Символика и иконография изображений евангелистов на окладах напрестольных Евангелий московских ювелиров-эмальеров конца XV – XVII вв. | Источниковедение | Вспомогательные и специальные исторические науки

 

О проекте О проектеКонференции КонференцииКонтакты КонтактыДружественные сайты Дружественные сайтыКарта сайта
Главная Вспомогательные и специальные исторические науки Источниковедение Символика и иконография изображений евангелистов на окладах напрестольных Евангелий московских ювелиров-эмальеров конца XV – XVII вв.  
Символика и иконография изображений евангелистов на окладах напрестольных Евангелий московских ювелиров-эмальеров конца XV – XVII вв.

Ю.Э. Шустова

Среди произведений русского ювелирного искусства особое место занимают оклады напрестольных евангелий. В данной работе предпринимается попытка на примере коллекции Музеев Московского Кремля, рассмотреть символику изображений евангелистов на окладах, выполненных московскими мастерами-эмальерами.

В 2002 г. М.В. Мартынова опубликовала каталог "Московская эмаль XV – XVII веков", в который включены в том числе описания окладов напрестольных Евангелий. Почти все они были созданы в придворных кремлевских мастерских, где работали лучшие мастера. Большинство окладов напрестольных Евангелий выполнены по заказу представителей царской семьи, высшего духовенства или русской знати с целью сделать вклад в храм. Роскошные оклады книг, выполненные лучшими ювелирами страны должны были подчеркнуть богатство вклада с одной стороны, а с другой, – книга должна была занять особое место среди сакральных предметов, принимающих участие в богослужении.

Рассматриваемые Евангелия выполнены из серебра, позолоченного серебра или золота и украшены эмальерными деталями, выполненными в различной технике, применявшейся ювелирами разных художественных центров Руси.

Традиционно угольники окладов напрестольных Евангелий украшались изображениями четырех евангелистов. В данной работе рассматривается символика изображений евангелистов, их иконография, которую использовали ювелиры в своих работах. К сожалению, в литературе, посвященной предметам декоративно-прикладного искусства, а также в работах, связанных с изучением древнерусской миниатюры или книжной гравюры, символика и иконография изображений преимущественно не рассматривается. Впервые на информационные возможности изображений евангелистов в древнерусской миниатюре обратила внимание Л.В. Столярова. Она изучала практику книгописания древнерусских писцов и пришла к выводу, что в своем большинстве древнерусские источники XI – XIV вв. не содержат достоверных изображений рядовых писцов, однако некоторые выводы о технике письма в Древней Руси источники XIV в. позволяют сделать#. Изучение роскошных окладов книг позволяет говорить о стилистике и иконографии московских мастеров, ювелиров Оружейной палаты, которая оказывала существенное влияние русское искусство того времени.

Развитие московского эмальерного искусства по сохранившимся памятникам можно проследить только начиная с XIV в. При этом памятников XIV – XV вв. дошло до наших дней крайне мало. В том числе это относится и к сохранившимся окладам Евангелий.

Представление об эмальерном искусстве XIV в. дает в том числе серебряный оклад Евангеия, изготовленного по заказу московского боярина Федора Андреевича Кошки в 1392 г. Фигуры четырех евангелистов изображены в киотчатых угольниках верхней доски оклада пишущими в тетрадях или кодексах и сидящими на скамьях без спинок. Эти изображения восходят к византийской иконографии того времени (См. Попова О.С. Новгородские миниатюры второй четверти XIV в. // Она же. Византийские и древнерусские миниатюры. М., 2003. С.203-249).

В каталоге М.В. Мартыновой описаны по одному окладу XV и XVI вв.# Это Евангелия, вложенные митрополитом Симоном в Успенский собор Московского Кремля в 1498/99 гг. и царем Иваном IV в Благовещенский собор Московского Кремля в 1570/71 г. Оклад первого – серебряный, украшен в том числе киотчатыми наугольниками с литыми фигурами евангелистов на фоне, залитом эмалью. Евангелисты пишут в тетрадях (?кодексах), сидят на византийских скамьях. Золотой оклад второго Евангелия украшен четырьмя круглыми медальонами, обрамленными текстом с литыми фигурами евангелистов. В отличие от предыдущего, евангелисты изображены на фоне пейзажей: Иоанн на фоне лесного пейзажа, Матфей, Лука и Марк – на фоне городского. Рядом со всеми евангелистами расположены столы с письменными принадлежностями. На столе у Иоанна – чернильница, у Матфея – свиток для переписывания текста, у Луки – чернильница и свиток, у Марка – чернильница и перочинный нож. Все евангелисты держат в руках закрытые кодексы. Практически аналогичная иконография изображений евангелистов на золотой верхней доске оклада, выполненного мастером Гавриилом Овдокимовым, вложенного в 1632 г. царем Михаилом Федоровичем в Троице-Сергиев монастырь.

Со второй половины XVII в. иконография изображений меняется. Стиль барокко привносит в оформление окладов напрестольных Евангелий насыщенную символами иконографию. Художники стремятся каждое изображение сделать многоуровневым по восприятию информации, с одной стороны, и максимально декоративно-вычурным, с другой. На многих окладах, кроме обязательных изображений евангелистов в угольниках и Спаса или Распятия в среднике, текст оклада дополняют изображения орудий страстей Христовых, а также изображения с иконографией Христа и важнейших христианских праздников.

Во второй половине XVII в. на рассматриваемых окладах, выполненных московскими ювелирами, евангелисты в наугольниках изображаются обязательно с их символами – орлом, ангелом, львом и быком. Символика евангелистов восходит еще к временам раннего христианства. В первые века христианства символами евангелистов служили четыре райские реки. На смену им в тот же период явились символы четырех животных, окружающих престол Иеговы, по описанию пророка Иезекииля: "И я видел, и вот, бурный ветер шел от севера, великое облако и клубящийся огонь, и сияние вокруг него, а из средины его как бы свет пламени из средины огня; и из средины его видно было подобие четырех животных – e` o`a`e^оa^ a'u^e" a^e`a" e`х: оa'e"e`e^ e`х a'u^e", e^a`e^ у ?еe"оa^еe^a`; и у каждого четыре лица, и у каждого из них четыре крыла... Подобие лиц их - лице человека и лице льва с правой стороны у всех их четырех; а с левой стороны – лице тельца у всех четырех и лице орла у всех четырех" (Иез. 1:4-10). Также источником такого понимания символики была цитата из Откровения: "И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему" (Откр. 4:7).

В ранней христианской традиции Евангелисты идентифицировались с четырьмя херувимами (престольными ангелами Господними), но с V в. их вытеснил тетраморфизм. Эта четвероликость исходит из древневосточных представлений о стражах четырех краев света, держащих небосвод, которые в свою очередь основываются на зодиакальных символах. Речь, вероятно, идет о знаках фиксированного креста: Тельце, Льве, Скорпионе (орле) и Водолее (человеке) – средних для четырех времен года. Ириней Лионский (ок. 180) сравнивал евангелистов с четвероликим существом. Не характеризуя каждого евангелиста в отдельности, он обращал внимание на толкование символики, указывая, что лев выражает царственную мощь, телец – жертвенное служение, человек – вочеловечение, орел – боговдохновенность. Иероним (ок. 348-420) связывал символы с каждым евангелистом: Матфея символизирует человек, поскольку его благовествование начинается с генеалогии Христа; Марка – лев, поскольку его Евангелие открывает "глас вопиющего в пустыне" – Иоанна Крестителя; Луку – жертвенный телец, поскольку его рассказ начинается с жертвы Захарии; Иоанна – орёл, так как у него более всего выражено духовное воспарение в сферы небес#. Утверждается толкование символов во второй половине XVII в. (после церковной реформы патриарха Никона) как указаний на искупление Иисуса Христа, который вочеловечился (человек), покорил врагов (лев), принес Себя в жертву за род человеческий (телец) и вознесся на небеса (орел)

Именно такое понимание символики евангелистов закрепляется в иконографической традиции в XVII в. и становится обязательным в иконографии роскошных окладов напрестольных евангелий. Символ Матфея в иконографии XVII в. изображается в виде ангела.

Во второй половине XVII в. изображения евангелистов на окладах помешались, как правило, в следующем порядке: в верхнем левом углу – Иоанн, в верхнем правом углу – Матфей, в Нижнем левом углу – Марк и в нижнем правом углу – Лука#. Однако в некоторых евангелиях изображение Луки помещалось в левом нижнем углу, а Марка – в правом нижнем углу оклада#, как и на более ранних окладах 1570/71 и 1633 гг.# Исключением является серебряный золоченый оклад конца XVII в., в медальонах которого изображения евангелистов помещены в совсем другом порядке. Евангелисты с их символами располагаются в следующем порядке: в верхнем левом углу – Лука с тельцом, в верхнем правом углу – Марк со львом, в нижнем левом углу Иоанн с орлом и в нижнем правом углу – Матфей с ангелом, т.е переставлены местами верхние и нижние изображения. Так как все рассматриваемые оклады выполнены кремлевскими ювелирами, работавшими в одной технике, остается не совсем ясным, насколько для них было важным и символичным изображать евангелистов на определенном месте оклада книги. Этот вопрос нуждается в дальнейшем изучении.

Для второй половины XVII в. евангелисты Матфей, Марк и Лука изображались в интерьерах, а Иоанн с учеником Прохором и львом – на фоне пейзажа, на котором изображены горы и пустыня. Можно выделить два типа интерьеров, в которых работают евангелисты: первый, более традиционный, восходящий к византийской иконографии, однако в нем присутствуют явно черты современной художникам эпохи и отражают специфику работы писцов-современников. Они сидят за столами, довольно большими, на четырех ножках или в виде тумбы. На столах имеются различные письменные принадлежности. Сидят евангелисты на стульях со спинками. Характерным атрибутом интерьеров является изразцовый пол. Ноги евангелистов (босые) стоят на небольших пристольных ковричках#. Некоторые интерьеры отличаются большим пространством комнаты, в которых много света и воздуха, с большими окнами. Мебель носит явные черты стиля барокко, а украшают интерьеры ткани в виде драпировок#. Исключением является оклад последней четверти XVII в., где евангелисты изображены на фоне пейзажей#.

Интересно, что все евангелисты держат на коленях кодексы/тетради. Ни одного изображения свитка на рассматриваемых изображениях не имеется. На столах изображаются книги (листы тетради), чернильницы, реже встречаются изображения пеналов и еще реже перочинных ножей.

Изучение изображений евангелистов на окладах, выполненных московскими ювелирами, позволяют понять специфику иконографии этих образов, сочетание традиционных и новаторских приемов их изображения и, безусловно, нуждается в дальнейшем изучении и осмыслении в сопоставлении работами мастеров других школ, с источниками других типов (иконами, книжной миниатюрой, гравюрами)

 
 

Конференции.
Круглые столы.
Выставки. Презентации
Международный научный симпозиум «Социально-экономическое развитие бывших регионов Российской империи в ХІХ – начале ХХ в.»

Проведение симпозиума запланировано 3–6 апреля 2014 г. в г. Ялта

 
2-я Всероссийская научно-практическая конференция «Сохранение электронной информации в России»
5 декабря 2013 г. в Москве при поддержке Министерства культуры Российской Федерации состоится
 
Олимпиады по истории

Олимпиада РГГУ для школьников 11-х классов

 



Вестник архивиста

Информационная система <<Архивы Российской академии наук>>

Для размещения материалов на сайте обращайтесь на электронную почту rodnaya.istoriya@gmail.com
© 2017 Родная история. Все права защищены.