постсоветском пространстве. Даже дешевое российское оружие там не востребовано, так как все бывшие союзные республики переходят на натовские стандарты вооружения. Российские товары там неконкурентоспособны» [5]. Россия не сразу поняла, что дружба именно с постсоветским пространством определяло национальную безопасность её границ. Ведь она расположена между тремя мировыми рынками – американским, европейским  и азиатско-тихоокеанским. Тем не менее, играть сколько-нибудь заметную роль в товаропотоках между этими рынками Россия пока не готова ни по одному составляющему – ни по автомобильному, ни по железнодорожному, ни по морскому, ни по авиационному.

Россия экспортирует в основном сырую нефть и продукцию самых дешевых видов нефтепереработки – дизельное топливо и топочный мазут. В 2000-2003 годах России крупно повезло – мировая конъюнктура (вернее, ОПЕК) подняла цены на нефть, что обеспечило нормальную рентабельность российской нефтедобычи. Но есть и прогнозы пессимистов, так бывший министр энергетики В.Калюжный говорил о том, что «активных запасов нефти в России осталось всего на 15 лет, и если ничего не изменится, то Россия превратиться из экспортера в импортера нефти» [6]. Более 70% российских месторождений работают на грани рентабельности. Россия не может долго оставаться сырьевым придатком востока и запада, так как её природные ресурсы находятся на территориях, где их добыча становится рентабельной лишь при определенном нижнем пределе мировых цен.

«Лидером среди российских компаний, осваивающих Северный Каспий является «ЛУКОЙЛ», который как акционерное общество был создан в 1993 году. Постановление правительства РФ и занимает первое место в России и пятое место в мире среди акционерных обществ открытого типа по объемам добычи нефти» [7]. Тем не менее, следует отметить, что работы в северной части Каспия отличаются рядом сложностей, так работы по бурению невозможно проводить в зимнее время из-за нехватки технических средств в силу географических особенностей этого региона и нехватки квалифицированных кадров. «В мае 2000 года «ЮКОСом», «ЛУКОЙЛом» и «Газпромом» была создана «Каспийская нефтяная компания» (КНК) для геологического изучения Северного Каспия» [8]. В планах КНК было проведение исследований по разведке новых месторождений на Каспии, где  российские компании вынуждены действовать в условиях жесткой конкуренции. Разрабатываемые и осуществляемые проекты нефте и газопроводов нарушают российскую трубопроводную монополию, что меняет ситуацию на мировом рынке энергоносителей не в пользу России.

Каждый каспийский партнер России стремится проводить самостоятельную политику, имея весьма ограниченную готовность к компромиссам, затрагивающим их стратегические интересы. Осуществление этой политики проявляется в создании альтернативных систем коммуникации с мировым рынком, членстве в различных региональных экономических организациях, привлечении капитала из разных стран мира. В системе взаимодействия стран Каспийского моря наиболее эффективным инструментом останется двустороннее сотрудничество, в рамках которого значительно проще добиться конкретных результатов. Так, «четыре из пяти государств являются членами СНГ, связанными системой двусторонних соглашений о свободной торговле, а два – Россия и Казахстан – членами ЕврАзЭС, целью которого является построение таможенного союза. По политическим и экономическим условиям приграничного и прибрежного сотрудничества Азербайджан, Казахстан и Россия довольно сильно отличаются от Ирана и Туркменистана» [9].

Наиболее тесные экономические и политические связи Россия имеет с Казахстаном. Страны имеют схожие экономические и политические системы, осуществляют однонаправленные рыночные реформы. Они широко сотрудничают в сфере экономики, политики, безопасности, гуманитарной сфере, как на двухсторонней основе, так и в рамках ЕврАзЭС и ОДКБ. Активно развивается сотрудничество на Каспии, заключены соглашения о совместной эксплуатации месторождений углеводородов ограниченной зоне каспийского шельфа (месторождения Курмангазы, Центральное и Хвалынское). Кроме того, российские компании могут участвовать в государственной программе Казахстана по освоению своего сектора Каспийского моря. В свою очередь Россия, согласно соглашениям, обеспечивает транзит казахстанской нефти на мировые рынки. Страны активно сотрудничают и по другим вопросам использования ресурсов Каспийского моря. Двусторонние связи между Россией и Казахстаном отличаются интенсивностью контактов на высшем и высоком уровнях, активным многоплановым сотрудничеством, солидной договорно-правовой базой (подписано более 270 договоров и соглашений). Главными  документами являются: «Декларация о вечной дружбе и союзничестве» (1998), «Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи» (1992), «Договор об экономическом сотрудничестве и Программа экономического сотрудничества до 2007 года» и другие. В сфере ТЭК между двумя странами подписано около 40 различных соглашений, в том числе по ряду газовых проектов. В структуре российского экспорта в Казахстан ведущее место занимает продукция топливно-энергетического комплекса и машиностроения. «В общем товарообороте РФ с государствами Содружества доля Казахстана составляет 15%. Удельный вес России в товарообменных операциях Казахстана – 24,7%» [10]. Успешно развивается инвестиционное сотрудничество, представленное в основном деятельностью предприятий с участием российского капитала. «На начало 2005 года их насчитывалось более 1200. Активно работает учрежденное в 2000 году совместное предприятие ЗАО «КазРосГаз» с участием ОАО «Газпром» [11].

Что касается сотрудничества в с сфере энергетики, то сейчас основной поток казахстанской нефти идет по российским маршрутам (КТК и Атурау-Самара), но на сколько это будет долгим покажет только дальнейшее развитие событий, связанных с вводом в действие БТД и присоединению к нему казахстанской нефти. На сегодняшний день, нефть Казахстана начала поступать в него, но посредством танкерных перевозок, так как нерешенность вопроса о статусе Каспийского моря, не дает Западным государствам, США и Турции, лоббирующим этот проект, достроить его часть по дну Каспия. Для России важно в этом вопросе не допустить строительство Баку-Джейхана по дну Каспийского моря и затягивать решение этого вопроса ей помогает Иран. Как некогда сказал заместитель министра иностранных дел и специальный представитель Президента В. Путина по Каспию Виктор Калюжный: «Я бы сделал все, чтобы не допустить строительства этого нефтепровода, поскольку он противоречит интересам России» [12].

Активно развивается и казахстано-китайское транспортировки углеводородов направление, во многом благодаря России. Ещё в 1999 году между Китайской национальной нефтегазовой компанией (КННК), Юкосом и Транснефтью было подписано соглашение о строительстве нефтепровода Россия – Китай, но Россия так и не смогла согласовать маршрут транспортировки энергоресурсов, склоняясь, то к Японскому маршруту, то к китайскому. В результате «в 2003 году КННК и КазМунайГаз заключили соглашение о строительстве совместного нефтепровода» [13]. КНР хоть и не вычеркнула Россию из числа приоритетных энергетических партнеров, тем не менее, решила в кратчайшие сроки получить альтернативный вариант. И только к 2004 году наспех был приготовлен проект российского трубопровода Восточная Сибирь – Западный Китай, в котором из-за спешки не было ответвлений к Китаю, что вызвало у китайской стороны только недоумение. Более того, «в 2002 году Казахстан и Иран возобновили переговоры о прокачке казахстанской нефти, после переоборудовании и расширения НПЗ Ирана» [14].

Несмотря на тесное сотрудничество и общие интересы, позиции России и Казахстана заметно различаются по разным аспектам. Так, позиция Казахстана по разграничению каспийского моря схожа с позицией Азербайджана. Более того, Казахстан предполагает использовать альтернативные транспортные маршруты для экспорта своей нефти: Казахстан – Китай, БТД и Иранский маршрут. Добыча нефти Казахстана растет с каждым днем, и он может стать серьезным конкурентом России на мировых рынках. Российская сторона стремится сохранить Казахстан на позиции приоритетного сотрудничества с Москвой, минимизируя дрейф Астаны в сторону Запада. В этом контексте важно обеспечить неукоснительное соблюдение Казахстаном союзнических обязательств в рамках ОДКБ, проводя твердую линию на обеспечение российского участия в модернизации интегрированной системы  контроля национального воздушного пространства между двумя государствами, на недопущение военного присутствия внеригиональных сил на Каспии в любых формах.

Туркмения также является важным партнером России в сфере энергетики, но одновременно и самым сложным. Россия заинтересована в туркменском газе, но, как показывает практика, Ашхабад склонен самопроизвольно менять условия контрактов, реагируя на меняющуюся конъюнктуру газового рынка. «Политическая и экономическая система Туркмении характеризуется высокой степенью централизации. Сотрудничество с этой страной возможно практически только на уровне государства или крупных государственных компаний» [15]. Помимо этого, отношения между государствами омрачены дискриминацией русскоязычного населения. Для сокращения чрезмерной зависимости от российского рынка и транзита через Россию Ашхабад стремится выйти на рынки Афганистана, Пакистана и Индии. Центральное место занимают соглашения в топливно-энергетической сфере, а именно российско-туркменское соглашение о сотрудничестве в газовой отрасли, предусматривающее поставки туркменского газа в Россию (САЦ и САЦ-3) на период до 2028 года и реализацию совместных проектов в этой сфере.

В апреле 1994 года было подписано «Соглашение о сотрудничестве в развитии топливно-энергетических комплексов», предусматривавшее российское участие в разведке, добыче и переработке туркменского газа и нефти, а также международных проектах, в частности строительстве газопроводов через Иран и Турцию в Европу. В 1996 году было создано туркменско-российское акционерное общество «Туркменросгаз» для сбыта туркменского газа на европейских рынках, используя систему САЦ, а также существующие магистральные газопроводы, проходящие через территорию Туркменистана, Узбекистана, Казахстана, России и Украины.

В дальнейшем российско-туркменское сотрудничество в газовой сфере зашло в тупик, что вынудило Ашхабад искать другие пути для своего газа на мировые рынки, включая проект Транскаспийский газопровод, газопровод Туркменистан – Китай, Транафганский газопровод. Россия же приступила к модернизации САЦ (проект САЦ-3), которая уже не могла транспортировать большие объемы туркменского газа. Тем не менее, Туркменистану удалось найти иные пути транспортировки газа, снизив зависимость от России. Это был, безусловно, просчет российской дипломатии, излишняя самоуверенность которой оттолкнула Туркмению от России. Но введенный в 2005 г. российско-турецкий газопровод «Голубой поток» фактически перекрыл путь туркменскому газу на Запад.  Транафганский газопровод должен пролегать по неспокойным районам внутреннего Афганистана. Тем не менее, газопровод в Китай был успешно реализован и сейчас России предстоит делить туркменский газ с Китаем, а в случае успешной реализации Транскаспийского газопровода, ещё и с Западом.

Таким образом, в отношении с Туркменистаном приоритетная задача России – наращивание сотрудничества в экономической области. Важно обеспечить неукоснительное выполнение туркменской стороной двустороннего соглашения о сотрудничестве в газовой отрасли от 2003 года на тех условиях, которые зафиксированы в соглашении и контракте. Немаловажно также продолжать диалог с Ашхабадом по гуманитарной проблематике в двухстороннем формате, добиваясь обеспечения туркменской стороной законных прав и интересов российских граждан и соотечественников, проживающих в Туркменистане.

Интерес к энергетическому сотрудничеству с Россией проявляет и Иран, что объясняется экономическими и политическими причинами. Россия рассматривается им как великая держава, способная выступить в противовес США для прорыва внешнеполитической и внешнеэкономической изоляции Ирана. Исламская Республика Иран заинтересована в развитии электроэнергетики, сотрудничеству по каспийской проблематике, привлечению российских компаний к участию в разработке нефтегазовых месторождений страны и в прокладке по своей территории трубопроводов для транспортировки каспийских и прикаспийских углеводородов с участием России. Российские интересы связаны с перспективой экспорта отечественного энергетического оборудования и услуг, а также с обеспечением доступа российских компаний к иранской ресурсно-сырьевой базе. Необходимо отметить, что позиции Ирана и России в отношении решения проблемы Каспийского региона часто совпадают, что делает их союзниками. Перспективы развития российско-иранского сотрудничества вызывают резко негативную реакцию со стороны США. Но, в последнее время, тенденцию на сближение с Ираном разделили с Россией многие государства Европы. На сегодняшний день отношения между Ираном и США продолжают ухудшаться, что сказывается и на отношениях с Евросоюзом и, к сожалению, не в пользу Ирана. Тем не менее, перспективность проектов последний продолжает привлекать Европу и можно предположить, что в случае урегулирования конфликта, США рано или поздно будут вынуждены снять все санкции с Ирана.

«Иран заметно отличается по своей политической системе от других стран регионе. Это – вторая по экономической мощи страна региона, имеющая свои геополитические амбиции и стремящаяся укрепить свое влияние в соседних государствах СНГ, а также в Таджикистане» [16]. Он также является крупнейшим потребителем российской высокотехнологичной продукции и также важный партнер в создании северо-южного транспортного коридора. Благодаря позиции Ирана проблема демилитаризации Каспия может затянуться на долгие годы.

Рассматривая отношения  между Россией и Азербайджаном, здесь также сложилась достаточно большая база договоров и соглашений, подписанных на различных уровнях. В рамках Двусторонние отношения в сфере ТЭК регулируются Соглашением между Министерством топлива и энергетики Российской Федерации и Правительством Азербайджанской Республики “О развитии сотрудничества топливно-энергетических комплексов” (1993 года). Что касается перспектив развития энергетического сотрудничества между двумя странами, то пока оно идет недостаточно активно. А точнее сказать, Азербайджан в своей внешней энергетической политике придерживается стратегии Соединенных Штатов, которая идет в разрез с интересами России. Экспорт Азербайджанской нефти по российским маршрутам сокращается каждый год, за счет чего обеспечивается наполняемость БТД. Тем не менее, важно отметить, что без присоединения Каспийской нефть этот нефтепровод оказывается нерентабельным.

Азербайджан для России имеет большое геополитическое значение, Россия же важна для Азербайджана более как место приложения труда. Благодаря добычи углеводородов, Азербайджан относится к наиболее динамично развивающихся в этом направлении стран Каспийского региона, что делает его привлекательным и для российских компаний. Что касается российско-азербайджанского сотрудничества, то, как полагают политологи, у него нет долгосрочных перспектив: в конфликте между Азербайджаном и Арменией Москва сделала ставку на Армению, а по освоению месторождения Капяз заняла протуркменскую позицию. Сегодня в Баку многие не скрывают, что российский транзит азербайджанской нефти является временной и вынужденной мерой. Азербайджан нашел себе союзника в лице США, который принимает активное участие практически во всех энергетических проектах Азербайджана и поддерживает его на политическом уровне   [17].

С момента актуализации каспийской проблематики основное соперничество развернулось вокруг северных и западных путей транспортировки региональных энергоресурсов. Кроме того, «под северными маршрутами подразумеваются российские магистрали, под западными – трубопроводы, идущие через Закавказье в обход территории России. И северные, и западные маршруты обслуживают один и тот же рынок – потребителей из Западной и Восточной Европы, что, бесспорно, дает ещё одно основание считать их конкурентами» [18]. Несмотря на сложившуюся чрезмерную зависимость от российских транспортных магистралей Казахстан планирует увеличить транспортировку своих энергоресурсов через КТК и Атырау-Самара. «В целом, к 2020 году Казахстан планирует увеличить транспортировку нефти через Россию до 250 млн. т в год». Азербайджан же, наоборот, «на фоне недозагрузки трубопровода Баку-Новороссийск Азербайджан – к возмущению российской стороны – наращивал прокачку своей нефти по маршруту Баку – Супса. Так, например, в 2003-2004 гг. по азербайджано-грузинскому трубопроводу было транспортировано 6,21 и 6,35 млн. т, соответственно – почти в два с половиной раза больше, чем по российскому» [19]. Таким образом, Азербайджан нарушил условия поставки нефти по Российскому маршруту, аргументировав это тем, что теряет деньги из-за смешивания качественной азербайджанской и российской нефти в Новороссийске. С введением в действие БТД, Россия пыталась вернуть утраченные объемы и предлагала Азербайджану перекачку нефти по своему маршруту на выгодных для неё условиях, но президент ГНКАР Н. Алиев заявил в апреле 2004 года: «Нас не устраивает предложенный РФ проект нового транзитного соглашение. … В 2004 году мы транспортируем через РФ 2,5 млн. тонн своей нефти, как и в предыдущие два года. Такой же объем мы заявили на 2005 год и сможем качать через РФ и в предстоящие годы, даже с пуском нефтепровода Баку-Джейхан» [20]. Таким образом, России так и не удалось в постсоветские годы стать для Азербайджана стратегическим партнером в энергетической сфере. Объяснить это можно желанием Баку диверсифицировать свои экспортные маршруты и «не замыкаться» на России, соответственно такая политика приветствовалась Западом и США.

По мнению ряда специалистов, объемы прокачиваемой нефти по маршрутам БТД и Баку – Новороссийск будут снижаться, что связано с нехваткой энергоресурсов на Каспии, а так же с тем, что компания ГНКАР, основной и единственный клиент трубопровода Баку-Новороссийск, собирается прокачивать свою нефть по БТД, который, по его оценкам, «на 2-3 доллара дешевле» [21]. Таким образом, судьба нефтепровода Баку-Новороссийск не известна. Такая же судьба ожидает нефтепровод Баку-Супса, который в 1990-е годы планировался как часть «Евразийского нефтяного коридора» по маршруту Баку – Супса – Одесса – Броды – Европа, но сегодня работает в реверсивном режиме, перекачивая Российскую нефть с севера на юг. Но, удвоение пропускной способности трубопровода Баку – Супса и одновременное использование трубопровода Баку – Новороссийск не только позволят им работать параллельно, но и стать основным экспортным трубопроводом, лишив нефтепровод Баку – Джейхан всяких перспектив.

Мы видим, что борьба за каспийскую нефть и геополитическое влияние в этом регионе между западными странами во главе с США, с одной стороны, и Россией — с другой обостряется. От исхода этой борьбы зависят перспективы складывающегося многополярного мира, где претензиям США на гегемонию кроме России противостоят ещё Китай, Иран.

Страны региона, входящие в СНГ, во главе с США заявили о создании транспортного коридора восток-запад, минуя территорию России,  это освобождает их от московской зависимости в транспортных перевозках, в том числе и в сфере трубопроводного транспорта. Все это подается как восстановление традиционного торгового «шелкового пути». Страны центральноазиатского региона вкупе с Азербайджаном и Грузией ныне активно претворяют в жизнь идею альтернативного железнодорожного и автотранспортного сообщения в обход России. Одним из проектов такого рода является «проект ТРАСЕКА (транспортной системы Европа-Кавказ-Азия), в которого осуществлено 20 конкретных проектов, нацеленных на развитие портового хозяйства Черного и Каспийского морей, включая организацию новых и модернизацию существующих паромных переправ и обустройство портов» [22]. Это создание конгломерата из государств бывшего СССР, направленного на укрепление западного влияния в регионе Центральной Азии. Ситуация может измениться с появлением новых подходов во внешнеполитическом курсе России.

Таким образом, образовалось два геоэкономических союза: союз, который дружно и слаженно проводит четкую политику за влияние на Каспии – США, Турция и Азербайджан и союз, пытающийся сформироваться, но никак не складывающийся – Россия и Иран. Казахстан и Туркменистан пока ведут многовекторную политику и пытаются диверсифицировать пути экспорта своих энергетических ресурсов. Хотя последний в своих предпочтениях более склоняется к партнерству с Россией.

Так, в отношении путей транспортировки своих углеводородов Азербайджан занимает достаточно гибкую позицию – старается не ссориться с Россией, но ведет дело к тому, чтобы основная часть его углеводородов транспортировалась в обход России (БТД, БТЭ, Nabucco, Южный коридор). Позиция Казахстана: транспортировка нефти через все действующие маршруты, включая КТК и Атырау–Самара. Он развивает транспортную систему для доставки нефти баржами через Каспийское море в Баку, рассматривает возможность подключения к БТД, а так же активно развивает сотрудничество с Китаем. Интересы Туркменистана сводятся к максимальной диверсификации газотранспортных маршрутов, тем не менее, его основными партнерами остаются Россия и Китай. Интересы Ирана в отношении Каспия в меньшей степени определяются энергетическим фактором. Участие в разделе каспийских углеводородов и трубопроводной дипломатической игре способствует преодолению его международной изоляции, а также усилению геополитического влияния Тегерана в важном для его внешнеполитических и внешнеэкономических интересов регионе. Иран не заинтересован в ускорении процесса разработки нового международного правового статуса Каспийского моря, что позволяет ему тормозить невыгодные для него проекты, эта позиция выгодна и для России.

4.2 Перспективы энергетической политики РФ в Каспийском регионе

После распада Советского Союза Каспийский регион превратился в важный объект мировой геополитики, где пересекаются интересы пяти прибрежных государств (России, Азербайджана, Ирана, Туркмении и Казахстана) и ряда зарубежных держав: США, Китая, а также Великобритании, Турции, Украины, Саудовской Аравии, Узбекистана. Но, ни у одной страны мира нет в Каспийском регионе столь значительных интересов в сфере безопасности, как у России. Самый важный фактор, связывающий Россию с Каспием, - обеспечение безопасности в регионе. Так, Россия обладает достаточно масштабными вооруженными силами сравнительно с другими прикаспийскими государствами. На настоящий момент уровень боевой готовности и военный потенциал России на Каспии является самым высоким в регионе, что в потенциале может быть использовано Москвой для отстаивания своих позиций по данному вопросу.

По оценкам других экспертов, потребности в энергоресурсах в Европе и в Азии будут только возрастать. Так, по прогнозам Международного Энергетического Агентства, уже «к 2015 году мировое потребление нефти увеличится на 15-20%, а потребности в природном газе возрастут на 40%. В то же время приводятся расчеты об удвоении потребления нефти к 2020» [23]. Здесь возникает важный вопрос о превращении России в сырьевого придатка Запада и Азиатских стран, Японии и Китая. В данный момент для иностранных покупателей открыт доступ к акциям крупнейшей Российской  госмонополии – «Газпром» и не раз делались заявления о распродажи иностранцам половины акций государственной нефтяной компании «Роснефть». А между тем, при современных темпах добычи, нефтяные месторождения России истощатся уже через 15-20 лет. Для сравнения, нефтяных запасов государств Персидского залива хватит ещё не менее чем на 80 лет. Лучше обстоит с природным газом – первое место в мире, 20% от общемировых запасов, крупнейшие месторождения в северных районах Ямала и Баренцева моря. Катар и Алжир являются конкурентами России по газу, так, последний, например, занимает 25% Европейского рынка газа   [24].

Основными проблемами Каспийского, на наш взгляд, региона являются: 1) неопределенный правовой статус Каспия; 2) неточные оценки ресурсного потенциала Каспийского региона; 3) столкновение интересов большого количества внерегиональных держав (США, Россия, Китай, страны европейского Союза, Япония, Турция и другие) в регионе в области разработки, добычи и транспортировки каспийских энергоресурсов.

Проблема неопределенного правового статуса Каспия может быть решена несколькими путями:

- достижение консенсуса между всеми прикаспийскими государствами;

- путем заключения двух- или трехсторонних договоров;

- статус Каспийского моря по-прежнему останется неопределенным.

Что касается оценок ресурсного потенциала, то в случае подтверждения больших запасов энергоресурсов борьба стран за влияние в Каспийском регионе станет более ожесточенной.

Если рассматривать проблему разработки, добычи и транспортировки каспийских энергоресурсов, то в ближайшей перспективе здесь возможны существенные подвижки в двух направлениях:

-  иностранным компаниям удастся реализовать проекты в области транзита энергоресурсов, которые должны пройти по дну Каспийского моря («Набукко», Транскаспийский газопровод, продолжение нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан);

- иностранным компаниям не удастся реализовать проекты по дну Каспийского моря, поэтому выбор Казахстана и Туркменистана сведется к двум основным маршрутам: российскому и китайскому, а возможно ещё и иранскому.

Неблагоприятным сценарием для России в этой ситуации будет признание Каспия морем и применение к нему норм международного права, что даст право любому неприбрежному государству  на морепользование. Все это может привести к неблагоприятным последствиям, таким как:

- усиленная милитаризация Каспия и военное присутствие внерегиональных стран на территориях прикаспийских государств создадут угрозу национальной безопасности России;

- развязывание «энергетической» войны за ресурсы (между Азербайджаном и Туркменистаном за спорные месторождения);

- снижение конкурентоспособности российских маршрутов доставки энергоносителей;

- потеря экономического и политического  влияния России в Каспийском регионе, истощение  ресурсов региона;

- ухудшение экологии Каспийского моря (вследствие прокладки трубопроводов по дну Каспия).

Российская Федерация и прикаспийские государства (Иран, Азербайджан, Казахстан, Туркменистан) имеют совпадающие интересы в области:

- разработки, добычи и транспортировки каспийских энергоресурсов;

- сохранения биоресурсов и уникальной природной среды Каспия;

- мирного урегулирования конфликтов и демилитаризации Каспия.

Политика Азербайджана в Каспийском регионе полностью соответствует интересам США и Запада. Сделать Азербайджан своим стратегическим партнером Россия вряд ли сможет, ей придется ждать подходящего момента или сыграть на противоречиях иностранных копаний. Но стоит ли тратить на это время и силы, когда энергоресурсы Азербайджана уже  практически истощены?

Россия имеет партнерские отношения с Казахстаном в области торгово-экономического сотрудничества. Что касается сотрудничества в рамках Каспийского региона, то Казахстан ведет гибкую политику, одновременно сотрудничая с Россией, США и Китаем.

Стратегическими партнерами России на Каспии можно считать Туркменистан и Иран, с которым Россия имеет долгосрочные торгово-экономические связи, а с Туркменистаном ряд крупных газовых контрактов. Тем не менее, России предстоит сделать немало усилий, что бы закрепиться на позициях стратегического партнера для Туркменистана, уменьшив «дрейф» Астаны в строну Китая. Что касается позиции Ирана, то по широкому спектру Каспийских проблем она отвечает интересам России. Именно благодаря иранской позиции относительно определения статуса Каспия, России всё ещё удается сдерживать натиск иностранных компаний в регионе и продвигать свои проекты.  Страны планируют расширять сферы сотрудничества и в будущем.

Таким образом, Российская Федерация, на наш взгляд должна сконцентрироваться на четкой стратегии в отношении внешней политики в Каспийском регионе. Попытаемся определить ряд её важных особенностей:

I. Объединение прикаспийских государств для проведения согласованной политики в Каспийском регионе, выработка необходимых регламентирующих документов.

1) Разработка Доктрины национальных интересов и безопасности Российской Федерации в ХХI веке на Каспии. Включение Каспийского региона в сферу жизненно важных и национальных интересов России.

2) Необходимость создания единого координационного центра государств Каспийского региона с широкими полномочиями (Каспийская организация государств). Создание необходимых документов, которые позволят решить важнейшие проблемы Каспийского региона, а также регламентирующие добычу, переработку и транспортировку углеводородов.

3) Создания нефтяного блока (возможно на базе СНГ), который станет равноправным партнером ОПЕК и Международного энергетического агентства Организации экономического сотрудничества и развития (МЭА ОЭСР) в деле регулирования цен на мировом рынке нефти, с привлечением к блоку других независимых экспортеров.

4) Объединение России, Казахстана, Туркменистана и Узбекистана, обладающих большими запасами газа и активно развивающими его добычу и транспортную инфраструктуру, в крупный региональный газовый альянс.

5) Сохранение уникальной природной среды и биоресурсов Каспия, управление ими. Создание определенного ведомства (возможно на базе СНГ) и выработка необходимых документов. Необходимость вовлечения в эти вопросы всех прикаспийских государств.

6) Укрепление двустороннего сотрудничества в целях поддержания стабильности на пространстве Центральной Азии в политической, экономической, военной, социальной и других областях.

II. Расширение торгово-экономических взаимоотношений со странами Каспийского бассейна.

1) Экономическое сотрудничество со всеми странами Каспийского региона. Обеспечение свободного и эффективного экономического развития всех государств без ущемления чьих-либо интересов.

2) Обеспечение беспрепятственного функционирования транспортных коридоров и коммуникаций, в том числе топливно-энегетических, проходящих по территории государств Центральной Азии и соединяющих Россию с третьими странами.

3) Расширить экономическое сотрудничество в области разработки и добычи энергоресурсов, поддерживать конкурентоспособность своих маршрутов доставки энергоносителей и защищать интересы российских производителей нефти и газа.

4) Сохранение и усиление экономической привязки стран Центральной Азии к России, расширение позиций российского капитала в ключевых отраслях их экономики, обеспечение доступа к сырьевым, материальным и интеллектуальным ресурсам.

5) Противодействие строительству транскаспийских трубопроводов в обход России, путем увеличения привлекательности своих маршрутов. Использование в своих целях противоречивые интересы иностранных компаний.

6) Развитие дополнительных производственных отраслей России, в том числе в сфере нефтепеработки.

III. Особенности военно-политического взаимодействия в Каспийском бассейне.

1) Обеспечение региональной и национальной безопасности на основе комплексной системы мер, направленных на профилактику, предотвращение, разрешение конфликтов (межэтнических, социальных, политических, межконфессиональных) в регионе, а также споров между прикаспийскими государствами за месторождения нефти и газа, выработка для этого необходимых регламентирующих документов.

2) Обеспечение внутренней и внешней безопасности, противодействие попыткам закрепления военного присутствия третьих стран в государствах Центральной Азии, сохранение российского военного присутствия и предотвращения создания в регионе альтернативных систем безопасности без участия России.

3) Стараться не допустить появление на Каспии флотов государств, не имеющих выхода к Каспийскому морю. Способствовать демилитаризации региона и решению конфликтов путем переговоров. Выступить гарантом стабильности и мира в регионе.

4) Противодействие негативным тенденциям, связанным с ростом религиозного экстремизма, терроризма и наркоторговли в регионе.

IV. Решение иных важные вопросов.

1) Закрепить результаты партнерства с прикаспийскими государствами путем четкого выполнения своих обязательств, а также стараться не допускать нарушений или не исполнений своих обязательств прикаспийскими государствами.

2) Содействие формированию общих подходов государств региона к международным проблемам, налаживание координации действий на мировой арене. Например, для определения правового статуса Каспия необходимо достижение консенсуса между всеми прикаспийскими государствами относительно раздела моря, поскольку выдвинутая Россией после распада СССР концепция сохранения этого уникального водоема в общем пользовании пока не встретила поддержки со стороны других прибрежных государств. В ином случае, затягивать решение вопроса о статусе и не допустить строительство трубопроводов по дну Каспия.

3) Всесторонняя защита прав и интересов российских граждан и соотечественников, укрепление позиций русского языка и культуры народов России, в том числе путем усиления Российских СМИ.

Все эти меры необходимы для того, чтобы именно Россия стала наиболее стратегически важным партнером для прикаспийских стран и смогла успешно решать в регионе свои задачи. Для того, что бы это сделать необходимо также, на наш взгляд, определить слабые и сильные стороны российского геостратегического положения в Каспийском регионе. Так, к слабым сторонам можно отнести: 1) просчеты российской дипломатии, отчасти из-за её ошибок в регионе удалось закрепиться США, Китаю и Европейским странам; 2) несогласованность российских национальных интересов с интересами частных компаний на Каспии; 3) торгово-экономические отношения, в которых Россия значительно уступает Китаю, США и многим Европейским странам. К сильным сторонам, по нашему мнению, можно отнести: 1) географическое положение России: занимает обширную территорию, располагаясь между Европой и Азией, имеет выход к морям и является прикаспийской страной; 2) Россия обладает самыми большими запасами газа в мире, а также является владельцем ведущих газовых трубопроводов и магистралей; 3) имеет тесные культурно-исторические связи с прикаспийскими государствами.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что Российская Федерация имеет неплохие шансы стать в регионе одним из наиболее важных стратегических партнеров для прикаспийских государств, и, тем не менее, это ей дается не так легко, как хотелось бы. Для Российской Федерации важно не только переломить развивающиеся здесь негативные тенденции, но придерживаться ясной позиции относительно Азербайджана, Грузии, Армении, активизировать «иранское» направление, попытаться перехватить инициативы других государств относительно Казахстана и Туркменистана.

Примечания

[1] Бутаев А.М. Каспий: зачем он Западу? – Москва, 2004. – 401 с.

[2] Распоряжение Об утверждении  Энергетической стратегии России на период до 2030 года от 13 ноября 2009 года №1715-р//Правительство Российской Федерации.

[3] Там же

[4] Катаев Е.Г., Рубан Л.С. Каспий-море возможностей. – М: Academia, 2008. 280 с., с. 71.

[5] Бутаев А.М. Каспий: зачем он Западу? – Москва, 2004. – 435 с.

[6] Там же , 445-450 с.

[7] Катаев Е.Г., Рубан Л.С. Каспий-море возможностей. – М: Academia, 2008. 280 с., с. 71.

[8] Там же, с. 81.

[9] Южный фланг СНГ. Центральная Азия – Каспий – Кавказ: энергетика и политика/Под ред. А.В. Мальгина, М.М. Наринского. Вып 2. М.: Навона, 2005. 456с./Л.Б. Вародомский Центральная Азия и Закавказье в глобальном и региональном контекстах политико-экономического развития, с. 28.

[10] Там же, с. 112.

[11] Там же, с. 113.

[12] Левицкий Л. Каспий: удастся ли России охранить влияние на “русском море”. 29.06.2008

[13] Мухин В. Война маршрутов: Индия и Китай теснят Россию и США на Каспии, 26.01.2004 // http://www.ng.ru

[14] Бутаев А.М. Каспий: зачем он Западу? – Москва, 2004. – 395 с.

[15] Южный фланг СНГ. Центральная Азия – Каспий – Кавказ: энергетика и политика/Под ред. А.В. Мальгина, М.М. Наринского. Вып 2. М.: Навона, 2005. 456с./Л.Б. Вародомский Центральная Азия и Закавказье в глобальном и региональном контекстах политико-экономического развития., с. 30.

[16] Там же, с. 31.

[17] Aliev, Ilham. Azerbaijan: The New Source of Energy of the 21st Century//Occasional Paper, Caspian Studies Program, Cambridge, Mass; February 1998 // http://belfercenter.ksg.harvard.edu

[18] Южный фланг СНГ. Центральная Азия – Каспий – Кавказ: энергетика и политика/Под ред. А.В. Мальгина, М.М. Наринского. Вып 2. М.: Навона, 2005. 456с./Ю.В. Боровский Энерготранспортные  проекты Каспия: интересы России. С. 141-142.

[19] Там же, с. 143.

[20] Там же, с. 143.

[21] Средиземноморье – Черноморье – Каспий: между большой Европой и Большим ближним Востоком//Под ред. Н.П. Шмелева, В.А. Гусейнова, А.А. Языковой. – М.: Изд. Дом «Граница», 2006 – 216 с.; С.Б. Дружевский К вопросу об альтернативной стратегии Российской Федерации в сфере энергетической политики, с. 77.

[22] Aliev, Ilham. Azerbaijan: The New Source of Energy of the 21st Century//Occasional Paper, Caspian Studies Program, Cambridge, Mass; February 1998 // http://belfercenter.ksg.harvard.edu

[23] The International Energy Agency (IEA) // www.iea.org

[24] Средиземноморье – Черноморье – Каспий: между большой Европой и Большим ближним Востоком//Под ред. Н.П. Шмелева, В.А. Гусейнова, А.А. Языковой. – М.: Изд. Дом «Граница», 2006 – 216 с.; С.Б. Дружевский К вопросу об альтернативной стратегии Российской Федерации в сфере энергетической политики, с. 77.

 


 

Конференции.
Круглые столы.
Выставки. Презентации
Олимпиады по истории
 
Для размещения материалов на сайте обращайтесь на электронную почту rodnaya.istoriya@gmail.com
© 2017 Родная история. Все права защищены.