Вячеслав Иванов: объять необъятное | Учителя об учителях | «Учителя об учителях»

 

О проекте О проектеКонференции КонференцииКонтакты КонтактыДружественные сайты Дружественные сайтыКарта сайта
Главная «Учителя об учителях» Вячеслав Иванов: объять необъятное  
Вячеслав Иванов: объять необъятное

Е.В. Пчелов

Всем, что я смог сделать в науке и что стараюсь делать по мере своих сил и возможностей, я обязан, конечно, не только себе, но и своим добрым коллегам, друзьям, близким и учителям. Три Учителя в профессиональном, исследовательском и педагогическом плане оказали на меня решающее влияние и сыграли решающую роль в моей научной жизни, за что я им безгранично признателен. Прежде всего, это мой научный руководитель, уникальный учёный и уникальный человек – Ольга Михайловна Медушевская. Без её неизменно доброго и внимательного участия, без высочайшей школы научного творчества и потрясающего человеческого примера я никогда бы не смог состояться как исследователь и преподаватель.

Огромную помощь и неоценимую поддержку на протяжении последних лет своей жизни оказывала мне и другой старейший преподаватель нашей кафедры (её общий стаж работы на кафедре составлял, между прочим, 60 лет) – Елена Ивановна Каменцева, благодарную память о которой я сохраню навсегда.

Наконец, своим Учителем я не могу не считать и Вячеслава Всеволодовича Иванова, своим непревзойдённым научным энциклопедизмом и человеческим уровнем задающим ту высокую планку, которая служит недосягаемым ориентиром не только для меня, но и для многих других людей. Общение с Вячеславом Всеволодовичем, его лекции и выступления, его научные труды дали мне очень и очень многое.

В древности, как известно, семь городов оспаривали между собой честь считаться родиной великого Гомера. Если бы произошёл спор между науками, к какой из них принадлежит Вячеслав Всеволодович, то их набралось бы гораздо больше семи. И действительно, своими работами он внёс крупный вклад в большое число разнообразных областей знания от лингвистики и семиотики до кибернетики и психологии, причём в каждой оставил яркий след, а в некоторых создал основополагающие фундаментальные труды. Широта его интересов поистине безгранична. Когда-то современники называли Лопе де Вегу, чьи пьесы, кстати, переводил Вячеслав Всеволодович, «океаном поэзии». Перефразируя их, Иванова можно назвать «океаном мысли». В чём же секрет «ивАновского» феномена, этого удивительного человека с сократовским челом и душой гуманиста эпохи Возрождения? Продолжателя традиции научного энциклопедизма, к счастью, ещё не вполне уничтоженной современной мелкотравчатостью…

Воспитанный в семье известного писателя Всеволода Иванова, Вячеслав Всеволодович с детских лет был окружён атмосферой творчества и научной мысли. Эта среда, генетически восходившая к замечательной эпохе «Серебряного века», чьи отблески ещё продолжались в 20-х годах, не могла не повлиять на становление его личности. Время, подарившее миру плеяду блестящих учёных и поэтов, ознаменовавшееся небывалым взлётом мысли и чувства, незримо благословило его жизненный путь. Недаром Вячеслав Всеволодович всегда интересовался русской наукой и культурой первой трети XX века, посвятил этому периоду немало работ, а недавно выдвинул новый научный проект, посвящённый исследованию того «интеллектуального ландшафта», который сформировался в российской культуре тех лет. Замечательные люди окружали Иванова всегда. Сложно даже перечислить всех прославленных личностей, с которыми он встречался, общался, дружил. Пастернак, Ахматова, Зощенко, Якобсон, Бахтин, Капица, Колмогоров, Винер, Ландау, Бунак, Бернштейн, Пропп, Лотман – имена можно называть и называть… В этом живом, непосредственном общении оттачивался и научный гений самого Иванова, возникали новые концепции и гипотезы, открывались ещё неизведанные горизонты полинаучного синтеза. Но, конечно, не следует думать, будто только среда сформировала Иванова: Вячеслав Всеволодович прежде всего создал себя сам. Пытливый ум, жажда познания нового, неустанный поиск определили план постижения разных наук, ставший основой знаменитой «ивАновской» эрудиции. А огромный интеллектуальный потенциал вместе с неколебимым культурно-нравственным уровнем придали законченную огранку его личности.

Нет нужды подробно перечислять научные заслуги Вячеслава Всеволодовича. Они всеохватны и, можно даже сказать, всемирны. Его труды известны любому мало-мальски образованному исследователю-гуманитарию. В своём сознании этот doctor mirabilis аккумулировал чуть ли не всю мировую культуру. Во всяком случае десятки языков, которыми он владеет, дают ему возможность видеть каждую из культур не только со стороны и изнутри, но и в неисчерпаемом многообразии их связей. Всей своей жизнью Вячеслав Всеволодович доказывает условность знаменитого изречения о том, что «нельзя объять необъятное». Но на некоторых важнейших особенностях его таланта нужно заострить внимание читателя. Прежде всего Вяч.Вс. Иванову присущ, ныне очень редко встречающийся, широкий, масштабный и панорамный взгляд на проблемы человека и человечества в целом. Он никогда не мыслил науки в отдельности (в своих лекциях по истории науки неизменно говорит, что имеет в виду науку как таковую, без искусственных, на его взгляд, делений: «точные», «гуманитарные» и т.п.), а всегда обращался к полинаучному синтезу, будучи уверен, что только таким образом можно приблизиться к пониманию того, что есть человек. Этот максимально широкий подход может реализовываться лишь в том интеллектуально-культурном пространстве, где стираются грани между разными областями и разными направлениями человеческой мысли и чувства. Эта «оптика» открывает возможность исследования человека и человечества не только в комплексе их самых разнообразных «ипостасей» и проявлений, но и поистине в планетарном и космологическом контексте. Причём всё это происходит на твёрдых научных основаниях, на синтезе методов гуманитарных, биологических, математических наук. Гуманитарий-универсум – вот какой идеал воплощает собой Вяч.Вс. Иванов (таковым был и его друг В.Н. Топоров), и к какому дОлжно стремиться в XXI столетии. Конечно, он неповторим, но именно он сейчас и выдвигает программу комплексного гуманитарного образования, направленную на формирование универсальных личностей нового века, в которых столь остро нуждается и сегодняшняя Россия и весь современный мир.

Но обладая огромными познаниями, Вячеслав Всеволодович отнюдь не «почивает на лаврах», а напряжённо следит за развитием мировой науки, живо интересуется всем новым, что предлагает нам действительность, познаёт, исследует и размышляет. Ему всё интересно, и это живое восприятие не подвластно ни быстротечному времени, ни физическому состоянию – он всегда полон новыми идеями и планами и увлекает ими других. Личные качества Вячеслава Всеволодовича под стать его научному масштабу – он чрезвычайно чуткий и отзывчивый человек, в нём есть самое главное и самое важное качество – доброта.

Конечно, личность Вячеслава Всеволодовича блестяще проявляется во всём, что он делает. Относится это и к чтению лекций. Употребив слово «чтение», я, конечно, выразился неверно – Вячеслав Всеволодович лекции не читает, он рассказывает. Своим не слишком громким, спокойным, но как-то завлекающе звучащим голосом, он ведёт рассказ-размышление о той теме, которой посвящена лекция, в совершенно индивидуальной, только ему присущей манере. Сказать, что слушать его интересно – не сказать ничего. Это чувство не просто захватывающей любознательности, это своего рода сопричастность мысли учёного, путешествие вслед за ним по дорожкам мира науки – науки единой, не разделённой узкопрофессиональными рамками, – связывающей, казалось бы, далёкие и никак не связанные между собой явления. Сквозь ткань рассказа звучит главная тема, она развивается во всё новых и новых аспектах, но сколько удивительных сопоставлений, сопряжений, сравнений, отступлений, дополнений, размышлений возникает вокруг. В этом нет ничего неважного или постороннего, любой факт, эпизод, даже личное переживание – всё это, в конечном счёте, органично вплетается в общий «узор». И явление, о котором идёт речь, предстаёт в совсем новом свете, в новой плоскости, наполненное новым «содержанием». Это совершенно другое вИдение предмета. ВИдение, доступное лишь человеку столь обширных знаний, как Вячеслав Всеволодович. И тогда ты понимаешь свою абсолютную ограниченность и испытываешь непередаваемую радость от того, что хотя бы приблизился к этому новому пониманию, что прошёл этот путь вслед за ним, что размышлял вместе с ним и продолжаешь размышлять после, после окончания его рассказа.

Нередко Вячеслав Всеволодович, казалось бы, отвлекается в «сторону» – он рассказывает какой-нибудь случай из биографии своих героев или даже из своей собственной (так просто: «как-то Бахтин сказал мне…» или «однажды в беседе с Ахматовой…»; огромной популярностью пользуется его рассказ о посещении кетских шаманов…), тем самым слегка «разряжая» напряжённую ткань научного изложения – но всё это в итоге «работает» на общее «дело», формируя неповторимую «партитуру» каждой лекции, каждого выступления. Вот почему, как мне кажется, лекции Иванова нужно издавать прямо по записи, с минимальной правкой, так, как они были рассказаны, хотя, конечно, на бумаге невозможно передать всей богатой ньюансировки повествования. Это лекции человека, блесятще владеющего литературным языком – произносимое уже представляет собой готовый для издания текст.

Нет, у Вячеслава Всеволодовича под рукой нет каких-то записей или конспектов. Нередко он только приносит различные книги, которые показывает и рекомендует аудитории, а на лекции для магистрантов не считает для себя зазорным привезти даже ноутбук. Его феноменальная память без труда ориентируется в широчайшем океане мировой науки, вынимая из него всё, что нужно – называются авторы и их книги, будь то из области этнологии, лингвистики или астрономии. Особый момент – внимательное отношение учёного с мировым именем к своим слушателям. После лекции многие подходят с вопросами, иногда наивными, иногда не слишком «компетентными» или даже вовсе не по теме – каждому Вячеслав Всеволодович уделяет внимание и подробно отвечает на каждый вопрос. Однажды я был свидетелм замечательной сцены: после лекции студенты и слушатели буквально «облепили» академика, заняв вокруг него все места и не отпуская своими вопросами чуть ли не с полчаса – разговор продолжался всё дольше и дольше, пока не прервался настойчивым желанием шофёра университетской машины закончить свой трудовой день. А Вячеслав Всеволодович, казалось, не уставал: он терпеливо готов был беседовать и дальше… На лекциях Иванова понимаешь, что необъятное всё-таки можно объять – во всяком случае, ему это удалось: Вячеслав Всеволодович знает всё (или почти всё). Нельзя представить себе какой-то научной области, по крайней мере, в рамках гуманитарных наук, а вернее наук о ЧЕЛОВЕКЕ, где он был бы некомпетентен. А это даёт ощущение настоящего синтеза, того самого, о котором уже практически забыли в современном научном мире. Академик Иванов опровергает эту «обыденность». Только тогда понимаешь, что такое настоящая наука и что такое лекция гениального ученого – рассказанная одним, непрерывным движением мысли, развёрнутая в пространстве науки наук, звучащая вдумчивым несбивчивым словом и остающаяся интеллектуальным открытием для тебя.

 
 

Конференции.
Круглые столы.
Выставки. Презентации
Международный научный симпозиум «Социально-экономическое развитие бывших регионов Российской империи в ХІХ – начале ХХ в.»

Проведение симпозиума запланировано 3–6 апреля 2014 г. в г. Ялта

 
2-я Всероссийская научно-практическая конференция «Сохранение электронной информации в России»
5 декабря 2013 г. в Москве при поддержке Министерства культуры Российской Федерации состоится
 
Олимпиады по истории

Олимпиада РГГУ для школьников 11-х классов

 



Вестник архивиста

Информационная система <<Архивы Российской академии наук>>

Для размещения материалов на сайте обращайтесь на электронную почту rodnaya.istoriya@gmail.com
© 2017 Родная история. Все права защищены.