Выходные записи на славяно-русских рукописных книгах XVI в.: размышления о возможных путях и перспективах анализа | Источниковедение | Вспомогательные и специальные исторические науки

 

О проекте О проектеКонференции КонференцииКонтакты КонтактыДружественные сайты Дружественные сайтыКарта сайта
Главная Вспомогательные и специальные исторические науки Источниковедение Выходные записи на славяно-русских рукописных книгах XVI в.: размышления о возможных путях и перспективах анализа  
Выходные записи на славяно-русских рукописных книгах XVI в.: размышления о возможных путях и перспективах анализа

А.С. Усачев (ФИПП РГГУ)

Записи на славяно-русских рукописных книгах эпохи Средневековья относятся к числу наиболее важных исторических источников, позволяющих закрыть целый ряд лакун в показаниях летописных, актовых и иных источников. Среди различных видов записей (вкладных, владельческих и т.д.) особый интерес для исследователя представляют выходные записи (как правило, датированные): они содержат сведения о тех или иных лицах или событиях, которые в целом ряде случаев привязаны не только к дате, но и к определенному региону и книжному центру. Если записи XI–XV вв. уже являлись предметом специального рассмотрения, то изучение записей XVI в. на книгах, написанных в Московской Руси, только начинается. Попытке наметить некоторые возможные пути и перспективы их анализа и посвящена данная заметка.

Прежде всего, необходимо выяснить, о каком числе записей данного типа может идти речь. Определяя его, мы исходим из, во-первых, общего числа сохранившихся книг этого времени, во-вторых, из процентного соотношения книг с выходными записями и без них. Судя по соотношению рукописных книг XV и XVI вв. в ряде крупных архивохранилищ, применительно к сохранившимся книгам XVI в., речь может идти о цифре в 12–14 тыс. (подробнее см.: Кукушкина М.В. Книга в России в XVI в. СПб., 1999. С. 94; Усачев А.С. О количестве сохранившихся славяно-русских рукописных книг XVI в. // Румянцевские чтения – 2010. Ч. 2: Материалы международ. науч. конф. (20–22 апреля 2010). М., 2010. С. 186–189). Согласно имеющимся данным по рукописям XI–XV и XVI вв., процент книг с выходными записями стабилен – он составляет около 5–10 % от общего числа (например, см.: Костюхина Л.М. Палеография русских рукописных книг XV–XVII вв. Русский полуустав. М., 1999. С. 21; Турилов А.А. Проблемы и перспективы отождествления хорватских глаголических книжных почерков // Glagoljica i hrvatski glagolizam: Zbornik radova s meрunarodnoga znanstvenog skupa povodom 100. obljetnice staroslavenske akademije I 50. obljetnice staroslavenskog instituta (Zagreb-KRК 2.-6. Listopada 2002.). Zagreb-KRK, 2004. С. 285). Это дает основания полагать, что по самым приблизительным подсчетам речь может идти о цифре от 600 до 1400 сохранившихся рукописных книг, имеющих датированные выходные записи (нами к настоящему времени собраны библиографические сведения примерно о 500).

Таким образом, применительно к периоду Средневековья речь идет о массовом источнике. Это в свою очередь дает основания не только для типологического сопоставления выходных записей с иными видами массовых источников этого времени (например, с актами), но и для предположения о том, что к изучению рассматриваемого вида записей могут быть привлечены типологически близкие методики изучения. Среди них выделяются методы, связанные с применением количественного анализа. Использование последних требуют создания специальных баз данных, которые получили распространение преимущественно при изучении ряда источников по социально-экономической истории (писцовых книг и делопроизводственных материалов). Могут ли подобные базы данных что-то дать исследователю выходных записей?

Общеизвестно, что база данных состоит из записей, которые в свою очередь включают в себя ряд полей, отражающих те или иные признаки соответствующего источника или его фрагмента. Какие поля могут быть предложены для базы данных, направленной на систематизацию сведений, представленных в выходных записях, и что это, в конечном счете, может дать историку? (Своего рода прообраз обсуждаемой базы данных представлен Л.М. Костюхиной в виде таблицы книг XVI в. из фондов ОР ГИМ, содержащей сведения о названии книги, ее шифре, месте написания и имени писца (см.: Костюхина Л.М. Палеография… С. 50–58, табл. 2); эта работа послужила отправной точкой предлагаемых читателю размышлений).

Представляется, что речь может идти о двух группах полей. В рамках первой могут быть отражены особенности рукописи, содержащей соответствующую запись. Здесь могут быть предложены следующие поля:

- Название рукописной книги (Евангелие, Апостол, Минея четья или служебная на соответствующий месяц, сборник и т.д.).

- Формат рукописи (1°, 4° или 8°). Соответствующие сведения представляется целесообразным сопровождать сообщением более точной информации о размерах рукописи (в см.).

- Сведения об архивохранилище и шифре, под которым храниться соответствующая рукопись (номер и название фонда, порядковый номер рукописи).

Вторая группа полей может отражать непосредственно содержание записи. Их состав, безусловно, в каждом конкретном случае должен варьироваться в зависимости от степени полноты конкретной выходной записи. Можно выделить следующие поля:

- Место написания. Здесь могут быть выделены несколько полей. Так, во-первых, речь может идти об относительно крупном регионе – Новгородская, Ростовская и др. епархии (они устанавливаются на основе упоминания в записи имени соответствующего архиерея– очень часто это единственная географическая «привязка» в записи). Во-вторых, может упоминаться конкретный город (рукопись могла быть написана «на Москве», «в Новом граде Слободе» и т.д.). В-третьих, может быть указан соответствующий книгописный центр (как правило, та или иная обитель). Соответственно, при наличии надлежащих данных в записи сведения о месте создания книги могут следовать следующим образом: регион (епархия, подвластная соответствующему архиерею) – город (уезд, волость) – конкретный книгописный центр (недавно была предпринята попытка обобщения данных подобного рода на материале ростовских и ярославских рукописных книг XIII – начала XX в., см.: Рукописные памятники Ростово-Ярославской книжности: методика взаимодействия столичного и регионального библиотечных центров по выявлению и описанию рукописей региональной книжно-рукописной традиции / сост.: Ю.В. Анхимюк, А.В. Кузьмин, Д.Ф. Полознев, Ю.Д. Рыков, Г.П. Федюк. Ярославль, 2011).

- Дата. Как правило, в выходных указывалось время окончания работ над книгой; в ряде случаев указывался и весь период работ над ней. Нередко записи содержат более расплывчатую дату, без указания на конкретный месяц и число («в лето… написана бысть…»). Последнее побуждает приводить двухлетний диапазон времени написания рукописи, обусловленный необходимостью вычитания как 5508, так и 5509 лет от приводимой даты от сотворения мира.

- Писец. Ввиду того, что в целом ряде случаев указывалось несколько имен писцов, здесь может быть предложено два и более поля (например, «1-й писец», «2-й писец» и т.д.).

- Заказчик. Выходные записи указывают, хотя и не всегда, на лицо, либо «благословившее», либо «повелевшее» написать книгу; в ряде случаев есть сведения и о коллективном заказчике (например, о братьях или о крестьянах определенного стана/волости/села). Таким образом, здесь также может содержаться несколько полей («1-й заказчик», «2-й заказчик» и т.д.).

Какие результаты в перспективе способна дать историку соответствующая база данных?

Можно предположить, что речь может идти о получении сведений, позволяющих расширить представления, во-первых, об истории книжной культуры в России XVI в., во-вторых, о проблемах социально-экономической и политической истории. Вероятно, одним из важнейших итогов может стать реконструкция динамики книгописания в том или ином регионе или центре, которая может быть сопоставлена с событиями из области политической и социально-экономической истории. Допустимо считать, что выстроенные в хронологическом и территориальном порядке данные о заказчиках рукописей – светских лицах (крестьянах, посадских и служилых людях) – в сочетании с результатами изучения внешних особенностей соответствующих книг, вероятно, смогут служить источниками сведений о достатке представителей определенных социальных слоев и уровне экономического развития того или иного региона в целом в соответствующий хронологический период. Возможны и иные итоги, которые в настоящий момент прогнозировать трудно. Насколько реальны перспективы получения этих и иных результатов? Ответ на этот вопрос может дать лишь движение по пути, кратко охарактеризованному выше.

 

Опубликовано: Усачев А.С. Выходные записи на славяно-русских рукописных книгах XVI в.: размышления о возможных путях и перспективах анализа // Проблемы дипломатики, кодикологии и актовой археографии: мат. междунар. науч. конф. Москва, 2–3 февр. 2012 г. М., 2012. С. 515–518.

 
 

Конференции.
Круглые столы.
Выставки. Презентации
Международный научный симпозиум «Социально-экономическое развитие бывших регионов Российской империи в ХІХ – начале ХХ в.»

Проведение симпозиума запланировано 3–6 апреля 2014 г. в г. Ялта

 
2-я Всероссийская научно-практическая конференция «Сохранение электронной информации в России»
5 декабря 2013 г. в Москве при поддержке Министерства культуры Российской Федерации состоится
 
Олимпиады по истории

Олимпиада РГГУ для школьников 11-х классов

 



Вестник архивиста

Информационная система <<Архивы Российской академии наук>>

Для размещения материалов на сайте обращайтесь на электронную почту rodnaya.istoriya@gmail.com
© 2017 Родная история. Все права защищены.