Исторические традиции изготовления военных знамен в России (XVΙΙ – н. ХХ вв.) | Вексиллология | Вспомогательные и специальные исторические науки

 

О проекте О проектеКонференции КонференцииКонтакты КонтактыДружественные сайты Дружественные сайтыКарта сайта
Главная Вспомогательные и специальные исторические науки Вексиллология Исторические традиции изготовления военных знамен в России (XVΙΙ – н. ХХ вв.)  
Исторические традиции изготовления военных знамен в России (XVΙΙ – н. ХХ вв.)

Людмила Павловна Зайцева

Журнал «Гербовед», № 95, 2007, с.107-133.

По правилам вексиллологии знамя состоит из полотнища, древка с подтоком, навершия, скобы, знаменных лент, шнура с кистями, чехла, панталера. Все это составляет единый, взаимосвязанный комплекс, который обеспечивает успешное функционирование знамени в исторической реальности. Состав знаменного комплекса формировался на протяжении многих веков, и имеет свои сложившиеся традиции.

С другой стороны, материальная фактура знамени привлекает внимание людей своими внешними атрибутивными особенностями, при этом обладая в полной мере свойством экспрессивности. Поэтому, знамя, будучи активным участником исторических событий, пробуждает в людях чувство сопричастности к явлениям, процессам социально-общественной жизни. Следовательно, в силу своей природы, знамя является одной из форм сохранения исторической памяти наших предков. Хорошо известно, что одной из особенностей славянского менталитета является чувственное, эмоционально-психологическое восприятие знаково-графических образов. В этом плане сама специфика знамени способствовала формированию особого к нему отношения. Значимость внешней, символической выразительности знамени обусловила развитие процесса его изготовления. Сохранившиеся свидетельства позволяют составить наиболее полную картину производства знамен в России на протяжении столетий. Основные направления знаменного производства тесно взаимосвязаны с развитием культуры Российского государства, а также с военной историей России. Отечественный исторический опыт изготовления знамен имеет свои определенные традиции, основу которых составляют особенности развития национального прикладного искусства.

Древние стяги из-за своих материально-технологических особенностей, к сожалению, не сохранились до наших дней. Но информация о широком использовании знамен зафиксирована в многочисленных летописных списках, что единодушно отмечают исследователи вексиллологической тематики. В тоже время, сохранившиеся памятники культурной жизни Древней Руси свидетельствуют о том, что к принятию христианства на Руси существовал высокий уровень прикладного искусства. С другой стороны, государственное обустройство восточных славянских племен не могло не отразиться на развитии их общей знаково-графической культуры, в которой, как следует полагать, особое место занимали древние стяги. Как отмечал И.И.Срезневский, стяги языческой древности отличались своим многообразием как по функциональному назначению, так по рисунку, цвету и размерам. Символические изображения либо рисовались, либо вышивались золотом и серебром. Художественное оформление древних стягов были выполнены с таким искусством, что "приводили в изумление просвещенных современников". По мнению Срезневского, древний стяг почитался "почти столько, сколько величие всех богов... И власть этого небольшого куска полотна была сильнее власти княжеской".

Если столь высокое художественное решение символики древнерусских стягов производило неизъяснимое впечатление на современников, то не удивительно, что вокруг всего этого сразу же начинали складываться легенды и мифы. Вместе с тем, традиции Древней Руси изготовления знамен складывались под влиянием самобытности традиций каждой славянской области, которые имели свои художественные навыки и вкусы, уходившие в глубокую языческую древность и тесно связанные с народными представлениями, привязанностями, обычаями. Высокий уровень древнерусского прикладного искусства (в первую очередь народная вышивка) оказал свое влияние на развитие особенностей знаменного производства, формируя при этом определенные традиции знаменного искусства.

Именно духовная и культурная жизнь Древней Руси создала благоприятные условия для успешного распространения на её территории христианской идеологии, так как славянскому менталитету наиболее понятны и созвучны христианские ценности. Принятие христианства, как отмечал Д.С.Лихачев, совпало также с высоким подъемом политического самосознания русского народа. Характерное для славян уважительное отношение к опыту и достижениям других национальных культур, а не слепое подражание, способствовало тому, что христианская идеология не разрушала гражданскую, политическую, культурную самостоятельность древнерусского государства, а лишь усилила развитие самобытности всех сфер его социально-общественной жизни. Высокая художественная культура славян способствовала творческому пониманию и восприятию высокого искусства Византии, прежде всего церковного. Древнерусское религиозное искусство развивалось, впитывая мировой опыт христианской культуры, переосмысливая его, но приобретая при этом свою самобытность. Высокий уровень духовного развития Руси способствовал быстрому и успешному распространению на её территории одной из главных символов христианской идеологии - иконы. Развитие древнерусской иконописной культуры, как отмечают многие исследователи, происходило не столько путем ввоза икон, сколько формированием местных художественных центров иконографии. Русские иконописцы, учитывая опыт лучших мастеров христианского мира, создавали свои неповторимые по характеру и образной силе произведения. Сохранившиеся памятники древнерусской иконографии свидетельствуют о тонком понимании живописцем внутреннего мира изображаемых святых. Эмоционально-чувственное восприятие иконы обусловило особое к ней отношение. Для русских людей характерно почитание древних икон. В таком особом почитании, наряду с религиозным чувством сосредотачивалось и художественное воспитание народа. Успешное развитие иконописного искусства оказало большое влияние на знаменную культуру древнерусского государства. По мнению известного специалиста по старинным знаменам Л.М.Яковлева, уже "с первых времен Христианства, знамена в России считались святынею, "христианскими знамениями", и пользовались тем же почетом, и таким же уважением, какие воздавались святым иконам, на знаменах делались всегда изображения священного содержания". Таким образом, на древних стягах появились и стали обязательными символы христианской веры, а христианская идеология привнесла в знаменную культуру новые термины "знамение", "знамя", "хоругвь".

С другой стороны, необходимо отметить определенное влияние знаменной культуры на развитие иконописного искусства древнерусского государства. По мнению известного специалиста по знаменам Н.Г.Николаева, анализ особенностей символических изображений старинных знамен показывает невозможность их практической подделки, а это в свою очередь гарантирует их полную достоверность и соотнесенность со временем их создания. Поэтому сохранившиеся старинные стяги представляют особый интерес не только для вексиллологии, но и для изучения иконографии, где существовала практика подделки икон "старинного письма". Между тем, сохранившиеся иконы местных художественных центров древнерусского государства, имеющие двустороннее изображение (лицевая и оборотная стороны), что характерно именно для полотнища стяга, свидетельствуют о взаимосвязи основных принципов построения знаменного полотнища и иконографического памятника. Для вексиллологической тематики особый интерес представляет древнейшая по времени, сохранившаяся икона Спаса Нерукотворного, Новгородского художественного центра, датируемая второй половиной XII века и ныне находящаяся на хранении в Государственной Третьяковской Галерее». На лицевой стороне иконы помещено изображение образа Спаса Нерукотворного, а на оборотной стороне - помещена композиция "Прославление креста", центральной фигурой которой является изображение Голгофского (восьмиконечного) креста. По свидетельству летописных сводов и летописных миниатюр изображение Спаса Нерукотворного и Голгофского (восьмиконечного) креста являются ведущими символами старинных стягов.

В тоже время, с принятием христианства в древнерусском государстве широкое развитие получило золотошвейное ремесло, лицевое шитьё, одно из традиционных направлений прикладного искусства. Искусство золотой вышивки в Древней Руси хорошо известно по археологическим открытиям, которые доказали богатство орнаментальных композиций, прославивших мастеров лицевого шитья. Сохранившиеся памятники лицевого шитья свидетельствуют об их высоком художественном уровне В мастерских царских палат, боярских теремов и монастырей создавались шедевры изобразительного шитья, в том числе и знаменные полотнища. Процесс лицевого шитья был своего рода коллективным творчеством, но конечный результат определялся мастерством каждой вышивальщицы. Золотошвеи Древней Руси при изготовлении полотнища стяга вкладывали не только свой труд и талант, но и частичку своей души, создавая тем самым национальные традиции прикладного искусства, которые получили свое дальнейшее развитие в последующих столетиях. Так, автор "Сказания о Мамаевом побоище" подробно описывает внешний вид знамен полков Дмитрия Донского накануне Куликовского сражения: «...образа святых, шитые на христианских знаменах, что будто как светильники солнечные, святящиеся в лучах солнца; и стяги их золоченые шумят, расстилаясь, как облаки, тихо трепеща, словно хотят промолвить, богатыри же русские и их хоругви точно живые колышатся…».Таким образом, особая художественная выразительность военных стягов создавала определенный эмоциональный настрой русского войска, что в конечном итоге сказалось на победном исходе исторического сражения.

Как отмечают многие исследователи, в средневековой Руси искусство лицевого шитья достигло своих вершин. Между тем, по наблюдениям специалистов древнерусского искусства во второй половине XVI века предпринимается попытка создания универсального художественного языка, вобравшего в себя весь опыт предшествующих эпох. К этому времени свое окончательное разрешение получает также и организационная структура русского войска. По мнению исследователей, уже в первой половине XV века слово "двор" практически вытесняет из источников древнерусскую "дружину", как название воинского формирования, подчиненного непосредственно князю. Социально-политический, культурный фон жизни Российского государства XVI столетия нашел свое отражение в форме, содержании и назначении стягов. Для этой эпохи характерно употребление в русском лексиконе двух равных терминов "стяг" и "знамя".

Сохранившиеся описания старинных знамен наглядно показывают, по какому сложному рисунку, и с какими многочисленными надписями изготовлялись знамена средневековой Руси. Так, знаменные полотнища этого периода имели клинообразную форму: середина полотнища кроилась в виде четырехугольника, к которому пришивался откос, в виде прямоугольника. По краям полотнище обшивалось каймою. Середина, откос и кайма сшивались из шелковых тканей разных цветов. Рисунки и надписи знаменных полотнищ имели ярко выраженный религиозный характер. Как правило, это были изображения Спаса Нерукотворного, образа Спасителя, изображения Пресвятой Богородицы, лики святых угодников, различные варианты изображения православного креста. Надписи представляли собой выдержки и изречения из Библии, тексты молитв, кондаков и тропарей. Знаменные полотнища богато украшались растительным орнаментом. Рисунки и надписи полотнища выполнялись вышивкой золотом, серебром, разноцветным шелком, а также наносились на полотнище особыми красками иконного письма. Широко использовались приемы лицевого шитья в оформлении рисунка знамени. К началу XVII столетия складывается определенная традиция использования особых шелковых тканей восточного происхождения в построении знаменных полотнищ.

К этому времени также складывается практика использования однообразного рисунка для построения знаменных полотнищ, устанавливается определенный их размер, формируется особая цветовая гамма знаменной символики, где наиболее употребляемыми были цвета: красный, лазоревый, белый, желтый, зеленый. К концу XVI столетия определились и основные производственные центры изготовления знамен, которыми являлись дворцовые и монастырские мастерские, также построением царских знамен ведали мастерские Оружейной Палаты Кремля, где были собраны лучшие художники, вышивальщицы, золотошвеи. Социально-общественный кризис российского государства конца XVI- начала XVII столетия, известного под названием "Смутное время" заставил по-новому переосмыслить и осознать идеи национального самосознания, духовные, патриотические, культурные ценности. В этом процессе большое значение придавалось знаменной тематике, для которой в этот сложный период первоочередной задачей было сохранение преемственности исторических традиций и использование накопленного практического опыта в дальнейшем развитии знаменной культуры.

Тема восстановления и развития знаменного производства на протяжении всего XVII столетия наиболее полно рассмотрена в монографии Л.М.Яковлева "Русские старинные знамена". Анализ архивных документов и описей старинных знамен, хранящихся в Оружейной Палате, позволил автору воссоздать наиболее полную картину развития знаменной культуры российского государства XVII столетия.

Как отмечает Яковлев, к началу царствования Михаила Федоровича Романова, средства государственной казны были весьма скудны, а мастерские Оружейной Палаты пусты. Поэтому решились на приглашение иноземных художников, которым при поступлении на работу было поставлено особое условие, что "они призваны передать русским только свое мастерство, но отнюдь не свои понятия и взгляды. Многие подчинились требованиям русского вкуса и условиям русской жизни". Наряду с иностранными художниками и мастеровыми в Оружейную Палату возвращались русские мастера, обучавшиеся в это время в Царьграде и Персии, которые "вполне усвоив чужое искусство и чужие приемы, всецело сберегли свои русские понятия и свой русский вкус". В тоже время в мастерских Палаты воспитывалось немало учеников, "которые своим искусством не уступали своим учителям". К середине XVII столетия в мастерских Палаты появляются польские и литовские мастера, так как "потребность образования чувствовалась повсюду". По мнению Яковлева, к середине XVII века "дворцовые мастерские, приготовлявшие знамена, улучшаясь постепенно, достигли уже полного развития, то знамена, улучшаясь тоже постепенно, достигают в художественном отношении высокой степени совершенства, так что построенные в это время знамена являются лучшими образцами в своем роде".

На основе архивных свидетельств, Яковлев восстановил производственный процесс "построения", изготовления знамен. Так, приступали к постройке знамени только по именному Указу Государя. Затем составлялась подробная опись нужного материала и расходов, указывались сроки готовности знамени. Иногда вследствие переписок и проволочек, "приказной волокиты", дело затягивалось так, что вместо указанного знамени посылалось другое, или же знамя доходило по назначению через год и более, а иногда и вовсе не посылалось, так как в этом уже не было необходимости. Знамена Государевых полков, воеводские знамена, сотенные знамена изготовлялись за счет государственной казны. Знамена наемных иностранных частей "иноземного строя", рейтарские, драгунские, солдатские изготовлялись за счет средств самой части, "как ротмистр укажет сам". Приходившие в ветхость знамена возвращались из полков в Оружейную Палату и заменялись новыми, которые строились, как правило, "против прежнего ветхого того полку знамени слово в слово". Изготовлялись знамена также и в запас, для будущих военных походов или торжественных событий. После завершения событий, в которых принимали участие знамена, они возвращались на хранение в Оружейную Палату. Для построения знаменных полотнищ, по преемственности исторической традиции, использовались шелковые восточные ткани, прежде всего камка, тафта, парча, а также киндяк - бумажная набойная ткань. Из присланных тканей закройщиком кроились составные части знаменного полотнища, в соответствии с представленным образцом, а портным сшивались. Сшитые знаменные полотнища растягивали в пяльцах, которые изготовлялись особыми плотниками. Растянутые в пяльцах полотнища подвешивались на кольца в иконной мастерской или других свободных мастерских Палаты. Живописцы, получив наряд написать знамя, прежде всего "знаменили" образец на бумаге, с которого потом переводили рисунок на ткань. Мастера-знаменщики получали утварь, снасти, краски в Палате, а иногда покупали сами. Обязанность покупать все необходимые припасы были поручены особому целовальнику, который выбирался из мастеровых, а для записей расходов ему выдавалась специальная расходная книга.

Самые талантливые художники-иконописцы привлекались для исполнения знаменного рисунка и орнаментов. Мастера лицевого шитья исполняли рисунок центральной сюжетной композиции, а художник- "травник" наносил узор орнамента. Особые художники - "словописцы" выполняли надписи. Большое внимание уделялось также приготовлению отдельных частей знаменного комплекса: древка, навершия, чехла. Древко изготовлялось из ели, липы и расписывалось разноцветным орнаментом. Подток, укрепляемый на нижнем конце древка, как правило, был золотым или серебряным. Из золота и серебра изготовлялось и навершие, которое имело часто форму креста. Знаменное полотнище крепилось к древку с помощью суконных мешочков, которые прибивались к древку золотыми или серебряными гвоздями. В нижней части полотнища к древку крепилось особой формы "репчатое яблоко, которое можно считать прообразом знаменной скобы. Чехлы для знамен изготовлялись из сукна или холста и назывались "чемоданец". Мастера-кузнецы приготовляли навершия, подтоки, репчатое яблоко, плотники готовили знаменные древка. По мнению Яковлева, к середине XVII столетия отмечается расцвет знаменного производства и знаменного искусства, когда "изображения отличаются отчетливостью своих контуров, плавностью письма и яркостью красок. Отдельные части каждого, даже самого сложного рисунка строго согласованы, в каждой мелочи видна необыкновенная тщательность". Готовые знамена выносились для обязательного осмотра Государем. Одобренные и утвержденные знамена подписывались и отправлялись по месту назначения, а получившие замечания переделывались или исправлялись. Готовые знамена, не получившие назначения, хранились в оружейной Палате в особых чемоданцах. Одобрив построенное знамя, Государь жаловал художников, мастеровых своим "Государевым жалованием", а иногда приказывал "сшить в Казенном приказе полную пару платья и выдать шапку и шубу". Архивные свидетельства сохранили имена талантливых художников той поры: Семен Ушаков, Станислав Лопуцкий, Иван Безминов, Степан Рязанцев и другие художники.

При отправлении знамен на место назначения, их укладывали в специальные деревянные ящики, оклеенные снаружи сафьяном или кожею, окованные железом, а внутри выложенные сукном. В получении знамен расписывались воеводы сами или же по их назначению "начальные люди" или дьяки.

Таким образом, для XVII столетия характерно централизованное производство знамен искусными мастерами Оружейной Палаты. Вместе с тем, для ускорения работ или помощи мастерам Палаты привлекались мастера Казенного приказа, Разрядного приказа, а также иконописцы подмосковных монастырей.

С другой стороны, знамена, построенные в это время, отличаются единством художественных знаменных традиций. Следует отметить, что господствующая в XVII веке религиозная тематика знаменных полотнищ не мешала развитию новых форм знаменной символики. Так, формирование стрелецкого войска на постоянной основе, попытки унифицирования его военного костюма, способствовали появлению стрелецких знамен, расцветка которых соответствовала расцветке полковой униформы. В тоже время, для стрелецких знамен характерно единообразие формы полотнища, которая имеет вид прямоугольника, а также сходство в изображениях по всему полотнищу креста.

Уже в начале XVII столетия прослеживается появление светской символики на знаменных полотнищах. По мнению Яковлева, "по тогдашним понятием существовала большая разница между знаменами, которые выдавались в полки бояр и воевод, и знаменами, которые жаловал Государь атаманам и есаулам, заслужившим своею службою милость Государя, или чем бы то ни было обратившим на себя внимание Царское". Первое известное упоминание о таком "жалованном" знамени относится к 1614 году, когда по Указу Михаила Федоровича было пожаловано особое знамя Донскому войску. На полотнище знамени было помещено изображение двуглавого орла, в качестве государственного герба, с надписью полного царского титула Михаила Федоровича. В особой Грамоте к знамени указывалось: " ...и мы вас атаманов и казаков пожаловали, послали к вам наше царское знамя, с атаманом Игнатьем Бедрищевым, и вам бы, с тем знаменем, против наших недругов стоять, и на них ходить, и прося у Бога милости, над ними промышляти, сколько милосердный бог помощи подаст, и к нам Великому государю по началу и по обещанью, службу свою и раденье свершали". Появление изображения государственного герба на знаменных полотнищах подчеркивало важность службы в интересах российского государства. На протяжении всего XVII столетия существовала, довольно распространенная практика вручения "жалованных" знамен казачьим частям.

Особый статус данных знамен требовал и особой художественной выразительности их внешнего вида. В новом стиле строились и специальные знамена для торжественного подноса Государю к неделе Святой Пасхи. По Указу Алексея Михайловича было построено особое Гербовое знамя, рисунок которого включал не только изображение государственного герба, но и изображения территориальных "печатей" российского государства. Такого плана знамена строились с особой художественной тщательностью. К работе привлекались самые искусные мастера и живописцы Оружейной Палаты. Художественное оформление торжественных знамен заключало весь накопленный опыт знаменного производства. По мнению Яковлева, и с ним единодушны многие исследователи старинных знамен, что знамена XVII столетия представляют высокий художественный уровень, являясь лучшими образцами прикладного искусства Московской Руси.

С созданием регулярной армии, в начале XVIII века, претерпевает изменения и символика военных знамен. Так, изображения государственного герба и военных эмблем занимают ведущее место на знаменном полотнище, которое приобретает прямоугольную форму. Развитие знаменной символики XVIII столетия неразрывно связано с процессом создания регулярной армии и постоянного совершенствования военной униформы. Сложившаяся реальность того времени обозначила новую функцию знамени в армейской среде, когда утрачивалась значение религиозной святыни, но приобреталось значение военной амуниции. В тоже время, отношение к знамени, как к одному из видов вещевого снаряжения армии, не устанавливало жестких правил для построения знаменных полотнищ. Производством знамен начала XVIII столетия по традиции занималась Оружейная Палата. Как указывает Л.М.Яковлев, только за 1699 год для 15 новых полков регулярной армии Петра I было построено 168 армейских знамен.

В начале 1711 года было объявлено о новом Положении военных знамен, по которому знамени придавалось значение одного из видов вещевого армейского снаряжения, и определялся срок их службы в частях (от 5 до 10 лет). После чего они сдавались на хранение в военные цейхгаузы. В тоже время, понимая нравственное значение знамен и сохраняя преемственность исторических знамен, Петром I предписывалось особо заслуженные знамена хранить в музеях. Первое знаменное хранилище стало формироваться в Артиллерийском историческом музее.

Передача знамен в разряд амуничного снаряжения отразилась и на знаменном производстве. С 1718 года регулированием всех вопросов, касающихся знамен, занимается Военная Коллегия, при которой создаются особые мундирные конторы. Устройство регулярной армии требовало больших финансовых затрат, что отразилось на изготовлении военных знамен. С 1712 года специальным указом Сената определялось строительство знамен в Оружейной Палате за счет казны тех губерний, "на которые какие полки положены". В тоже время, новые образцы знамен, не имеющие изображений религиозного характера, в целях экономии расходных средств, стали довольно часто не вышиваться, а рисоваться, "малеваться". Данная практика получила свое широкое распространение в знаменном производстве, что способствовало изготовлению военных знамен непосредственно в полковых мастерских. Такое положение вещей вызвало значительное разнообразие армейских знамен как по материалу и символике, так и по способу их изготовления. Вместе с тем, знаменные полотнища продолжали изготовляться из традиционных тканей - камки, тафты, атласа, а изображения и надписи наноситься особыми красками, которые также традиционно использовались в знаменном производстве. При Петре I предпринимались попытки разработать собственную шелковую ткань для знамен, к сожалению, первый опыт оказался не удачным. Широкое изготовление знамен на местах повлияло на производственное состояние Оружейной Палаты. Как отмечал Яковлев, «иконники», "сотоварищи и ученики" сделались уже излишними, постепенно добровольно или вынужденно покинули палаты, мастерские".

В тоже время, на выбор символических элементов военного знамени особенно первой половины XVIII столетия, определенное влияние оказывали знаменные традиции XVII века. Например, для этого времени характерно использование каймы в построении знаменного полотнища. Однако, её расцветка отличалась от исторической, тем что состояла из чередующихся разноцветных треугольников, белых, красных, голубых тонов. Как дань уважения к исторической преемственности традиций изображения христианской символики можно рассматривать и изображение золотого креста в облаках в левом верхнем углу знаменного полотнища начала XVIII столетия.

С другой стороны, XVIII век является началом многих исторических традиций знаменной культуры Российской империи. Именно с этого времени изображение государственного герба становится основным, центральным символическим элементом знаменного полотнища. Рисунок самого государственного герба претерпевал некоторые изменения в символике и изготовлении, но его месторасположение на полотнище оставалось неизменным на протяжении последующих столетий. С начала XVIII столетия просматривается формирование традиции использования изображения императорского вензеля. Учитывая особое значение вензеля Императора или Императрицы, его изображение помещалось вместе с государственным гербом и давалось по всем углам знаменного полотнища. Существовала также довольно широкая практика замены изображения герба рисунком императорского вензеля.

Следует особо отметить, что в XVIII столетии складывается практика разработки и применения специальных знаменных гербов. Ещё Петром I был задуман и разработан проект введения городских гербов в символику военных знамен. В 1727 году Екатериной I устанавливалось правило, по которому каждому полку присваивался герб одноименной с ним провинции. Создавался специальный знаменный Гербовник, куда помещался рисунок полкового герба воинской части . По Высочайшему Указу Петра II с 17 июня 1728 года устанавливалось: "в полках знаменам быть с Российским Государственным гербом и с городовыми, по которым полки званиями состоят, и те гербы малевать, а не вышивать; а в полках же, не имеющим городовых гербов, до конфирмации Гербоведения, быть старым знаменам, какие у них поныне были. А в которых полках знамена явятся вовсе негодны, в те сделать однажды под именем Его Императорского Величества, а впредь по конфирмации Гербовника те знамена строить по городам же". В тоже время, разработка полковых гербов оказалась делом весьма сложным и очень часто невыполнимым, так как многие российские города еще не имели своих гербов, а Государственная Герольдия не получила в это время своего широкого развития. С другой стороны, выполнение рисунка знаменного герба требовало особых навыков у художников и дополнительных материальных затрат, что часто не соответствовало положению финансовых дел мундирных контор.

Отношение к знаменам как к вещевому снаряжению, а также в целях экономии материальных затрат, знаменные полотнища изготовлялись рисованным способом. Потому как считалось, что знамена, выполненные вышивкой "могут ценой становиться дороже, а положенная сумма та, то строение вынести не может, а также вышивные знамена имеют быть тягостные и по ветру издернуться вскоре". Военной коллегией был определен срок использования военных знамен в течение десяти лет. Очень часто, за это время рисунок знаменного полотнища, выполненного краской, в большей части своей осыпался.

Постоянное совершенствование организационного устройства регулярной армии способствовало более четкому оформлению особенностей каждого вида войск как-то гвардии, кавалерии, артиллерии и т.д. Это обстоятельство повлияло на окончательное разделение функционального назначения знамени и штандарта. Особенности предназначения знамени и штандарта определили не только их символический рисунок, но и их изготовление. В целях совершенствования знаменного производства, в октябре 1731 года особым приказом Сената устанавливалось: " в полках иметь в кирасирских штандарты длиною и шириною по опробованным образцам с Государственными гербами, на те штандарты покупать дамаст самый лучший; и первый штандарт белый, а другие синие, и на оных всех штандартах вышивать поле герба золотом, а гербы пристойных цветов шелками на обе стороны, и каждый штандарт обшивать золотою же доброю бахромою шириною в полтора вершка, иметь при них по два шнура с кистьми золотыми ж; в прочих полках знамена в драгунских полевых и гарнизонных в длину по два аршина, в ширину по древку в 12 вершков, кругом оных знамен обшивать золотой узкой бахромой, которая б была не шире полувершка; в пехотных полевых и гарнизонных в длину по 3 аршина по 12 вершков, в ширину по древку же по 2 аршина по 9 вершков, и на те знамена камки покупать и употреблять самые лучшие из голей, и первое знамя в каждом полку иметь белое же, на нем писать красками Государственный герб, а на грудях орла вместо образа Св. Георгия полковой герб того полку, в котором оное будет, а на прочие знамена камки употреблять не такого цвета, как грунт или поле герба будет; к на оных штандартах и знаменах цветы были бы не линючие, а черного цвета употреблять и писать на знаменах для знания полку только одни полковые гербы, понеже на знаменах Лейб-гвардии имеется Государственный полковой герб, и на грудях орла образ Св. Георгия, дабы тем от Гвардии прочие полки отличие имели; пехотных же полков на знаменах по углам нашивать фламы, на белых - пурпуровые или пунцовые; а на других пристойных цветов, токмо б зеленого с синим не было; а в круг их бахромою обшивать не надлежит; дротики иметь на знаменах медные золоченые гладкие, а не прорезные, длиною на драгунских в три, на пехотных в четыре вершка, в широту на все в середине в два вершка, древки делать кленовые или ясеневые доброй столярной работы, драгунские с погонами и с кольцом железным в длину оныя древки, кроме дротика драгунские в 4,5 аршина, пехотные без погон 5 аршин, а в кирасирских полках дротикам и древкам быть по опробованному же моделью, и красить те древки кирасирские и драгунские краскою синей, а пехотные киноварью красною, у тех же древок иметь у кирасирских и драгунских на нижних концах подтоки, да для возки тех штандартов и знамен у седел вьюки с ушками, с ремнями и с пряжками, а у пехотных одни подтоки медные, штандарт и знамя древку прибивать без сукна, подкладывая с исподи узкий тонкий ремень, сверху по ленте того же цвета, какие дамасти и какими будут медные золоченые малые гвозди; чехлы на оные делать из добрых вощанок с полотняными подкладками, а суконными не быть, ибо когда суконные обмочаться, бывают тяжелы и от мокрых знамена преют, и прежде времени портятся; ....в кирасирских полках при штандартах Корнетам, а в драгунских при знаменах Прапорщикам во время оказии и генерального смотра и на караулах и на ординанциях иметь каждому по одной перевязи из пунцового доброго сукна шириной в 2,5 аршина, окладывать по краям позуметом золотым гладким шириною в полвершка, а снизу подкладывать юфтяною кожею; на оных перевязях бляха гладкая с ушками по концам по две и с крюком погонным медным золоченым; а в пехотных полках у Прапорщиков таким перевязям быть не надлежит».

Таким образом, с 80-х годов XVIII столетия складываются определенные правила знаменного производства в Российской империи. Следует отметить, что с усложнением рисунка знамен и штандартов составлялись более подробные и детальные описания их образцов. Данная практика получила свое широкое развитие в последующем столетии. Столь детальное описание образца знамени или штандарта особенно было необходимо для их частных изготовителей. Как отмечает известный специалист по знаменам Н.Г.Николаев, уже с середины 20-х годов XVIII столетия возникает практика строительства знамен частными лицами, по особому заказу. В частности, он приводит пример с Александром Сергеевым, имя которого часто упоминается в журналах Военной Коллегии за 1726 - 1730 годы по поводу изготовления им военных знамен.

Царствование Елизаветы Петровны отмечено дальнейшим развитием знаменного производства. Именно на середину XVIII столетия приходится расцвет использования знаменных гербов. Совершенствование армейского организационного устройства также нашло свое отражение в знаменной символике. К этому времени относится появление на знаменном полотнище изображение цветного угла по его четырем сторонам, которое выполнялось в виде нашивных (аппликация) фламов (наугольников). Расцветка угла совпадала с расцветкой полковой униформы. Обозначение принадлежности к определенному виду войск воинской части и её конкретному подразделению посредством цветовой гаммы угла знаменного полотнища оказалось настолько удачным, что в дальнейшем стало использоваться в качестве ведущего символического элемента военного знамени.

В годы царствования Елизаветы Петровны особое внимание уделялось символическому оформлению знамен артиллерийских частей. Данные знаменные полотнища изготовлялись из атласа белого цвета, а сам рисунок представлял довольно сложное по составу символических элементов изображение, выполненное вышивкой и аппликацией. Следует отметить, что для этого времени характерна широкая практика применения вышивки в построении знаменных полотнищ.

С другой стороны, середина XVΙΙΙ столетия отмечена дальнейшим формированием руководящих правил знаменного производства. В 1757 году при утверждении Военной Коллегией новых штатах для знамен, устанавливалось изготовление особых чертежей новых образцов знамен, для их последующего копирования в войсках. При выполненной копии обязательно прилагалось подробное описание образца данного знамени. Для столь обширной работы требовалось большое количество художников, особых чертежников, дефицит которых очень ощущался. Поэтому с 1760 года к изготовлению рисунков знамен стали привлекаться живописные мастера Академии художеств.

Дальнейшее совершенствование знаменного производства продолжается и в годы царствования Екатерины ΙΙ. По Высочайшему указу от 24 апреля 1763 года утверждается новый табель военных знамен, по которому устанавливалось изготовление штандартов способом вышивки, а знамена "писать живописью хорошим мастерством". Знаменный шнур с кистями по новому утверждению изготавливался из золотых нитей с добавлением шелковых нитей черного цвета. Сроки использования знамен в армейской среде обозначались в пределах 20 лет. Цвет знаменного древка соответствовал полковой расцветке. Утверждалось использование медного, вызолоченного навершия с прорезным изображением императорского вензеля или короны. Чехлы изготовлялись "из зеленой клеенки на холстинной подкладке".

Контроль построения полотнищ знамен и штандартов осуществляла Военная коллегия через мундирные магазины. Так Военная коллегия, отправляя копии рисунков и описаний московской мундирной конторе, требовала "чтобы все изображения были сделаны добрым золотом и серебром, и приличными к тому красками, с искусным мастерством". Однако более эффективному устройству знаменного производства мешали разобщенность и несовершенство организации военных учреждений. Только одна переписка по вопросам изготовления знамен занимала довольно значительное время. Как отмечает Н.Г.Николаев, в 1770-1780 годах постройка знамен часто задерживалась из-за отсутствия рисунка знаменного герба. Государственная герольдия не справлялась с большим объемом заказов, что надолго откладывало вручение знамен войсковым частям. Поэтому Военная коллегия выступила с ходатайством об утверждении единого образца для каждого вида войск.

Регулярное утверждение новых рисунков знамен и штандартов способствовало расширению и появлению новых частных предприятий, мастерских по постройке знаменных полотнищ и составных частей знаменного комплекса. Для XVIII столетия уже характерно заключение производственных контрактов по изготовлению знамен и штандартов. Сезонно проводились торги по установлению цен знаменного производства, результаты которых публиковались в газетах. По результатам торгов заключались договора с изготовителем знамен или штандартов. Выполнение контракта в установленные сроки и с наименьшими финансовыми затратами, а также с наибольшей художественной ответственностью позволяло знаменным мастерам становиться постоянным поставщиком Военного ведомства. В XVIII столетии, традиционно, знаменным производством занимались и мастерские монастырей. Однако больших по объему заказов, как правило, монастырские мастера не выполняли. Таким образом, к концу 18 века сформировались определенные правила знаменного производства. Царствование Павла Петровича является своеобразным итогом развития знаменной символики XVIII столетия. Именно на рубеже XIX века знамени было возвращено его первоначальное значение - значение военной святыни. Воинский Устав 1796 года закреплял за знаменем значение войсковой регалии, которая освящалась по специальному ритуалу и под которой предусматривалась особая присяга на верность солдат знамени. В Павловскую эпоху значительное изменение претерпевает рисунок знамен и штандартов. Так, расцветка углов знаменного полотнища насчитывала более восьми комбинаций. Посредством расцветки, рисунка, надписей удалось сконцентрировать на полотнище идею Веры, Государя, Отечества. Эта высокая нравственная идея станет лейтмотивом развития знаменной культуры на протяжении следующего XIX столетия.

При Павле Ι знаменные полотнища строились из особой шелковой ткани - гродетур. Навершие (копьецо) изготовлялось в виде медного, вызолоченного плоского копья, имевшее в середине вызолоченное изображение двуглавого орла, подток также предусматривался медный, вызолоченный. Цвет древка соответствовал полковой расцветке. Предписывалось древко разрезать на две половины "дабы свободнее её пересылать было можно; а в полку можно было, сообразуясь с нею в рассуждении длины, толщины, и краскою, коею она выкрашена, подобные делать". К знамени предусматривалась серебряная тесьма с двумя кистями из серебряной канители, перемешанной черным и оранжевым шелком. Для прибивки знаменного полотнища к древку изготавливались специальные гвоздики с медными позолоченными шляпками.

Полотнище штандарта строилось из шелковой ткани – штофа и обшивалось золотой или серебряной бахромой. Древко с подтоком, навершие к штандартам приготовлялось по тому же образцу что и знаменам. Предписывалось знамена образца 1797 года исполнять рисованным способом, а штандарты вышивать.

Павел Петрович проявлял особый интерес к производству знамен и штандартов, поэтому перед отправкой в войска готовые знамена, штандарты, обязательно ему показывались. Чтобы в самый короткий срок обеспечить армию новыми знаменами, Император назначает ответственным за эту работу князя Долгорукова, который в 1797 году был в чине полковника. Изготовление столь большого количества знамен и штандартов потребовало значительных финансовых затрат, которые без проволочек были предоставлены Долгорукову. Как отмечает Николаев, к 1799 году почти весь заказ был выполнен уже генерал-майором Долгоруковым. В 1800 году, по докладу генерал-лейтенанта Долгорукова, армия была обеспечена в полной мере знаменами и штандартами нового образца. Наработанный опыт централизованного обеспечения войсковых частей знаменами и штандартами был успешно использован в XIX столетии.

Таким образом, на протяжении XVIII века сложились определенные традиции знаменной культуры, которые по преемственности получили свое дальнейшее развитие в XIX столетии. Таблицы образцов знамен и штандартов XΙX века, составленные известным специалистом по знаменам Г.С.Габаевым, позволяют проследить эволюцию знаменной системы на протяжении всего столетия. Для этого времени характерно использование в качестве ведущего символического элемента полотнища знамени или штандарта изображение равноконечного креста, в центре которого помещен рисунок двуглавого орла в круге определенного цвета. При изменениях деталей рисунка и системы расцветки, основной принцип построения полотнищ знамен и штандартов сохраняется с 1797 года по 1883 год.

Рассматривая знаменную символику XIX века нельзя обойти вниманием символические надписи на полотнищах знамен и штандартов. Помимо военных девизов, символические надписи приобретают особое значение при учреждении наградных вексиллологических знаков. Именно надпись об отличии воинской части являлась одной из основных особенностей Георгиевских знамен и штандартов, которая размещалась по краям их полотнищ с указанием конкретного отличия и время, когда это произошло.

С середины XIX столетия в русском обществе разворачивается широкая дискуссия о государственных цветах Российской империи. Новое звучание идеи русских национальных цветов получает свое развитие в расцветке военных знамен. В 1883 году устанавливается новый образец знамен и штандартов, имевший свою историческую преемственность от старинных русских знамен XVII столетия. В новом знаменном полотнище идея Веры, Государя, Отечества нашла своё отражение в таких символических элементах: Вера - изображение полковой иконы и военным девизом "С нами Бог"; Государь - изображение императорских вензелей по центру полотнища; Отечество - изображение государственных орлов по углам полотнища. В 1900 году в существующий рисунок знамени было внесено изменение - полковые иконы заменены изображением Спаса Нерукотворного. Кайма полотнища нового знамени использовалась для византийского орнамента, а её цвет соответствовал полковой расцветке. На протяжении всего столетия вместе с рисунком знамен и штандартов видоизменялся и их составляющий комплекс. Так, строгая система расцветки полотнища требовала и определенного цветового решения древок. Для XIX века характерно сохранение традиции расцветки древок в соответствии с организационной и видовой принадлежностью воинской части. Особые изменения в XIX столетии претерпел внешний вид навершия, символические элементы которого имели довольно сложное построение. В это время ведущими изображениями наверший являлись – двуглавый орел, 6-конечный крест, Георгиевский крест. Цвет навершия определялся по цвету приборного металла (позолоченое или серебрянное). В течение всего столетия широкое применение получают знаменные кисти и специальные знаменные ленты. В 1888 году учреждаются особые юбилейные ленты - Александровская (красная) и Андреевская (голубая). На ленте золотом или серебром вышивались год основания и первоначальное, по её сформировании, наименование воинской части (если часть формировалась из нескольких частей, то все они, с соответствующими им годами помещались в хронологическом порядке), а также вышивалось наименование части, соответствующее времени вручения ленты. На ленту крепились кованые золотые или серебряные императорские вензеля основателей части. Если основные части принадлежали нескольким царствованиям, то по числу их крепились соответствующее число вензелей в хронологическом порядке, при этом вензель старейшего основателя крепился самым верхним. На ленту также прикреплялся кованый, золотой или серебряный Государственный герб, размером соответствующий величине императорских вензелей. На ленте вышивались надписи отличий данной части. На банте ленты вышивался год вручения юбилейной ленты.

В 1878 году утверждается Георгиевская лента (с чередующимися черно- оранжевыми полосами), на которой золотом или серебром вышивалось наименование части, год пожалования и надпись отличия. К ленте крепились знак и звезда ордена Св. Георгия, а также кованый, золотой или серебряный вензель Государя Императора, пожаловавшего отличие. Следует отметить, что для XIX столетия характерно особое отношение к знакам отличия, что нашло свое отражение и в составе знаменного комплекса. Так, в 1836 году в русской армии появляются знаменные скобы. Скоба представляла собой бронзовую вызолоченную пластину, которая крепилась к древку в нижней части полотнища. На скобе гравировалась надпись отличия, дата, вензелевое изображение, соответствующее времени отличия. Чем больше скоб присутствовало на древке знамени или штандарта, тем ярче боевая история данной части. Поэтому в армии знаменные скобы являлись особо почитаемыми военными святынями, с ними связывались боевые традиции полка.

Процесс совершенствования знаменного комплекса на протяжении XIX века отразился и на внешнем облике знаменного чехла. Утверждение нового образца знамени или штандарта сопровождалось уточнением изменений в деталях внешнего вида чехла. В течение данного столетия сложилась практика использования внутреннего и внешнего чехла. Как правило, внутренний чехол изготовлялся из сафьяна, с бронзовым или медным вызолоченным колпаком. Если чехол одевался на Георгиевское знамя или штандарт, то на колпаке рисовался Георгиевский крест. С 1870 года, использовались чехлы без колпаков. При этом для завязывания чехлов на Георгиевских знаменах и штандартах предписывалось употреблять темляк на Георгиевской ленте, а для простых знамен и штандартов применялись темляки серебряные офицерские пехотного образца. С этого времени чехлы изготовлялись из черной козловой или тонкой опойковой кожи, которая должна была быть чистой, гладкой, хорошо выкрашенной, а также цельной без вшивок кусков. С конца XIX века чехлы изготовляются из шагреневой кожи.

Определенные изменения претерпел и внешний вид панталера для ношения штандартов и знамен. Как правило, панталер изготовлялся из лосиной кожи, с лицевой стороны во всех частях гвардии обшивался бархатом, а в армии - сукном. При этом расцветка, бархата и сукна соответствовала цвету воротника или цветных клапанов на воротниках мундира. Внутренняя сторона панталера обшивалась темно-зеленым сукном. На лицевой строке панталера нашивается галун унтер-офицерского образца по цвету металлического прибора (золотой, серебряный). Края панталера обшивались бахромою также по цвету металлического прибора. На протяжении всего столетия с изменениями формы обмундирования менялся и внешний вид панталера, который устанавливался особым Высочайшим соизволением.

Таким образом, к началу XX столетия сложилась культура особого отношения к полотнищу знамени, штандарта, древку с подтоком, навершию, знаменным лентам, скобам, чехлам, панталерам. Высокое нравственное предназначение любого элемента знамени обусловило законы его регламентации в армейской среде. Так, в XIX веке сложился своеобразный ритуал прибивания и освящения знамени. С середины XIX столетия знамя или штандарт вручался воинской части уже по ее сформированию. Отношение к знамени, как особо почитаемой военной святыни, определяло во многом и развитие знаменного производства Российской империи в XIX столетии. В это время изготовление знамен было поставлено уже на промышленную основу. С начала столетия вопросами производства знамен, штандартов и их составных частей (древко, подток, навершие, скоба, знаменная лента, чехол, панталер) занимается Коммисариатский Департамент, а уже с конца XIX века данными вопросами ведает Технический Комитет Главного Интендантского Управления.

Финансирование изготовления знамен и штандартов производилось Министерством Финансов, Государственным Казначейством по заранее составленной затратной росписи. Все заказы распределялись на конкурсной основе, с учетом наименьших финансовых затрат и при этом исполнения на высоком художественном уровне. Существовала практика заключения договоров с постоянными поставщиками знаменного материала. Знаменное производство складывалось из нескольких взаимосвязанных этапов. На первом этапе согласно Высочайшему соизволению, Коммисариатским Департаментом или Техническим Комитетом изготовлялся соответствующий рисунок. Изготовленные рисунки представлялись на Высочайшее рассмотрение. Император лично их просматривал, иногда делал свои замечания, вносил изменения, давал добро рисункам или возвращал на доработку. При пожаловании нескольким полкам знамен единого рисунка, Департамент представлял Государю один общий рисунок. После Высочайшего одобрения рисунка составлялась подробная роспись материалов на изготовление образца.

Следующим этапом знаменного производства являлось заключение договоров по изготовлению утвержденных образцов. В начале XIX столетия основным знаменным производственным центром являлась государственная (казенная) фабрика офицерских вещей. Однако в 1856 году казенная фабрика была упразднена, так как "при настоящем развитии частной промышленности, казенная фабрика не может соперничать с частными в умеренности цен, так что дальнейшее её существование не принесет существенной пользы". Основные знаменные изготовители находились в Санкт-Петербурге и Москве. Архивные свидетельства сохранили названия фабрик и мастерских, которые довольно успешно занимались знаменным производством. Так, среди постоянных мастеров, с которыми заключались договора, часто встречается имя Ивана Зиновьева. В докладной записке Технический комитет мастер отмечал, что "занимаясь этим делом в продолжении почти 30 лет, я желал бы удержать его за собой и быть полезным моими трудами и искусством, которые уже известны начальству, от коего я был неоднократно удостаиваем благодарностями и наградами за исправное и вполне удовлетворительное изготовление знамен". Также успешно изготовлением знамен и штандартов занимались владелицы золотошвейных мастерских Александра Дмитриева и Ираида Надеждина. Постоянные заказы на строительство знаменных полотнищ размещались в Московский Вознесенский женский монастырь.

Изготовлением знаменных принадлежностей занимались на фабриках и заводах Сытова, Диппера, Гроша. Ящики для отправки знамен, штандартов, знаменных лент изготовлялись в столярной мастерской Михаила Беляева. Так как для построения полотнищ знамен и штандартов требовалась специальная шелковая ткань, которая отличалась определенными размерами, особой прочностью окраски, Интендантским Управлением размещались заказы на её производство. Как правило, договора заключались с Купавинской мануфактурой и с фабрикой шелковых и парчовых тканей братьев Сапожниковых. Существовала практика оптовых закупок необходимых тканей Интендантским Управлением в специализированных магазинах. В документах упоминаются Торговый дом братьев Юдиных, парчово-золотокружная торговля Мешкова, магазин суконных тканей Морозовых, магазин тканей Уртьева, магазин тканей Щербачева.

При заключении контрактов с изготовителями общими требованиями были строгое соблюдение установленных рисунков, особо оговаривалось допуск огрехов, "пороков". Также строго оговаривались сроки исполнения заказа. В случае, если требовалось срочное изготовление, то бралась особая подписка и вводился особый контроль со стороны Департамента, Технического Кабинета.

После заключения договора начинался следующий этап знаменного производства. В первой половине XIX столетия по преемственности традиций знаменные полотнища изготавливались из гродетура, символические изображения выполнялись рисованным способом, а полотнища штандартов строились из штофа, символические изображения вышивались. Следует отметить, что на протяжении всего столетия самой важной проблемой знаменного производства являлось увеличение наибольшей прочности полотнища знамени и штандарта. При существующей технологии строительства полотнища: (сшивное из нескольких разноцветных кусков шелковой ткани, с прокладкой между лицевой и оборотной сторонами), решение данной задачи оказалось довольно затруднительно. С другой стороны, сложность прибавлялась вышивкой рисунка, которая утяжеляла само полотнище, а рисованное изображение способствовало недолговечности полотнища.

Постоянное совершенствование знаменного производства позволило в 70-е годы разработать новые знаменные ткани – шелковый репс, знаменный фай. В этом важном деле особых успехов добились на фабрике шелковых тканей Сапожниковых. Необходимо отметить особые заслуги Сапожниковых в развитии знаменного производства. В 1837 году, в Москве, Григорием Григорьевичем Сапожниковым была основана шелковая мануфактура. С 1870 хозяевами предприятия становятся сыновья Сапожникова - Александр и Владимир, которые основали Торговый дом "А.и В.Сапожниковы". В 70-е годы производство успешно развивается, строятся новые корпуса фабрики в подмосковном селе Куракине, открываются новые магазины. Высокое качество изделий фабрики неоднократно отмечалось на отечественных и международных выставках, присуждались Гран-при, золотые медали, почетные дипломы, право изображения Государственного герба.

Знаменное производство второй половины XIX столетия неразрывно связано с именами Александра Григорьевича и Владимира Григорьевича Сапожниковых. Так, успешное освоение промышленного выпуска знаменного фая позволило его использование в новых образцах знамен и штандартов 1876 года. Дальнейшее совершенствование знаменного производства позволило Сапожниковым приступить к разработке тканого способа изготовления полотнищ знамен и штандартов. Первый опыт оказался удачным.

Инструкцией для руководства при изготовлении знамен и штандартов, утвержденной Военным Министром в феврале 1880 года, предписывалось изготовление знаменных полотнищ "из шелковой материи (репс высшего качества) вытканной по особому способу с рисунком на обе стороны совершенно одинаковыми". Таким образом, полотнище знамени представляло собой цельное полотно с затканным рисунком креста, цветных углов и кружков под вензеля. Остальные детали символического изображения по традиции исполнялись рисованным способом, "в пехотных частях Гвардии и Армии из книжного золота высшего достоинства, а в казачьих частях серебряными, с отделкой того и другого масляными красками. Полотнище штандарта по новым правилам изготавливалось из знаменного фая. Все символические изображения по традиции выполнялись вышивкой. При этом особое внимание уделялось качеству новых знаменных тканей, для которых устанавливался двойной контроль их изготовления. Во- первых, проверялось соответствие расцветки, размеров, числа, веса шелковых нитей в процессе ткачества полотна. Уже готовая ткань еще раз проверялась на правильность рисунка и цвета каждой его части. Такой строгий контроль осуществлялся Техническим Комитетом Главного Интендантского Управления, которому предписывалось утвержденные образцы знаменных тканей хранить в своем Музее. В тоже время, строгий контроль производства знаменной ткани способствовал дальнейшему совершенствованию знаменного производства.

Высочайше утвержденные в марте 1883 года образцы знамен и штандартов потребовали освоения новых приемов знаменного производства. Во-первых, особое внимание уделялось качеству знаменного фая. Но самой сложной и трудоемкой задачей оказалось изготовление живописного рисунка иконы на полотнищах знамен и штандартов. Накопленный опыт изготовления знамен для казачьих частей, на полотнищах которых до 1850 года присутствовало изображение иконы, позволил определить основное направление данного производства, но масштабы предстоящей работы требовали нового решения этого вопроса. Так, по традиции, рисунок иконы изготовлялся художниками Императорской Академии Художеств. По сложившимся правилам, академический художник писал оригинал иконы, который утверждался особым одобрением Совета Академии. Далее оригинал иконы передавался в Технический комитет для представления на Высочайшее одобрение. Утвержденный рисунок знамени или штандарта передавался производителю знаменного полотнища. Изготовленное полотно знамени, штандарта поступало в Академию Художеств, для написания иконы. Готовое знамя представлялось на Высочайшее утверждение. Таким образом, изготовление знамен и штандартов образца 1888 года оказалось делом весьма трудоемким, крайне медлительным.

Чтобы упорядочить процесс изготовления знамен, предпринимались различные меры. Так, с марта 1884 года Высочайше повелевалось писать иконы в едином "Византийском вкусе". С начала 90-х годов были утверждены новые Правила исполнения иконописных работ для полотнищ знамен и штандартов, которые позволили организовать более эффективный производственный процесс. Правилами четко определялся срок изготовления знамени или штандарта - два месяца, при этом, в течение первого месяца параллельно шло изготовление самого полотнища и написание оригинала иконы. Для ускорения производственного процесса не требовалось одобрения Советом Академии оригинала иконы для армейских знамен и штандартов. Для написания рисунка иконы, художнику, под его личную ответственность, выдавалось лицевое знаменное полотнище, натянутое на раму и имеющее там все полагающиеся вышивки и украшения, т.е. готовое полотнище. В случае повреждения полотнища, сумма ущерба вычиталась с художника. В тоже время, когда оригинал иконы писался в совершенно законченном варианте на холсте, натянутом на деревянную рамку, по форме и размерам знамени или штандарта, он сразу же помещался на полотнище. На выполнение рисунка иконы отводился один месяц. Контроль исполнения заказов осуществлял Технический Комитет.

Использование знамен и штандартов образца 1883 года в армейской среде выявило целый ряд недостатков технологии их производства. Основной проблемой оказалась сохранность данных образцов. При условии, когда лицевая сторона полотнища представляла собой живописный рисунок иконы, а оборотная сторона полотнища выполнялась способом вышивки золотыми, серебряными, шелковыми нитями, сохранение однородности знамени или штандарта оказалось довольно проблематичным. С другой стороны, данная технология изготовления полотнищ, при которой утрачивалась их гибкость и мягкость, не позволяла использование чехлов. Приказом по Военному ведомству от 6 июля 1883 года предписывалось изъятие из употребления чехлов для знамен и штандартов.

Практика использования знамен и штандартов без чехлов выявила их недолговечность, так как постоянное содержание полотнища в развернутом виде способствовало его быстрому разрушению. Поэтому Высочайшим Указом в марте 1891 года вновь утверждаются чехлы для знамен и штандартов. Между тем, процедура зачехления знамен и штандартов образца 1883 года оказалась настолько сложным делом, что Военному ведомству пришлось разрабатывать специальные указания к употреблению чехлов на данные образцы. В соответствии с Указаниями "чехлы (внутренний и наружный) на знамя и штандарт надеваются при посредстве Адъютанта и знаменщика, нижеуказанным порядком. В пехоте знаменщик наклоняет знамя к поворачивает, обеими руками, древка, навертывая знамя лицевою стороною (с иконою) наружу. Адъютант, поддерживая знамя, направляет его так, чтобы оно навертывалось ровно - край на край. Когда знамя навернуто на древко, Адъютант надевает на него внутренний замшевый чехол, завязывая его имеющимися на нем тесемками. Затем Адъютант надевает наружный сафьяновый чехол, оставляя крест верхнего украшения снаружи; сафьяновый чехол перевязывается шнурком вверху над шаром верхнего украшения, после чего концы шнурка направляются вниз и завязываются поверх чехла, под шаром. Нижний конец чехла завязывается шнурком над скобою, предварительно сняв с древка темляк, который обматывается поверх чехла, над скобою, пропуская кисть темляка в петлю его сгиба.

В кавалерии - штандартный унтер-офицер наклоняет штандарт так, чтобы полотнище его висело ровно и гладко. Адъютант надевает на штандарт внутренний замшевый чехол, огибая его клапан через древко, и завязывая его имеющимися при нем тесемками. Затем Адъютант надевает наружный сафьяновый чехол, огибая его клапан через древко, и затягивает его на нашитые при нем пуговицы. После сего ремень, пришитый к верхнему краю наружного чехла, оборачивается вокруг нижней трубки верхнего украшения и застегивается на свою пряжку. Командирам частей дозволяется разрешать по их усмотрению, снимать чехлы в ясную и хорошую погоду, без ветра, для просушки знамен и штандартов".

Десятилетняя практика использования знамен и штандартов образца 1883 года показала, что принципиальное изменение художественного оформления одной и той же идеи (Веры, Государя, Отечества) требует не только нового символического рисунка, но также определенных изменений в технологии знаменного производства. По свидетельству архивных материалов, с середины 90-х годов активизируется процесс совершенствования промышленного изготовления знамен и штандартов. Особенно активно решением данной проблемы занимались на производстве Сапожниковых.

Многолетний практический опыт изготовления знамен и штандартов позволил Сапожниковым определиться в главном направлении развития знаменного производства. Основной задачей, как считали Сапожниковы, было изготовление такого знаменного полотнища, которое отличалось особой прочностью, легкостью и при этом имело высокую художественную выразительность символического рисунка. Успешная реализация данных требований, как показывала производственная практика Сапожниковых, была возможна только при цельнотканом способе изготовления полотнищ знамен и штандартов. Поэтому на фабрике Сапожниковых особое внимание уделялось совершенствованию технологии ткачества знаменных полотнищ. Кропотливая и плодотворная работа фабричных мастеров принесла первый большой успех в освоении технологии ткачества знаменных полотнищ. В 1896 году было изготовлено цельнотканое полотнище Государственного Знамени, предназначенного для коронации Николая ΙΙ (14 мая 1896г.). Впервые весь сложный символический рисунок знаменного полотнища был выполнен по технологии ткачества, что придавало данной государственной регалии особый зрительный эффект.

По свидетельству архивных материалов, Технический Комитет Интендантского Управления проявил большую заинтересованность в использовании опыта изготовления Государственного Знамени в производстве знамен и штандартов. Сапожниковым было высказано предложение о сотрудничестве в разработке цельнотканого знаменного производства. Изготовление цельнотканых знаменных полотнищ, по мнению Сапожниковых, требовало использования специальных ткацких станков, для заправки которых необходимо было приготовление особых ткацких карт, что стоило больших финансовых затрат, труда и времени. В тоже время, по расчетам Сапожниковых, при массовом, серийном производстве, себестоимость знаменного полотнища значительно уменьшается. С другой стороны, серийное производство давало возможность установления единообразия знамен и штандартов для всей армии. Наряду с поиском более дешевого и простого способа изготовления полотнища, велась разработка технологии исполнения его символического рисунка. Успешно были выработаны приемы ткачества цветной каймы, изображений государственного герба и императорских вензелей, художественного орнамента. Самой сложной и трудоемкой оказалась задача исполнения рисунка иконы в тканой технологии, с которой мастера фабрики также успешно справились. Сохранилась телеграмма Сапожниковых в Технический Комитет от 28 января 1899 года, в которой указывалось " находим возможность выработать икону на знамени. Желательно для окончательного определения получить рисунок иконы по возможности скорее". К маю 1899 года были вытканы образцы икон: образ Спаса Нерукотворного и изображение Креста в венке и без него.

Результаты художественного ткачества оказались настолько удачными, когда «цельнотканое знамя представляло большую одноформенность и прочность при полном изяществе», что обусловило утверждение нового образца военного знамени. Учитывая достижения в технологии знаменного производства, предлагался следующий вариант знаменного полотнища: на лицевой стороне - выткано изображение восьмиконечного креста Спаса Нерукотворного. В ходе разработки проекта нового образца военного знамени Техническим Комитетом учитывалась преемственность и сохранность исторических знаменных традиций, а также сохранность в символическом рисунке идеи единства Веры, Государя, Отечества. Поэтому остановились на проектном рисунке, в котором лицевая сторона имела изображение образа Спаса Нерукотворного и девиз «С нами Бог», а оборотная сторона имела изображения Императорского вензеля и Государственного герба. Кайма полотнища нового знамени использовалась для орнамента в византийском стиле, а её расцветка соответствовала полковой расцветке.

В январе 1900 года было изготовлено первое цельнотканое знаменное полотнище, предназначенное армейскому пехотному полку. На лицевой стороне полотнища выткан образ Спаса Нерукотворного на золотом фоне, золотом выткан и Императорский вензель оборотной стороны, а также художественный орнамент и девиз. 19 февраля 1900 года в 11 часов утра в Зимнем дворце состоялся показ Императору нового цельнотканого образца военного знамени. Сохранилось свидетельство, выданное вахтерам Технического Комитета Баскакову Тимофею и Иванову Семену, для доставки ими в Зимний дворец данного знамени37. Николай ΙΙ остался доволен увиденным. 21 апреля 1900 года последовало Высочайшее утверждение нового образца знамени и штандарта для воинских частей. Государственный заказ по изготовлению цельнотканых знамен и штандартов был размещен на фабрике Сапожниковых. Предполагалось за 1901- 1903 годы изготовить 21 пехотное знамя и 15 штандартов. Появление цельнотканого знаменного полотнища стало новым этапом в развитии технологии знаменного производства. В 1900 году новое знамя было представлено на международной выставке в Париже, как образец художественной, узорной работы фабрики Сапожниковых. Успех фабричных мастеров был по достоинству оценен, представленный образец удостоился большой золотой медали.

По заключению Технического Комитета срок службы цельнотканых знамен и штандартов определялся в сто лет. Также устанавливался особый порядок отправки знамени и штандарта в воинские части. После изготовления, полотнище знамени или штандарта представлялось на Высочайшее воззрение, затем, после Высочайшего одобрения направлялось Техком для подготовки отправления в воинскую часть. В Техническом Комитете полотнище прибивалось к древку, но гвозди не добивались до конца. Далее, полотнище в развернутом виде укладывалось в особые ящики, соснового, совершенно сухого дерева. В этом ящике внутри делалась специальная деревянная подставка, по размерам полотнища, на эту подставку наколачивался картон, сверх которого укладывалась специальная бумага. Также в ящике для древка устраивались подставки с вырезами, таким образом, чтобы уложенное в ящик полотнище с древком, навершием и подтоком, во время транспортировки не подвергалось ни малейшему движению. Поэтому вырезы под древко оббивались сукном, чтобы лакированное древко не было исцарапано. По укладке древка, на него клались, в трех местах, деревянные планки с выемками, обшитыми сукном, привинченные к стенкам ящика шурупами. Уложенное таким образом полотнище с древком, навершием и подтоком покрывалось специальной бумагой, поверх, которой накладывалась деревянная рама с набитым на нее картоном, привинчиваемая к стенкам ящика шурупами. В ящик также укладывались чехол (внутренний и внешний), темляк, запасные гвозди. Затем ящик закрывался крышкою, которая привинчивалась шурупами. После чего весь ящик обшивался войлоком, оббивался клеенкою, обшивался рогожами и обвязывался веревками. Такая сложная упаковка делалась для избежания порчи знамени или штандарта во время транспортировки.

Для транспортировки знаменных лент также изготавливался специальный ящик из ясеневого дерева, который внутри оклеивался особой глянцевой бумагой. К ящику крепилась медная, вызолоченная пластина, на которой гравировались название орденской ленты и наименование воинской части, которой она предназначалась. Ясеневый ящик, обернутый войлоком, укладывался в особый ящик с крышкою и оббивался клеенкою, обвязывался бечевкою.

Вместе с упакованным знаменем или штандартом в воинскую часть направлялась специальная знаменная Ведомость, которая составлялась в Техническом Комитете. В архивных фондах сохранилось довольно много данных документов. Например: « Ведомость составным принадлежностям, имеющимся при Всемилостивейшее пожалованном (простом) знамени 215 пехотного Сухоревского полка:

1. Двойное, сшитое, шелковое, цельнотканое полотнище с вытканною Иконою Нерукотворенного Образа Господа нашего Иисуса Христа.

2. Древко, на котором прикреплено полотнище посредством гвоздей с позолоченными шляпками.

3. Навершие в виде копья с Государственным гербом и подтоком, привинченные к концам древка и бронзовая скоба, прибитая пятью гвоздями с позолоченными шляпками.

4. Темляк из черной тесьмы с серебряной кистью.

5. Гвоздей 15 шт. с позолоченными шляпками, на случай порчи при торжественной прибивке.

6. Чехол наружный шагреневый с внутренним чехлом (обертка) из белой замши.

7. Ящик укопорочный простого дерева, по размерам знамени в набитом и навернутом на древко виде.

8. Клеенка, войлок и рогожи, покрывающие укопорочный ящик снаружи и обвязочная веревка».

Вместе со знаменем в полк отправлялась знаменная Грамота, подписанная Государем Императором, в которой указывалось: « Всемилостивейшее жалуем полку сему препровожденное при сем знамя; Повелеваем знамя сие, освятив по установлению, употреблять на службу Нам и Отечеству с верностию и усердием Российскому воинству свойственными».

Таким образом, к началу ХХ столетия в России сложилась особая знаменная культура, имеющая свои исторические традиции. Постоянное совершенствование знаменного производства способствовало организации централизованного изготовления знамен и штандартов для воинских частей. Успешное развитие технологии знаменного ткачества позволило фабрике Сапожниковых полностью удовлетворить потребность армии в знаменах и штандартах.

По свидетельству архивных документов, с утверждением в 1900 году нового образца знамени и штандарта и их централизованное изготовление на фабрике Сапожниковых, сложился определенный порядок снабжения ими воинских частей. Так, в конце каждого года Техкомом составлялся список частей, которым предстояло в будущем году вручение знамен и штандартов. Например, в 1910 году была составлена ведомость пехотных полков, формируемых при мобилизации, для снабжения их знаменами. С учетом финансовых и производственных возможностей велось планомерное обеспечение армии знаменами и штандартами. С восстановлением Георгиевской ленты на полотнища знамен и штандартов в июне 1912 года, значительная часть финансов была затрачена на изготовление данных лент.

С началом боевых действий Первой мировой войны знаменные производственные заказы были значительно увеличены. Только с ноября 1914 года по февраль 1915 года планировалось изготовить 25 новых знамена за 1915 год уже планировалось приготовить 71 знамя и 25 штандартов. Революционные события 1917 года отразились и на знаменном производстве. Согласно приказу по Военному ведомству № 182 от 4 апреля предписывалось « частям войск, имеющим знамена и штандарты с вензелем отрекшегося Императора Николая ΙΙ ( т.е. получившим таковые за период времени с 1895 г. По 1917 год), доставить означенные знамена и штандарты ( без соблюдения церемонии, установленной для отвоза знамени) в Петроград в Технический Комитет Главного Интендантского Управления для выполнения работы по снятию означенных вензелей и по замене пришедших в ветхость знамен новыми». По свидетельству архивных материалов данный приказ в воинских частях выполнялся крайне неохотно, так как никто не хотел оставаться без главной военной регалии. Так, как указывалось в донесении 2-го Донского казачьего полка в Технический Комитет « полк не считая возможным оставаться без знамени, временно зашил вензеля шелковым муаром под цвет полотнища знамени и просит выслать возможно скорее новое знамя. Или просит Технический Комитет возможным теперь же командировать в расположение полка специалиста для снятия там, на месте, со знамени вензеля отрекшегося Императора» . Данное предложение, по свидетельству архивных документов, было довольно распространенным. Таким же распространенным был и ответ Техкома: «выполнение на месте стоянки полка работ по снятию со знамени вензеля очень затруднительно. Рассчитывать на скорое получение нового знамени нельзя, так как образец такового знамени Временным Правительством еще не выработан, а изготовление цельнотканых знамен вообще требует продолжительного времени» . Во исполнение приказа № 182, некоторые воинские части свои знамена и штандарты сдавали на хранение в воинские арсеналы и музеи. Например, командующий Туркестанским военным округом « во избежание могущих быть недоразумений, приказал сдавать знамена частей войск округа на хранение в церкви» и просил Техком « уведомить о времени выдачи новых знамен, что является крайне необходимым» .

В тоже время, определенная часть знамен и штандартов из армии была доставлена на фабрику Сапожниковых для их переделки, что подтверждают и архивные документы. Но быстрое развитие революционных событий прерывают данную работу. Следует особо отметить, что последствия ноябрьского революционного переворота 1917 года оказались для фабрики Сапожниковых трагическими – знаменитая знаменная фабрика перестала существовать. Вместе с нею закончился определенный этап развития знаменного производства в России, 39 который с полным основанием можно считать наивысшим достижением в технологии знаменного производства за более чем тысячелетнюю историю его развития.

Статья публикуется в авторской редакции

 
 

Конференции.
Круглые столы.
Выставки. Презентации
Международный научный симпозиум «Социально-экономическое развитие бывших регионов Российской империи в ХІХ – начале ХХ в.»

Проведение симпозиума запланировано 3–6 апреля 2014 г. в г. Ялта

 
2-я Всероссийская научно-практическая конференция «Сохранение электронной информации в России»
5 декабря 2013 г. в Москве при поддержке Министерства культуры Российской Федерации состоится
 
Олимпиады по истории

Олимпиада РГГУ для школьников 11-х классов

 



Вестник архивиста

Информационная система <<Архивы Российской академии наук>>

Для размещения материалов на сайте обращайтесь на электронную почту rodnaya.istoriya@gmail.com
© 2017 Родная история. Все права защищены.