Резюме проекта | СССР и Восточная Европа в международных процессах. 1985-1991 гг. | СССР и Восточная Европа в международных процессах. 1985-1991 гг.

 

О проекте О проектеКонференции КонференцииКонтакты КонтактыДружественные сайты Дружественные сайтыКарта сайта
Главная СССР и Восточная Европа в международных процессах. 1985-1991 гг. Резюме проекта  
Резюме проекта

«СССР и Восточная Европа в международных процессах 1985–1991 гг.», выполняемого в рамках проекта 2.1.3. «Решение комплексных проблем в области наук о человеке»

Отчетный период: с 15.07.2012 по 30.11.2012

Основная цель, которая была поставлена перед рабочей группой за отчетный период – разработать алгоритм взаимодействия РГГУ с другими крупными отечественными и зарубежными архивами, институтами, исследовательскими центрами, вовлеченными в этот мегапроекта (80 ученых из 26 стран). Необходимо было выработать на основе синтеза российских и зарубежных исследований общие методологические позиции, формат международного научного сотрудничества, содержательный контент научных исследований и сборник документов, которые запланированы к публикации в 2014 г.

Данный проект РГГУ является частью крупного международного исследования, которое впервые в историографии должно осуществить системный анализ процессов распада Восточного блока и СССР в контексте динамичных международных трансформаций эпохи «перестройки». Предполагается выделить три тематических блока.

Первый – эволюция советской внешней политики на глобальном и региональном уровнях, ее взаимозависимость от экономической и политической ситуации в СССР, с реформами второй половины 1980 – начала 1990-х гг.

Второй – внутренняя и внешняя ситуация в социалистических странах Восточной Европы. Взаимоотношения коммунистической элиты между собой, а также двусторонние и многосторонние взаимосвязи с Москвой. Фактор «перестройки», а также феномен самого «М. Горбачева» в контексте глубоких внутренних трансформаций в восточноевропейских обществах.

Третий – формы восприятия и внешнеполитические стратегии США, стран Западной Европы в отношении СССР и Восточного блока. Переговорные процессы по вопросу объединения Германии и кризису ГДР; взаимоотношениям НАТО и Варшавского Договора; Финансово-экономические факторы во взаимоотношениях Восток-Запад; оценочные подходы к советским лидерам – М. Горбачеву и Б. Ельцину.

Каждый из трех тематических блоков будет представлен как на уровне научных исследований, так и новых архивных документов, многие из которых были рассекречены для данного проекта.

За отчетный период был разработан и согласован с основными координаторами международного мегапроекта график проведения международных конференций на каждой стадии его развития в Варшаве, Гарварде, Бостоне, Москве и Вене.

На совместных совещаниях представителей основных структур проекта были согласованы принципы отбора документов и структура документальных изданий. Был четко определен круг архивов из России, США, Франции, Германии, Австрии, Чехии, Болгарии, Венгрии, Польши, Словакии, Румынии, коллекции которых представляют особый интерес.

Руководящее ядро общего проекта составляют следующие структуры:

– Институт по изучению последствий войн и конфликтов им. Л. Больцмана ( Австрия) ( проф. Штефан Карнер; координатор общего международного проекта – научный сотрудник д-р Петер Руггенталер);

– Дэвис центр правительственных и международных исследований Гарвардского университета (США) (проф. Марк Крамер, руководитель программ по исследованию холодной войны);

– РГГУ (ректор, член-корреспондент РАН, проф. Е.И. Пивовар);

– РГАНИ (директор Н.Г. Томилина, замдиректора М.Ю. Прозуменщиков);

– Институт всеобщей истории РАН (директор – академик А.О. Чубарьян, замдиректора В.В. Ищенко).

Мероприятия, проведенные в рамках проекта за отчетный период:

в мае 2012 г. прошла первая международная конференция мегапроекта в Берлине в Мемориальном Центре « Берлинская Стена», в которой РГГУ выступил как соорганизатор. Тема конференции «Восточный блок накануне распада: 1989 год». Представители РГГУ – Б.Л. Хавкин, О.В. Павленко, А.Б. Безбородов приняли участие в конференции. Материалы конференции и подробный отчет о ней размещен на официальном сайте германского мемориала «Берлинская Стена» (http//www.berliner-mauer.de). В связи с тем, что финансирование проекта со стороны РГГУ началось в июне, финансовые расходы взяли полностью на себя австрийские и германские координаторы проекта;

– 18–20 сентября 2012 г. в Будапеште в Национальном университете им. Андраши прошла международная конференция «Конец эпохи. Кремль и Восточная Европа 1989–1991 гг.». В ней РГГУ выступил как соорганизатор, который обеспечивал проезд и проживание делегации российских ученых и архивистов в составе 5 человек. Программа конференции прилагается. Ряд докладов приведены в электронном виде на сайте проекта на портале « Родная история». Во время конференции состоялась также встреча редакционного совета проекта;

– 2–3 октября 2012 г. состоялась презентация проекта в Дэвис центре Гарвардского университета с широкой дискуссией. В центр внимания были поставлены финансово-экономические аспекты реформ М. Горбачева. С докладами выступили профессора Гарвардского университета Марк Крамер и доцент РГГУ О.В. Павленко;

– 4–7 октября 2012 г. в Милуоке Висконсин (США) в рамках Американской Ассоциации германских исследований, объединяющей все крупные университеты мира, исследующие Германию и Австрию, состоялась также презентация проекта на отдельной секции, организованной Институтом по изучению последствий войн им. Л. Больцмана. РГГУ был представлен О. Павленко, выступившей с докладом «Типологии преобразования общества: от реформ к революциям в странах Восточной Европы 1985–1991 гг.». Основные дискуссии и доклады были посвящены темам объединения Германии и роли Австрии в восточноевропейских трансформациях». За этот период прошли также ряд совещаний координаторов проекта;

– 1–2 ноября 2012 г. в РГГУ состоялась международная конференция «Революция как транзит: внутриполитические и международные контексты» совместно с Высшей школой социальных исследований (Париж) в сотрудничестве с Франко-российским центром гуманитарных и общественных наук в Москве. На ней были также представлены доклады участников проекта – О.В Павленко «Реформы и революции в СССР и Восточной Европе, 1985–1991: сопоставительный анализ»; А.Б. Безбородов «Перестройка как революция?». Программа конференции прилагается.

Работа по выявлению архивных документов для проекта:

Разработка концептуального контента:

Тема перестройки в СССР и распада Восточного блока, краха всей советской системы вызывает большой интерес среди историков, политологов, социологов. В США, России, Европе написано множество работ и издано мемуаров и архивных документов. Каждая национальная историография за последние двадцать лет смогла достичь высокий уровень в осмыслении глобальных трансформаций конца 1980-х гг. Накопленные за двадцать лет методологические подходы и исследовательские практики позволяют выделить те направления, которые стали приоритетными: финансово-экономический кризис в СССР и странах Восточной Европы (Thomas Mc Cormick, Manuel Castells, V. Zhurkin); крах СССР (Mark Kramer; Vladislav Zubok; Odd Arne Westad); общество против государства в Восточной Европе – исследования восточноевропейских революции и транзита (John Kean, Mark Kramer, Novopashin; Vladimir Volkov; Oldrich Tuma; Chaba Bekesh; Archie Brown); падение Берлинской стены и объединение Германии; советско-американские отношения (Melvyn P. Lefler; Rosemary Foot; Natalija Egorova; Alexey Bogaturov). За небольшой период, отделяющий нас от перестройки 1980-х гг., уже создана значительная историография. Это позволяет перейти на новый уровень системного анализа на основе детальной реконструкции исторических реалий второй половины 1980-х гг., определить контуры новых концептуальных объяснений и провести типологические обобщения.

Новый проект Института им. Л. Больцмана, к которому привлечена международная сеть крупных научно-исследовательских институтов и университетов, архивов и общественных объединений, в содружестве с Гарвардским университетом, действительно, может стать научным прорывом в изучении феномена революций 1980-х гг. Такая масштабная задача еще не стояла перед исследователями. Когда необходимо объединить подходы и результаты национальных историографий на базе документов из архивов более 20 стран, тем более что массив российских материалов будет впервые введен в научный оборот.

В своем докладе я хотела бы обратить внимание на два тематических блока, которые, на мой взгляд, могли быть более детально исследованы на основе новых архивных документов. Их дальнейшая разработка позволила бы перейти на уровень новых типологических обобщений.

1. Ящик Пандоры: конечно, это условное название, но оно как нельзя лучше характеризует суть политики перестройки М. Горбачева. Экономические, политические и общественные процессы, вызванные перестройкой и гласностью в СССР , оказались гораздо мощнее, чем планировал сам Горбачев и его окружение. Когда они вышли из-под его контроля внутри страны? Где, в каком году, определилась та «точка невозврата», когда Кремль уже был не в состоянии противостоять мощному революционному потоку?

При анализе документов советских высших органов власти (Политбюро, Международный отдел ЦК КПСС, КГБ СССР, Секретариат ЦК КПСС) сразу понимаешь, что для Михаила Горбачева на протяжении всего времени была характерна двойственная риторика. На международном, внешнем уровне он использовал одни понятия и смыслы, все больше приближаясь к типу европейского социал-демократа. В публичных выступлениях в СССР он был гораздо более осторожен, часто камуфлировал смыслы перестройки, выражался неопределенно, многократно повторяя одни и те же выражения. Все было выдержано в полутонах, но с устойчивыми советскими ценностными ориентирами. И совсем другим он был в кабинетах Кремля или на встречах с лидерами стран Восточного блока. Там доминировала советская риторика, хотя и использовались такие базовые концепты, как «новое политическое мышление», «перестройка», «политика разоружения». Они меняли частично содержание прежних советских принципов, но не входили в противоречие с советской системой как таковой.

Важно учитывать то обстоятельство, что дискурс перестройки особенно в ее первые годы присутствовал в публичных выступлениях партийных и правительственных руководителей СССР чисто номинально. Суть советской риторики не менялась. Более того, если проанализировать содержание советских документов в высших эшелонах власти, то можно констатировать, что почти до 1989 г. сохранялась сильная инерция советского прежнего опыта не только на уровне силовых ведомств, как КГБ, к примеру, но и в центральном аппарате партии. Поэтому «революция сверху», которую начал М. Горбачев, была изначально мотивирована лишь попыткой поверхностного реформирования советской системы. Но она вызвала мощнейшее встречное движение «революции снизу», дала гораздо более сильные импульсы общественным протестам и самоорганизации граждан, чем ожидал сам Горбачев.

Возникают вопросы: почему «феномен Горбачева» имел гораздо больший эффект за границей, чем в собственной стране? Почему его перестройку советское общество восприняло как необходимость и поверило в нее, а вот веру в самого Горбачева оно утратило уже к 1988 г.? Почему Горбачеву было легче проявлять себя за границей, где он чувствовал себя раскованней и свободней, чем на родине? Где были пределы допустимых компромиссов, на которые он готов был идти в отношениях с национальными республиками, партийными оппозиционерами, общественными лидерами, призывавшие его к дальнейшей либерализации?

Ответы на них стоит искать в изучении механизмов тех процессов, которые вызвали революционное движение в обществе. Во-первых, экономические инициативы М. Горбачева по реформированию плановой и регламентированной советской экономики дали обратный эффект. Его экономисты не учли того факта, что в СССР уже с позднего брежневского периода существовали теневые сектора, имевшие организованные сети производства и сбыта вне контроля государства, но при покровительстве высших государственных и партийных чиновников. В начале 1980-х гг. Юрий Андропов, став на короткое время руководителем государства, пытался разрушить эти теневые коррупционные структуры. По стране прокатились громкие судебные дела в южных республиках и столичной элиты. Но после смерти Андропова все постепенно утихло. При Михаиле Горбачеве боролись уже не с «цеховиками», создававшими эти сети, а с партийными привилегиями. Теневой сектор разросся и окреп. Как только в стране были разрешены хозрасчетные совместные предприятия, сразу же «цеховики» перешел на легальное положение, сохранив свои криминальные устои.

Во-вторых, политика перестройки сделала возможными острые партийные дискуссии и привела к распаду ядра КПСС на оппозиционные друг другу течения. Изначально СССР формировался как государство, в котором партия имела не только основные исполнительные функции, но и сакральные – с определенными политическими ритуалами и символами. Разрушение монополии КПСС на социальные привилегии и управляющие функции в государстве, десакрализация ее положения в обществе неизбежно должны были привести к разрушению каркаса всего советского государства. Парадокс М. Горбачева заключается в том, что он сам был инициатором этого процесса, но одновременно стал его заложником. В 1990–1991 гг. он предпринимал отчаянные попытки, чтобы сохранить территориальную целостность СССР и спасти КПСС от распада.

2. Эффект домино: широко известный факт – дезинтеграционные процессы в СССР вызвали системный кризис всего Восточного блока. По сути, перестройка М. Горбачева привела к падению просоветских режимов в странах Восточной Европы. При описании и анализе исторических ситуаций, возникших в каждой из стран Восточной Европы и попытках вывести общую типологию, имеет смысл обсудить основные понятия. Какие термины стоит употреблять, чтобы максимально точно отразить суть этих кардинальных трансформаций? Понятно, что стадия реформ быстро перешла в революционный процесс. Какие это были революции? Что их сближало и разъединяло одновременно? На эти темы написаны крупные исследования. Но для нас важно понять, имели ли революции в Восточной Европе общее ядро ценностных ориентиров, общий механизм радикализации и способы реализации своих требований? Или каждая из них развивалась по собственному сценарию?

У меня не вызывает сомнений тезис, что в России с 1985 по 1991 гг. развивался революционный процесс. По классическому сценарию всех основных европейских революций. Он прошел три основные стадии. Сначала – перестройка Горбачева в умеренном варианте 1985–1986 гг. Затем – началась стадия внутренней радикализации, когда М. Горбачев и его окружение утратили инициативную роль. Они выступали тогда скорее как пожарная команда, которая была вынуждена тушить огонь сепаратистских движений в республиках, усмирять протесты в самой столице. Третья стадия началась с подъема общественной роли Б.Н. Ельцина, когда он перехватил у М. Горбачева инициативу лидера.

Если политика М. Горбачева к 1989–1990 гг. достигла уже пределов допустимого для него и его окружения реформирования СССР, за которыми маячила угроза распада его территориальной и политической целостности, то для Б. Ельцина, напротив, открывалась возможность довести общество да максимальной радикализации в борьбе за высшую власть. Возможно, компромиссность и нерешительность в острых ситуациях, свойственная стилю политического лидерства М. Горбачева, спасла страну от гражданского раскола и большой крови. Революция завершилась в самом конце 1991 г. сменой политических элит, тотальным перераспределением государственной собственности и распадом СССР.

В странах Восточной Европы мы также можем наблюдать эти стадии революционных процессов, за исключением Югославии, где распад федерации пошел по совершенно другому сценарию. На первой стадии брежневская гвардия руководителей социалистических государств с большим скепсисом приняла перестройку Горбачева. На внешнем уровне они использовали лояльную риторику, но на уровне внутренней политики пытались любой ценой смягчить воздействии новых идей.

Действительно, личные отношения лидеров внутри Восточного блока складывались сложно. Сам М. Горбачев впоследствии признавал, что взаимопонимание у него было только с В. Ярузельским, в меньшей степени, но было – с Я. Кадаром. Остальные – Э. Хоннекер, Т. Живков и особенно Н. Чаушеску относились к нему с большим подозрением.

Вторая стадия наступает с усилением общественных радикальных протестов, когда произошла не столько смена элит, сколько определенная перестановка командных постов. Возникает также вопрос, ответ на который можно будет найти в новых архивных документов – было ли кадровое усиление молодых политиков в восточноевропейских странах спровоцировано Кремлем или имело исключительно внутреннюю мотивацию? Исследование этой короткой промежуточной стадии чрезвычайно интересно, прежде всего, тем, как стремительно изменяются политические императивы в восточноевропейском партнерстве. И здесь опять возникает особое соотношение между «революцией сверху» (или ее имитацией) и мощной революционной волной снизу.

Наконец, третья стадия революционных движений, которая опрокинула прежние режимы и привела новые элиты. Национальная демократия с либерально-рыночными ценностными ориентирами, резким отторжением всего советского, инфантильным дискурсом «жертв советских режимов» (а не победителей, преодолевших советских строй) стала основной моделью для революционного и постреволюционного транзита не только в странах Восточной Европы, но и в новой России. Именно этому периоду посвящено значительное количество исследований.

Но за идеологическим фасадом, остались слабо изучены такие важные аспекты как перераспределение партийной собственности в России и постсоветских новых государствах. Особенно важно отметить, что этот процесс раздела громадных партийных активов начался отнюдь не на завершающей стадии революций, а гораздо раньше, как свидетельствуют архивные документы.

Таким образом, мы видим, что в настоящее время открываются возможности для широких научных дискуссий и изучения нового массива документов, который все более приближает нас к той исторической реальности рубежа 1980–1990-х гг., которая с одной стороны, многократно исследована, но, с другой стороны, нуждается в дальнейшем типологическом обобщении.

Создание раздела на портале «Родная история»

Ключевые слова: конец холодной войны, крах социализма; германское объединение; революции в Восточной Европе; перестройка и гласность в СССР; новое политическое мышление.

1. Цель исследования - выработка нового комплексного подхода к процессам краха СССР и советского блока на основе синтеза российских и зарубежных исследовательских практик и методологий, с привлечением новых рассекреченных документов из архивов России и зарубежных стран.

Данный проект – часть общего международного научного консорциума, в котором задействованы крупнейшие научные центры, исследующие феномен холодной войны. Для участия в проекте приглашены около 80 ученых, известных своими исследованиями в области истории международных отношений из 26 стран.

2. Основные результаты проекта

Раздел должен содержать:

  1. Составление тематического описания собранной базы данных их архивных источников России и зарубежных стран по заявленной проблематике проекта.
  2. Выявление архивных документов из РГАНИ, ГАРФа, АВП РФ, АП РФ, формирование собраний их копий для тематики проекта.
  3. Концептуализация научных исследований проекта, составление структуры общего научного исследования.
  4. Перевод части российских архивных документов на английский и немецкий языки.
  5. Организация конференций в Будапеште, Миллоуке; круглых столов и дискуссий в Гарварде, РГГУ, Граце.
  6. Составление интернет-информации по основным мероприятиям проекта и размещение ее в разделе «Россия в мировых процессах» портала РГГУ «Родная история».

3. Назначение и область применения результатов проекта

  1. Проект применим для всего спектра гуманитарных наук, особенно для углубления знаний в таких дисциплинах, как отечественная история новейшего времени; история международных отношений; политическая философия; отечественная культура; мировая политика; процесс принятия внешнеполитических решений; архивоведение и источниковедение; европейские и евразийские исследования; зарубежное регионоведение.
  2. Полученные результаты позволят на новом уровне сформировать знания о завершающем этапе СССР и советского блока; переосмыслить роль и значение внутренней и внешней политики в эпоху перестройки; будут способствовать более глубокой проработке проблем, связанных с формированием новой коллективной идентичности в России и странах СНГ. Все эти материалы станут основой написания учебников по новейшей истории России и истории международных отношений.
  3. Этот многосторонний проект дает важнейший опыт развития инструментов международной научной кооперации, продвигает гуманитарное сотрудничество России с США, странами Европы, странами СНГ.

Эффекты от внедрения результатов проекта

Проект рассчитан на развитие положительного имиджа России в мировом сообществе; углублении международного гуманитарного сотрудничества; расширении сети международного сообщества историков политологов и, архивистов.

4. Формы и объемы коммерциализации результатов проекта

Раздел должен содержать:

  1. Проект не имеет коммерческой составляющей, он рассчитан на сильный гуманитарный эффект.
  2. Полученная в ходе исследований информация может быть использована для обновления и усовершенствования как научной и учебной литературы, так и для работы с сайтами, характеризующими актуальные проблемы российской истории и истории международных отношений в год российской истории.

5. Актуальность проекта для развития научных исследований в данной области знания (не более 1000 знаков).

Проект актуален по нескольким причин. Во-первых, это первый за постсоветское время масштабный проект, который ставит цель осмыслить процессы распада СССР и советского блока с позиций всех основных акторов мировой политики. Впервые объединяются усилия историков, архивистов, политологов, культурологов из 24 стран, чтобы выработать общие методологические подходы к исследованию поворотных тем в истории холодной войны.

Во-вторых, в настоящее время существуют глубокие исследования международных процессов второй половины 1980 – начала 1990-х гг., но только по отдельных сюжетам. Общая историографическая ситуация - фрагментарна, за двадцатилетний период сложилось много политических мифов и идеологических спекуляции вокруг краха СССР. Важно подвести своеобразный итог научным разработкам этой темы в российской и зарубежной историографии и исследовать ее рефлексии в исторической памяти постсоветских обществ. Такой комплексный подход позволил бы наметить новые исследовательские горизонты.

В-третьих, в рамках этого проекта планируется внедрение в научный оборот максимально возможного круга рассекреченных архивных документов из 24 стран, что позволило бы создать максимально полную реконструкцию процессов и явлений второй половины 1980 – начала 1990-х гг.

Ответственный исполнитель проекта
О.В. Павленко, к.и.н., доцент

 
 

Конференции.
Круглые столы.
Выставки. Презентации
Международный научный симпозиум «Социально-экономическое развитие бывших регионов Российской империи в ХІХ – начале ХХ в.»

Проведение симпозиума запланировано 3–6 апреля 2014 г. в г. Ялта

 
2-я Всероссийская научно-практическая конференция «Сохранение электронной информации в России»
5 декабря 2013 г. в Москве при поддержке Министерства культуры Российской Федерации состоится
 
Олимпиады по истории

Олимпиада РГГУ для школьников 11-х классов

 



Вестник архивиста

Информационная система <<Архивы Российской академии наук>>

Для размещения материалов на сайте обращайтесь на электронную почту rodnaya.istoriya@gmail.com
© 2017 Родная история. Все права защищены.