Владимир Маркович Магидов | Учителя об учителях | «Учителя об учителях»

 

О проекте О проектеКонференции КонференцииКонтакты КонтактыДружественные сайты Дружественные сайтыКарта сайта
Главная «Учителя об учителях» Владимир Маркович Магидов  
Владимир Маркович Магидов

Г.Н.Ланской

Личности педагогов, несмотря на творческий характер их профессиональной деятельности, бывают по своему внутреннему психологическому устройству простыми и сложными.

Бывает, что педагог стремится сам показать учащимся однозначность черт своего характера. Так происходит в том случае, когда осуществляемая им профессиональная деятельность нацелена на демонстрацию с помощью собственного примера устойчивости принципов, убеждений и поведенческих установок. О таких людях достаточно просто писать – достаточно показать в какой-то мере линейный путь их практической самореализации и формирования их мировоззрения. Их жизнеописание в данном случае станет примером для будущих поколений, что собственно и будет целью создаваемого биографического очерка. Личностная психологическая однозначность станет именно тем качеством, которое будет необходимо представить потенциальному читателю.

Однако в педагогической среде есть и такие личности, о жизни, характере и интеллектуальном творчестве которых писать достаточно трудно. Думая о них и регулярно общаясь с ними, каждый раз раскрываешь для себя их новые особенности, ранее не улавливавшиеся и не казавшиеся очевидными. Поэтому возникает опасение упустить какую-то значимую деталь при формировании их портрета. В то же время раскрытие особенностей этих людей, отражение их в заметном уже сформировавшемуся учительскому взгляду виде является необходимой и чрезвычайно ответственной задачей, потому что именно такой их запечатленный образ через десятилетия станет, вероятно, важным источником историографической информации. С содержанием этого источника люди будут сравнивать собственные впечатления от знакомства с конкретным ученым и педагогом. Владимир Маркович Магидов является такой, сложной по крайней мере для моего восприятия личностью.

Осмысливая его качества на протяжении достаточно длительного по меркам современной динамичной жизни периода, я всякий раз ловил себя на мысли о том, что какие-то важные, необходимые для отражения свойства оказались за рамками моего внимания. В расчете на упрощение своей историографической задачи мне захотелось обратиться к мнению недавних студентов и аспирантов, общавшихся с Владимиром Марковичем, но в их суждениях нечасто удавалось выявить какую-то дополнительную информацию, казавшуюся ценной и существенной.

Исключение составил отзыв выпускника кафедры, кандидата исторических наук Д.Ю.Хохлова о том, как Владимир Маркович руководил его работой над диссертационным исследованием. Д.Ю.Хохлов отметил, что «он умело корректировал направления исследования, консультировал по вопросам выявления и систематизации информации, делился опытом и методикой работы с изобразительными источниками, не считаясь с личным временем, редактировал подготовленный текст».

Поэтому я решил руководствоваться собственными впечатлениями об этом очень интересном человеке, с которым имею удовольствие быть знакомым на протяжении более чем пятнадцати лет и работать в течение последнего десятилетия.

Владимир Маркович Магидов представляется мне психологически системной личностью. В нем тесно и гармонично сочетаются ученый, преподаватель, руководитель коллектива людей (что, несомненно, тоже является призванием) и человек в повседневно-бытовом понимании этого слова. Такая последовательность его социально-психологических статусов выбрана потому, что именно в соответствии с ней мне довелось познакомиться с Владимиром Марковичем.

В качестве ученого он совместил в себе черты источниковеда и архивиста, получив  свое профильное образование в качестве историка, специализирующегося в крайне сложной области медиевистики. Это определило широту его кругозора и поэтому с ним можно с равным интересом вести беседу об обстоятельствах развития различных народов в самые разнообразные хронологические периоды.

Общеизвестно, что адекватная оценка любого документа невозможна без понимания исторического контекста, в котором он был создан. Это особенно существенно в том случае, когда такая оценка реально становится источниковедческой и формулирующий ее исследователь берет на себя ответственность создать объективное, убеждающее других людей в своей точности знание о письменном, изобразительном или сохранившемся в устно-звуковой форме документальном памятнике. Мне представляется, что Владимир Маркович стал авторитетным источниковедом во многом потому, что его профессиональные качества в этой области приобрели почву в виде умения анализировать конкретные события социальной и антропологической истории, воспринимать их феноменологически и в то же время комплексно. Первоначальное обращение к событиям именно средневековой эпохи избавило его сознание от весьма существенного засушивания, потому что в условиях интеллектуальной, идеологической несвободы многие формировавшиеся научные работники приобретали часто даже без собственной воли своеобразный, сформированный из машинально двигающихся мыслительных конструкций способ миропонимания, который потом удавалось преодолевать с большим трудом.

Уже в зрелом для исследователя возрасте, получив профессиональные знания в области истории и опыт их изложения аудитории сельских школьников, Владимир Маркович обратился к изучению хроникальных кинодокументов. В этой сфере возможности выбора историко-хронологических рамок у него уже не существовало. С учетом особенностей доступного для исследования информационного поля было понятно, что обращение заидеологизированной краткими и развернутыми сочинениями историко-партийного содержания истории России XX века будет неизбежным. Контрапунктом любого, в том числе и в особенности источниковедческого исследования в данной предметной области непременно оказывалось представление о закономерности происхождения, прогрессивности содержания и коммунистических перспективах Октябрьской революции. Поэтому найти возможность нешаблонного восприятия особенностей отечественной истории именно этого периода было крайне сложно и она обнаруживалась только в процессе глубокого, требовавшего больших знаний и терпения поиска новых источников информации. Именно по этому пути пошел Владимир Маркович. Он обратился к хроникальным кинодокументам первых лет существования советского государства и проанализировал их  в контексте формирования такой во многом новаторской для России творческой организации, как Московский кинокомитет.

Нешаблонность такого научного выбора состояла уже в самой информационной сложности изучаемого источника. Любые кинодокументы крайне трудны для профессиональной интерпретации по сравнению со многими другими видами исторических свидетельств. Они представляют собой сочетание в различной пропорции целенаправленно точной фиксации действительности и авторского художественного замысла, пространство для воплощения которого находится хотя бы в выборе объекта съемки и осуществляемом монтаже снятого материала. Для внешнего восприятия кинодокументы наиболее близки к так называемым источникам личного происхождения.

Найдя обоснованную с точки зрения результативности методику интерпретации изобразительных и аудиовизуальных источников, Владимир Маркович по существу окончательно сделал свой научный выбор. С тех пор на протяжении тридцати пяти лет им написано более ста трудов, в которых можно найти свидетельства продолжаемого им исследовательского поиска, наличие которого является главным свойством настоящего ученого. В них методика анализа и интерпретации, сформированная для кинохроники, распространена на фотодокументы и звукозаписи; определено достаточно систематизированное представление о таком необычном, интегрировавшем в своих рамках значительный неписьменный массив информации комплексе источников, как технотронные документы.

Особо следует остановиться на такой сфере научных занятий Владимира Марковича, как архивоведение кинофотофонодокументов. Уже само это исследовательское направление может показаться достаточно спорным в плане своей продуктивности, возможности достижения главной цели развития любой науки – получения истинных представлений о различных сферах действительности. Труд архивиста особенно в сфере работы с аудиовизуальными документами, требующими в зависимости от особенностей своих материальных носителей особого режима хранения, всегда определяется практическими условиями, которые обычно не зависят от его личных усилий, как, например, климатические условия или наличие качественного по своим параметрам хранилища. Поэтому точное знание о кинофотофонодокументах в контексте архивоведческой теории сформировать непросто по причине его условности.

Однако и в этой области Владимир Маркович смог избрать приносящее большую пользу направление научных исследований, которое, вероятно, является единственно верным в плане своей эффективности. В течение многих лет он занимался созданием нормативно-методической базы для работы государственных и ведомственных архивов с этим, крайне актуальным для современного пользователя массивом информационных ресурсов. Многие опубликованные разработки возглавлявшегося им коллектива специалистов, в деятельности которого он сам, что существенно отметить, принимал участие, не имеют аналогов в зарубежных странах, если вести речь, в частности, об опубликованных в 1980 году и продолжающих действовать вплоть до настоящего времени «Основных правилах работы с кинофотофонодокументами».

В своей научной деятельности Владимир Маркович всегда находил такое направление исследований, которое представляло интерес для программы его собственных профессиональных занятий и в то же время могло принести реальную пользу читателям его трудов. Это качество результатов интеллектуального творчества всегда является редким профессиональным даром и было свойственно только выдающимся ученым прошлого. Думается, что благодаря его наличию Владимир Маркович не только внес собственный вклад в развитие исторической науки и архивного дела, но и стал авторитетным педагогом.

Размышляя о его педагогических качествах и выстраивая наиболее значимые из них в определенной последовательности, следует подчеркнуть в их числе способность сосредотачивать внимание на всех, даже порой кажущихся несущественными деталях профессионального знания.

Среди университетских и институтских педагогов обычно можно достаточно отчетливо выделить концептуалистов и практиков. Концептуалисты задают некоторое направление понимания конкретной предметной области, формируя в этой связи общие теоретические установки в области занятий будущей специальностью. Они стремятся сформировать у учащихся черты профессионального мировоззрения, акцентированные на гуманитарных и социальных целях его получения. Практики делают основной акцент на конкретном содержании будущей производственной деятельности, давая конкретную информацию о методике выполнения конкретных действий. Их целью является часто непосредственная демонстрация навыков работы с различными предметами, техническими средствами и технологическими приспособлениями.

Источниковедческое и архивное образование отличается от многих других тем, что в его обеспечении одинаково необходимы концептуальная и практически ориентированная формы подготовки. В условиях исторически свойственной отечественному архивному делу непубличности квалифицированный архивист при выполнении наиболее сложных видов работ, к которым относится, например, создание научно-справочного аппарата, должен обладать аналитическими способностями, иметь качества исследователя исторической информации. Поэтому лучшие преподаватели Историко-архивного института сочетают в себе разносторонние теоретические знания и имеющие фундаментальную методическую базу практические знания, которые они передают студентам.

Владимир Маркович, несомненно, является таким преподавателем. Поэтому он не определяет ценность передаваемой студентам информации исключительно по ее теоретической масштабности и общегуманитарной насыщенности. В этой связи вспоминается то внимание, которое уделяется им содержанию и организации проведения практических занятий, становящихся логическим продолжением теоретического обучения, демонстрирующих современному и подчас достаточно прагматичному в материальном отношении кругу студентов ценность кажущихся абстрактными знаний. Он считает необходимым непосредственный контакт преподавателя со студентами и в тот период, когда они проходят производственную практику для максимального сближения фундаментальных и прикладных сведений.

О детальности и скрупулезности отношения Владимира Марковича к осуществляемой им педагогической деятельности свидетельствует его огромное внимание к точному определению, пониманию и усвоению профессиональной терминологии, являющемуся во многих случаях признаком качества курсовых и дипломных работ, диссертационных исследований. Думается, что повышенное, часто кажущееся гиперболизированным внимание к понятийному аппарату архивоведения, источниковедения и документоведения является результатом длительной и плодотворной работы по созданию нормативных документов и методических пособий, по итоговому редактированию их содержания.

В этой же сфере деятельности мне видятся истоки его лекторских качеств. Главными из них являются четкость и систематичность изложения материала. Они позволяют создать ясное понимание изучаемой предметной области, столь необходимое для осуществления будущей исследовательской работы вне зависимости от ее предполагаемой продолжительности и масштабности. В преподавании и методическом планировании курсов по архивоведению и археографии аудиовизуальных документов систематичность и четкость знаний обеспечивались Владимиром Марковичем путем акцентирования внимания на усвоении содержания отраслевых нормативных актов. В источниковедческой подготовке учащихся передача качественных знаний достигается им путем формирования у них представлений о последовательности необходимых этапов исследования зафиксированной в различных источниках информации, об их конкретном содержательном наполнении. Именно такой педагогический подход, включающий в себя также подробное изложение историографического опыта изучения кинофотофонодокументов, позволяет обеспечить необходимый уровень компетенции будущих специалистов.

Свои качества преподавателя и ученого Владимир Маркович широко использует в административной работе, которой он занимается на протяжении более двух десятилетий. Ни одно из них при этом не оказывается лишним, потому что осуществление такого рода деятельности помимо представительской формы имеет очень значительный черновой аспект.

Как всякий первоклассный источниковед и архивист, Владимир Маркович уделяет очень большое внимание и посвящает много времени работе над каждым выходящим из под его пера документом. Иногда со стороны даже кажется удивительной его способность многократно оценивать уже составленный текст, заниматься его переделыванием и уточнением. В этом проявляется не только и не столько привычка применения определенного способа управленческой и редакторской деятельности, но и ответственное вдумчивое отношение к любой необходимой работе. Поэтому не случайно, что практически каждый случай выполнения Владимиром Марковичем своих административных обязанностей можно рассматривать как пример для практического использования.

В качестве его руководящего кредо можно увидеть повышенное, часто заинтересованное внимание к каждому, оказывающемуся в сфере его деятельности человеку. Он стремится увидеть в преподавателе, сотруднике, аспиранте, студенте не просто подчиненного работника, а личность со всеми ее особенностями, положительными качествами и недостатками. Поэтому большое место в осуществляемой им административной работе уделяется такой ее немаловажной форме, как индивидуальная, ведущаяся непосредственно или по телефону беседа и ей уделяется ровно то количество времени, которое является необходимым для получения нужного результата. Конечно, такое общение может быть иногда затруднительным и способно существенно удлинять рабочий день, но оно, безусловно, помогает решать профессиональные и часто даже психологические задачи.

Поскольку присущие Владимиру Марковичу качества ученого, педагога и руководителя неразрывно взаимосвязаны и часто служат продолжением друг друга, их оценка позволяет выявить и осмыслить его особенности как человека. В данном случае речь идет о тех личностных свойствах, которые шире раскрываются вне зачастую формально определенных рамок профессиональной деятельности.

Часто бывает так, что при ведении служебных контактов и в рамках неформального общения личность человека некоторым образом раздваивается, что формирует настороженное к ней отношение со стороны окружающих людей, способно вызвать недоверие к совершаемым ей поступкам. Беседуя с Владимиром Марковичем, приятно отмечать отсутствие такой психологической особенности. Свойством его личности, одинаково проявляющимся во всех сферах жизни и деятельности, является внимание к образу мыслей и поступкам окружающих. Он способен с одинаковым вниманием отнестись к самым различным и нередко появляющимся без предварительного приглашения людям, выслушать их суждения и отреагировать на них практически всегда справедливой оценкой и зачастую мудрым советом. Наряду с психологической чуткостью он при этом сохраняет способность к постоянному самоконтролю и только часто контактирующие с ним люди могут уловить момент, когда он находится в состоянии возмущения словами и поступками собеседника.

Как и все сформировавшиеся в личностном отношении люди, Владимир Маркович отличается стойкостью и последовательностью убеждений по тем вопросам, которые ему представляются принципиальными. Поскольку у меня практически не возникало с ним разногласий по существенным темам отношения к жизни, очертить круг этих вопросов в данном очерке достаточно сложно. Однако, на мой взгляд, главное место среди них занимает отношение к нормам профессиональной и повседневно-бытовой этики. Сталкиваясь с проявлениями халтурного отношения к труду; хамства в общении между сотрудниками, студентами и вообще любыми небезразличными ему людьми, непорядочности поведения, он может быть весьма категоричным в их оценке. Сдержав себя в высказываниях, он способен сформировать достаточно жесткое внутреннее отношение к людям, осознанно совершившим подобные действия.

При этом человек, избежавший осуществления подобных действий, способен обнаружить во Владимире Марковиче очень приятного собеседника, мудрого наставника и во многих случаях надежного соратника. Хочется отметить его основанное на приятной иронии по отношению к себе, к окружающим и к жизни чувство юмора и реальную, а не показную доброжелательность. Многие люди, обладающие в какой-то мере подобными качествами, могут оценить его обязательность и пунктуальность в контакте с людьми. Как часто бывает в таких ситуациях, сложно, размышляя о хорошем человеке, вспомнить и по достоинству отметить все его положительные качества, но, вероятно, каждый знающий его читатель сможет дополнить к уже описанному какие-то свои дополнительные, основанные на личном опыте общения с Владимиром Марковичем впечатления о нем.

В процессе своей жизни каждый человек, если он стремится к самосовершенствованию и не испытывает недостатка в общении с разными людьми, постоянно ограничивает для себя круг интеллектуальных личностных привязанностей. Он очерчивает этот круг теми, с кем ему интересно поддерживать контакт и от кого он может почерпнуть для себя  дополнительный полезный в жизни опыт. Владимир Маркович является для меня таким человеком. Получив от него много профессиональных знаний и заимствовав у него некоторые, показавшиеся наиболее важными черты восприятия педагогической профессии, я на нынешней стадии своего развития получаю глубокое удовлетворение и пользу от личного общения с ним. Мне кажется, что многие люди, которым уже довелось или еще представится случай близкого общения с Владимиром Марковичем, могут испытать такие же чрезвычайно приятные в духовном отношении чувства.

 
 

Конференции.
Круглые столы.
Выставки. Презентации
Международный научный симпозиум «Социально-экономическое развитие бывших регионов Российской империи в ХІХ – начале ХХ в.»

Проведение симпозиума запланировано 3–6 апреля 2014 г. в г. Ялта

 
2-я Всероссийская научно-практическая конференция «Сохранение электронной информации в России»
5 декабря 2013 г. в Москве при поддержке Министерства культуры Российской Федерации состоится
 
Олимпиады по истории

Олимпиада РГГУ для школьников 11-х классов

 



Вестник архивиста

Информационная система <<Архивы Российской академии наук>>

Для размещения материалов на сайте обращайтесь на электронную почту rodnaya.istoriya@gmail.com
© 2017 Родная история. Все права защищены.