Зарубежные исследования по россиеведению и странам СНГ | Зарубежное россиеведение | Зарубежное россиеведение

 

О проекте О проектеКонференции КонференцииКонтакты КонтактыДружественные сайты Дружественные сайтыКарта сайта
Главная Зарубежное россиеведение Зарубежные исследования по россиеведению и странам СНГ  
Зарубежные исследования по россиеведению и странам СНГ
Подготовил Евгений Пронин
выпускникОтделения международных отношений
и зарубежного регионоведения

1) Postcommunist Welfare States: Reform Politics in Russia and Eastern Europe. Linda J. Cook. Cornell University Press, 2007, 288 pp.   [1]

Reviewed by Robert Legvold, Foreign Affairs, March/April 2008

(Посткоммунистические государства всеобщего благосостояния: реформы политики в области социальной поддержки в России и Восточной Европе)

СССР и союзные ему страны Восточной Европы были, прежде всего, государствами всеобщего благосостояния (welfare state) — громоздкими, экономически неэффективными распределителями прибавочного продукта в обществе.

Линда Кук исследует процессы, которые произошли в государствах-преемниках после распада социалистической системы и которые в современном мире характеризуются тенденциями к сужению и рационализации поддержки социального благосостояния. В своём исследовании автор использует широкий спектр литературы, посвященной, прежде всего, проблеме определения и управления экономической политики. В качестве объектов этого сравнительного исследования выступают пять стран — Россия, Казахстан, Польша, Венгрия, Беларусь. На их примерах исследователь отвечает на вопросы и определяет факторы, влияющие на проведение экономических реформ. К таким вопросам и факторам относятся: зависимость экономических реформ от личных качеств политиков-реформаторов, противодействие консервативных групп давления и групп интересов, характер представительства общественного интереса в реформах. Совокупность этих факторов и экономическая политика реформаторов привела к необходимой, но крайне одиозно проведенной либерализации в России, широкомасштабной, но слишком рискованной либерализации в Казахстане, более эффективной в сравнении со всеми остальными странами либерализации в Польше и Венгрии, практически не имевшей места либерализации в Беларуси.

Таким образом, книга Cook является серьезным, релевантным трудом для сравнительного анализа предпосылок, процесса и эффективности экономических реформ в России, Беларуси, Казахстане, Польше и Венгрии.

2) The Post-Soviet Potemkin Village: Politics and Property Rights in the Black Earth. Jessica Allina-Pisano. Cambridge University Press, 2007, 248 pp.   [2]

Reviewed by Robert Legvold, Foreign Affairs, March/April 2008

(Постсоветские «потёмкинские деревни»: политика и права собственников в регионе Черноземья)

Очевидно, что приватизация сельскохозяйственного сектора в России и на Украине провалилась. Об этом свидетельствует то, что сельскохозяйственные товары в этих странах стали в большом количестве импортироваться из Австралии и Германии. Встаёт вопрос: была ли приватизация в сельском хозяйстве эффективна, а не фиктивна? Ведь очевидно, что положение новых «собственников» резко ухудшилось, что и привело к импортированию сельскохозяйственной продукции.

Джессика Аллина-Пизано выбрала в качестве предмета исследования ситуацию в сельском хозяйстве в Черноземном регионе, разделенном между Украиной и Россией. В период 1997-2006 гг. она проводила полевые исследования, интервьюировала земельных собственников, анализировала выборку новостных и аналитических сообщений СМИ, изучала статистические данные.

Она пришла к следующему выводу. Не имеет значения, какие были формы и временной период проведения приватизации сельскохозяйственного сектора, структура власти, состояние коллективных хозяйств на Украине и в России. Местные и федеральные власти сами поставили преграды крестьянам, работавшим прежде в коллективных хозяйствах, и в итоге  не сумели не то что обеспечить превращение их в состоятельных земельных собственников, но даже не сумели наделить крестьян хотя бы формальными правами собственности. Процессу и последствиям приватизации сельскохозяйственного сектора в Черноземном регионе на Украине и в России и посвящена книга итальянской исследовательницы.

3) The Post-Soviet Wars: Rebellion, Ethnic Conflict, and Nationhood in the Caucasus. Christoph Zürcher. New York University Press, 2007, 304 pp.   [3]

Reviewed by Robert Legvold, Foreign Affairs, March/April 2008

(Постсоветские войны: гражданские войны, этьнические конфликты и национализм на Кавказе)

Данное исследование отличается тщательной аргументированностью и ясностью в суждениях. Исследование посвящено объяснению причин возникновения и логике развития конфликтов на Кавказе в период крушения Советского Союза и после него. Кристоф Цюрхер подвергает анализу статистические данные, выясняет причины и подоплеку таких конфликтов, как Чеченский, Карабахский, Абхазский конфликты. На теоретическом уровне суждений автор пытается удержаться на грани между абстрактными (общими) и прикладными (специфическими) подходами в конфликтологии. На уровне практических выводов необходимо отметить, что Цюрхер рассматривает не только состоявшиеся конфликты, но и те, которые, по его мнению, могли бы состояться (в Дагестане, Аджарии). Преимуществом подхода исследователя в анализе конфликтов является то, что он рассматривает их в разных измерениях. Так, с одной стороны, он указывает на значимость влияния ухудшающейся экономической ситуации, вакуума политической власти, концентрации власти (экономической, идеологической, военной) у негосударственных акторов, роль этногеографической территориальной конфигурации и т. п.

4) Russia's Capitalist Revolution: Why Market Reform Succeeded and Democracy Failed. Anders Aslund. Peterson Institute for International Economics, 2007, 356 pp.

(Российская капиталистическая революция: почему рыночные реформы удались, а демократия провалилась)

How Capitalism Was Built: The Transformation of Central and Eastern Europe, Russia, and Central Asia. Anders Åslund. Cambridge University Press, 2007, 372 pp.

(Как строился капитализм: Центральная и  Восточная Европа, Россия, Центральная Азия)

Reviewed by Richard N. Cooper, Foreign Affairs, March/April 2008 [4]

Две книги, посвященные переходу от социалистического общества к капиталистическому (в западном научном политологическом дискурсе такой переход обозначается как посткоммунистический транзит).

Первая книга является продолжением и развитием более раннего исследования. В ней анализируется процесс и эффективность перехода государств бывшей социалистической системы от экономической политики центрального планирования к рыночной экономике. Важной гипотезой исследования является утверждение тезиса о том, что радикальные реформы способствовали созданию лучшей и более стабильной рыночной системы, чем постепенные реформы. Хотя при утверждении такого тезиса автор вынужден согласиться с тем, что период, непосредственно следовавший после таких реформ, был слишком болезненным для общества.

Вторая книга посвящена исключительно России. Она представляет собой подробную историю экономических реформ, начиная с периода перестройки в 1985 г. при Михаиле Горбачеве. Неудивительно, что во второй книге используется содержание и методы первой книги. Аслунд склонен утверждать, что капитализм в России на протяжении периода реформ развивался и развивается весьма активно в первую очередь благодаря частному предпринимательству. Напротив, в политической системе современной России автор видит возврат к квази-царистскому авторитаризму, который олицетворяет фигура президента Владимира Путина. Книга Аслунда ясно объясняет истоки таких противоречивых результатов транзита России от социалистической к капиталистической системы. По его мнению, такая противоречивость и отличает российские реформы от любых других посткоммунистических транзитов в Восточной Европе. При этом автор утверждает несовместимость в долгосрочном периоде рыночной экономики и авторитаризма в России и настаивает на необходимости эволюции политической системы России к более демократичной.

5) Democratic Breakdown and the Decline of the Russian Military. Zoltan Barany. Princeton University Press, 2007, 264 pp.   [5]

Reviewed by Robert Legvold, Foreign Affairs, January/February 2008

(Провал демократии и упадок российских вооруженных сил.)

Из многих книг, посвященных деградации когда-то огромной советской армии и малопонятному для западного исследователя современному состоянию российских вооруженных сил, эта книга является одной из наиболее ярких и язвительных. Автор начинает свою книгу с расследования запутанной и замалчиваемой истории с гибелью российской атомной подводной лодки «Курск». Эту историю он приводит в качестве наиболее яркого примера для доказательства всеобщего загнивания российских вооруженных сил в разных областях (оснащение, вооружение, питание и размещение, позиционирование вооруженных сил в медийном пространстве). Barany задается вопросом: «Почему русские не могут восстановить вооруженные силы?» И сам же даёт на него суровый и простой ответ: военный истеблишмент препятствует проведению реформ, и в первую очередь благодаря тому, что вопреки советским традициям военные были допущены к политической власти на всём протяжении последних 25 лет — начиная с Михаила Горбачева и заканчивая Владимиром Путиным. Последний при этом преследовал цель проводить с помощью военных свой (антидемократический) курс. Данная работа отличается тем, что великолепно освещает роль армии в российском государстве начиная с перестройки. Однако нельзя не отменить, что зачастую автор настаивает на неоправданных, резких, политизированных и неаргументированных суждениях относительно советской внешней политики и политических целей лидеров СССР и России.

6) Banking on Small Business: Microfinance in Contemporary Russia. Gail Buyske. Cornell University Press, 2007, 240 pp.   [6]

Reviewed by Robert Legvold, Foreign Affairs, January/February 2008

(Банки и «малый» бизнес: микроэкономика и микрофинансы современной России)

Из множества литературы, посвященной переходу российской экономики от планового хозяйствования к свободному рынку, едва ли можно встретить работы, посвященные специфике микроэкономики в российских условиях. Представляемая работа, хотя и не анализирует все проблемы российской микроэкономики и посвящена лишь взаимоотношениям между мелкими предпринимателями и банками, проливает свет на процессы развития и современное состояние российского малого бизнеса. Тем более интересна её работа с точки зрения исследования быстро меняющейся российской микроэкономики во взаимосвязи с трансформацией российского общества.

Автор книги не понаслышке знакома с исследованными ею проблемами. Так, например, она в течение 6 лет занимала должность председателя правления банка KMB, учрежденного Европейским Банком Реконструкции и Развития для поддержки и кредитования малого бизнеса. Принимая во внимание её профессиональный опыт и учитывая её пристальный интерес к российскому финансовому кризису 1998 г., не удивительно, что её книга отличается ясностью и точностью изложения. При этом автор в своём анализе не просто фиксирует современные тенденции, но прослеживает все этапы зарождения, развития и созревания российского малого бизнеса.

7) Getting Russia Right. Dmitri V. Trenin. Carnegie Endowment for International Peace, 2007, 129 pp.

(Понимать Россию правильно)

Russia-Lost in Transition: The Yeltsin and Putin Legacies. Lilia Shevtsova. Carnegie Endowment for International Peace, 2007, 368 pp.

(Россия, потерявшаяся в переходном периоде: наследие Ельцина и Путина)

Reviewed by Robert Legvold, Foreign Affairs, January/February 2008 [7]

Едва ли учёные Запада так не нуждались в понимании современного курса России, как сейчас. И ни один из них не найдет лучшей работы, чем работы Тренина и Шевцовой. Обе работы написаны не только искушенными интеллектуалами, как Тренин и Шевцова, но и обладают тем великолепным качеством, что входят как в дискурс научных исследований Запада, так и в дискурс российских политологических исследований. При этом обе работы отличаются здравым реализмом и политической ангажированностью — обращенностью к либеральным правым политикам в самой России. Тренин по сравнению с Шевцовой более терпим и спокоен в оценках недавнего прошлого и ближайшего будущего. Шевцова, напротив, более язвительна и пессимистична. Однако оба исследователя уверены в провале демократии в России. Шевцова считает, что российская политическая система, которую она обозначает как «электоральную монархию» с «бюрократическим капитализмом», находится в стагнации. Эта стагнация приведет, по меньшей мере, заставит современную проавторитарную элиту попробовать установить фактическую диктатуру. Но всё может быть и гораздо хуже. Современный курс, по мнению Шевцовой, может окончиться загниванием и деградацией России. Тренин больше склонен рассматривать современный курс России как этап поиска своего исторического пути. Не зря он анализирует современный курс с точки зрения воспроизводства прошлых исторических традиций. Шевцова уже почти не надеется на то, что Россия сможет возобновить свой медленный путь в сторону демократии. По крайней мере, если это случится, то не так быстро и не так медленно, как это происходило во времена Ельцина и его наследника Путина. Один из них резко стимулировал переход в сторону демократии, зато другой повернул вспять. Оба автора, однако же отмечают, что российское общество и российские граждане изменились кардинально. Это всё же даёт основания надеяться (Шевцова) или не сомневаться (Тренин) в том, что Россия (к 2025 году, по оценке Тренина) всё-таки сможет стать динамично развивающейся, больше нуждающейся в лучшем управлении и даже более либеральной, если и не демократической, страной. Оба автора дают свои оценки-прогнозы относительно взаимодействия «агрессивно настроенной» России с Европейским Союзом и США. В целом эти работы существенно отличаются повышенным вниманием к ошибкам прошлого и комплексной оценкой современного внутри- и внешнеполитического курса России. Этим и отличаются работы Шевцовой и Тренина от однозначных и стереотипных суждений, нередко высказываемых в дискурсе западных политических исследований.

8) Russia and Postmodern Deterrence: Military Power and It’s Challenges for Security. S. Cimbala and P. Rainow. Washington: Potomac Books, 2007, 179 p.     [8]

(Россия и современной ядерное сдерживание: военная мощь и её вызовы для безопасности)

В своей книге авторы рассматривают трансформацию российских вооруженных сил со времен «поздней холодной войны» до наших дней. В книге показан широкий спектр тем: от революции в военном деле до противоракетной обороны.

Книга начинается с анализа советской военной доктрины. Внезапное нападение 1941 года оказало сильнейшее влияние на последующее развитие советской военной доктрины. Авторы проецируют страхи военных того поколения на современную ситуацию с расширением НАТО. Возможно, такое проецирование не релевантно. Катастрофа 1941 года действительно сильно повлияла на военную доктрину, однако непосредственное воздействие тех событий на современную российскую военную доктрину едва ли очевидно. Действительно, сами авторы затем оговариваются, что стратегия превентивного ядерного удара не расценивалась советским генералитетом как наиболее желательная. Непонятно также и влияние советских военных исследования 1950-1960-х гг., которые служат источниками для авторов, на современную российскую военную доктрину.

В главе, посвященной управлению и контролю над ядерным оружием, подчеркивается потенциально грозящая катастрофой неопределенность, связанная с организацией встречного и ответно-встречного ядерных ударов в случае боевой тревоги. Авторы в своей работе строят предположения о том, как можно было бы улучшить систему принятия решений по применению ядерного оружия. Однако авторы не только забывают о зыбкой границе, которая существует между различными видами тревог и ударов (превентивного, встречного, ответно-встречного, ответного), но даже не анализируют состав и оснащение ракетных войск, поставленных на боевое дежурство. Кроме того, в книге явно есть ряд неточностей в этом отношении. Так, например, SS-18 вообще в тексте не упоминается, тогда как SS-25, существующая только в разработке, описывается довольно подробно.

Глава, посвященная анализу противоракетной обороны, анализируется в большинстве своём на основе американской военной доктрины, хотя авторы предпринимают попытки анализировать российскую систему противоракетной обороны. Модель, используемая авторами, для анализа ПРО предполагает, что противоракетная оборона может быть эффективной. Авторы считают, что эффективность ПРО снижает ущерб от превентивного ядерного удара до такого приемлемого уровня, который позволяет ещё нанести ответный удар. Однако именно широко обсуждаемая и спорная проблема определения «приемлемого ущерба» остается неисследованной в данной работе.

В отличие от предыдущих глав, посвященных стратегическому оружию, темой последней главы являются «обычные вооруженные силы» России. В этой главе анализируется состояние российской армии на протяжении 90-х гг., а также оценивается опыт первой Чеченской войны. Выводы из этой главы вполне релевантные, но, всё-таки не совсем достаточные. Действительно, возрождение российской военной мощи предполагает вовлечение российской армии в так называемую «революцию в военном деле» (РВД). Однако совершенствования технической базы и профессионализации военных кадров не достаточно. Необходимо также иметь в виду возможность адаптации армии к современным вызовам безопасности. К таким вызовам относятся партизанская и террористическая деятельность, противодействие которым требует разработки, тренировки и применения новых стратегий.

II. Отзывы на исследования, выпущенные в 2006 году.

9) Rebounding Identities: The Politics of Identity in Russia and Ukraine. Dominique Arel and Blair A. Ruble (eds.). Johns Hopkins University Press, 2006, 384 pp.   [9]

Reviewed by Robert Levgold, Foreign Affairs, May/June 2007

(Отраженные идентичности: формирование и контроль идентичности в России и на Украине)

Если не лучшей, то одной из лучших является этот сборник статей группы специалистов по постсоветским исследованиям Института Кеннана. В данной работе представлена проблема мультикультурализма в России и на Украине. В ней освещаются разнообразный и широкий спектр тем, начиная от государственного религиозного политического курса и заканчивая популярными антикитайскими настроениями, от процессов миграции до возрождения национального языка. В этом издании темы объединяются благодаря введению и заключению редактора. Во Введении освещен вклад каждой статьи, входящей в данное исследование. Концепция дисагрегации культурной идентичности Дэвида Лэйтина позволяет установить специфику и взаимосвязь этих статей друг с другом. В Заключении на основании статей подводится краткий итог, суммированный в четырех разделах. Первый раздел посвящен усилиям государств по контролю над динамикой идентичностей в социуме. Второй раздел освещает роль языка в трансформации коммуникативной идентичности. Третий раздел анализирует процессы возрастающего взаимовлияния и расхождения в способах формирования идентичности между обществом, государством и индивидом в России и на Украине. Четвертый раздел рассматривает потенциально существующее в России напряжение между централизованным влиянием государства на идентичность и требованиями плюрализма в обществе.

10) Russia Transformed: Developing Popular Support for a New Regime. Richard Rose, William Mishler, and Neil Munro. Cambridge University Press, 2006, 238 pp.   [10]

Reviewed by Robert Levgold, Foreign Affairs, May/June 2007

(Трансформированная Россия: расширение социальной поддержки нового режима)

Эта работа — великолепный портрет российской общественности на основе 14 социологических опросов, проведенных в период с 1992 по 2005 гг. Основной (и неожиданный) вывод исследования заключается в том, что сохранение status quo нынешнего политического режима требует сохранения равновесия. Иначе говоря, современный политический режим в России заинтересован в консервации существующего положения вещей. И хотя многие российские граждане предпочли бы жить действительно демократической стране (чего, как им прекрасно известно, нет в реальности) гораздо большее количество людей заинтересованы в так называемой «плебисцитарной автократии». Это показывают данные социологических опросов в 1998 и 2006 гг. В 1998 г. 51 % российских граждан назвал ситуацию «невыносимой». В 2006 г. 51 % российских граждан назвал ситуацию «тяжелой, но вполне преодолеваемой», а 22 % заявили, что ситуация в стране «не такая плохая». Однако, с другой стороны, политические альтернативы правящему режиму становятся всё более и более призрачными. И в этой связи, что отмечают авторы, возникают различного рода риски для крушения равновесия. Впрочем, такая краткая аннотация едва ли может отразить всё многообразие и российской общественно-политической мысли …

11) How Russia Really Works: The Informal Practices That Shaped Post-Soviet Politics and Business. Alena V. Ledeneva. Cornell University Press, 2006, 288 pp.   [11]

Reviewed by Robert Levgold, Foreign Affairs, March/April 2007

(Неформальные нормы в постсоветской политике и экономике)

Каждый общественный механизм, подобно машине, требует смазки, более или менее очевидной, но позволяющей функционировать общественному механизму. Но бывают случаи, когда шестеренки общественного механизма не выполняют свою функцию — т. е. не «сцепляются» друг с другом, «царапают» друг друга или перестают функционировать. Тогда требуется такая «смазка», которая любой ценой могла бы восстановить эффективность общественного механизма. Практика использования неформальных норм в политике и государственном управлении в России и является объектом анализа Леденевой. В России практика использования неформальных норм компенсирует слабость легальных политических институтов. Среди примеров использования неформальных норм могут быть названы скрытая манипуляция электоратом, встречи политиков и бизнесменов в узких внутрикорпоративных сообществах, «двойная бухгалтерия». Конечно, каждая из таких неформальных норм имеет свои корни в российской и советской истории. Заслуга Лебедевой состоит в том, что она приоткрыла для непосвященных завесу, под которой скрываются неформальные нормы, и дала глубокое, ясное освещение причинам, формам и последствиям использования неформальных норм в современной России.

12) The Cambridge History of Russia. Volume 3, The Twentieth Century. Edited by Ronald Grigor Suny. Cambridge University Press, 2006, 866 pp.   [12]

(Кембриджская история России. Т. 3. Двадцатый век.)

Reviewed by Robert Levgold, Foreign Affairs, March/April 2007

Огромный, тяжеловесный том, написан 27 авторами на 25 различных тем российской истории, начиная с 1917 г. и заканчивая первым сроком президентства Путина. Основные войны, эпохи правления лидеров, внешняя политика, культура, наука и образование, судьбы крестьян, рабочих, национальный вопрос, положение женщины — все эти темы получили освещение в этом энциклопедичном исследовании. Исследование снабжено расширенным справочным  аппаратом и вступительной статьей редактора Рональда Грегора Сани, в котором он размышляет о подходах к исследованию России в дискурсе западной политологии. Третий том завершает издание Кембриджской Истории России от древних времен до современности.

13) Putin's Russia and the Enlarged Europe. Roy Allison, Margot Light, and Stephen White. Blackwell, 2006, 240 pp.   [13]

(Путинская Россия и расширение Европы)

Reviewed by Robert Levgold, Foreign Affairs, March/April 2007

Возможно, наиболее комплексной и наиболее запутанной сферой внешней политики России является сфера российско-европейских отношений. Очевидно, поиск российской идентичности, начавшийся с Петра Великого, находится на современном этапе в кризисном состоянии. Между тем, центробежные тенденции, охватившие периферийные советские республики, заставляют Россию взаимодействовать с двумя наиболее влиятельными международными институтами на европейском пространстве — с Европейским Союзом и НАТО. Проблема того, как Россия может быть включена в Европу без интеграции в эти международные институты, и составляет предмет исследования в данной работе. Таким образом, авторы концентрируются на анализе взаимоотношений России с ЕС и НАТО, как на политико-дипломатическом, так и на общественно-политическом уровне. При этом наряду с исследованием внешней политики России, авторы обращают внимание и на внутреннюю политику и её влияние на формирование и изменение европейской повестки дня для России.

14) Understanding Conflict between Russia and the EU: The Limits of Integration. London, Palgrave Macmillan, 2006, 240 pp.   [14]

(К пониманию российско-европейского конфликта: пределы интеграции)

Отношения с Европой являются наиболее исследованной сферой российской внешней политики при Путине наряду с ещё более дискуссионной темой российской идентичности и роли России в мире. Однако, вопреки декларативным заявлениям Путина о европейской ориентации России, реальное сотрудничество России и Европы представляется проблематичным в отношении таких специфических вопросов, как торговые тарифы, визовый режим, подходы к демократии.

Распространена научная точка зрения о том, что одна из ключевых причин российско-европейских противоречий по этим вопросам состоит в ассиметричности акторов. Россия — суверенное государство модерна, задачей которого в первую очередь является защита национальных интересов. Европейский Союз — международный актор постмодерна, основанный на перераспределении власти от национальных государств к общим институтам. Идея ассиметричности, развиваемая в книге Прозорова, и является столь необходимой на сегодняшний день теоретической концепцией взаимодействия интеграционных институтов с национальными государствами вне этих институтов.

Автор ставит проблему релевантности неявного допущения того, что интеграционные процессы априори позитивны, что приверженность России традиционного понимания суверенитета является причиной необязательно постоянно сложных российско-европейских отношений. Исходное априорное суждение кладется в основу применения эмпирического подхода — путём анализа представлений друг о друге в политическом дискурсе как Европы, так и России. Автор пытается проследить корни современной ситуации через анализ истории российско-европейского взаимодействия, в ходе которого обе стороны определяют свою идентичность через образ «Другого».

Во вступительной главе описывается эволюция российско-европейских отношений, начиная с 1997 года, когда был подписан договор о партнерстве и сотрудничестве. «Цветные революции» в Грузии и на Украине привели к эрозии уверенности сторон в эффективности и необходимости сотрудничества, возродили в России риторику об угрозе суверенитету России из-за вмешательства иностранных держав во внутренние дела России. Вторая глава концентрируется на проблеме восприятия в российском дискурсе исключенности России из Европы. Такое восприятие рассматривается на примерах проблемы с транзитом в Калиниград и  проблемы шенгенских виз. Неразрешенность этих проблем  считается в российском политическом дискурсе не случайным явлением, а мерами, предпринимаемыми с целью исключения России из Европы.

В третьей главе рассматриваются трудности, возникающие в неприятии в российском политическом дискурсе бытующего в Европейском Союзе представления о России как об объекте европейского влияния, а не как о субъекте, равном партнере российско-европейского сотрудничества. С одной стороны, причины такого пренебрежения Россией как равным партнером заключается в том, что Европейский Союз предпочитает не обращать внимания на то, что российские национальные интересы и российский суверенитет претерпели изменения в последнее время. С другой стороны, в российском политическом дискурсе подчеркивается наличие своей, российской, самобытной культуры в противовес культуре европейской.

В четвертой главе предлагается интерпретативная модель для исследования причин противоречия между Европейским Союзом и Россией. Подчеркиваются противоречия между национальной идентичностью России и наднациональной идентичностью Европейского Союза. По мнению автора, такая «ассиметричность идентичности» приводит к тому, что со стороны России становится предпочтительнее взаимодействовать с государствами-членами ЕС, а не с наднациональными европейскими институтами. В пятой и шестой главе анализируется влияние «суверенной» и «интеграционной» стратегий в отношениях сторон.

В седьмой, и последней, главе оцениваются угрозы, с которыми сталкивается «суверенная» стратегия в российско-европейских отношениях. Ключевой гипотезой Прозорова становится утверждение о том, что некоторые основополагающие проблемы европейской интеграции транслируются на уровень взаимодействия «суверенной» и «интеграционной» стратегий. Главное противоречие заключается, по мысли автора, в фундаментальном противопоставлении либеральных ценностей и плюрализма как идейной основы европейской интеграции — логическому следствию интеграции — образованию единого государства. Процесс интеграции, ставивший первоначально цель поддержки суверенных государств приводит к парадоксальному итогу — отчуждению суверенитета у государств.

В конкретной ситуации российско-европейского взаимодействия такое парадоксальное противоречие приводит к тому, что, с одной стороны, Россию пытаются интегрировать в Европу, но, с другой стороны, России не дают сохранить при этом свободу действий. Именно потому речь должна идти, прежде всего, не о легитимации интеграции России в Европу, а о признании иных, отличающихся от европейских, интересов России в Европе.

Подводя итоги, можно с уверенностью заявить, что исследование Прозорова весьма релевантно объясняет специфику сложившихся российско-европейских отношений. При этом Прозоров выделяет объективные причины, препятствующие интеграции России в Европу в каком бы то ни было качестве. И эти причины гораздо глубже, чем существующее в европейском политическом дискурсе банальное предубеждение об исключительно антизападном отношении России к ЕС. Исследование Прозорова, построенное на конструктивистском подходе объяняет, каким образом функционирует еропейский политический дискурс, каковы легитимные и нормативные измерения этого дискурса, как в этом дискурсе трактуются намерения и реальные шаги тех акторов, которые принимают или отвергают европейскую интеграцию. Именно потому данную работу можно расценивать как оригинальный вклад в предметное поле исследований российско-европейского взаимодействия. Вклад, посвященный исследованию не формальным аспектам, а подоплеке российско-европейских отношений.

Примечания

[1] http://www.foreignaffairs.org/20080301fashortreview87250/linda-j-cook/postcommunist-welfare-states-reform-politics-in-russia-and-eastern-europe.html

[2] http://www.foreignaffairs.org/20080301fashortreview87248/jessica-allina-pisano/the-post-soviet-potemkin-village-politics-and-property-rights-in-the-black-earth.html

[3] http://www.foreignaffairs.org/20080301fashortreview87247/christoph-zurcher/the-post-soviet-wars-rebellion-ethnic-conflict-and-nationhood-in-the-caucasus.html

[4] Совместная сравнительная рецензия. http://www.foreignaffairs.org/20080301fashortreview87221/anders-aslund/russia-s-capitalist-revolution-why-market-reform-succeeded-and-democracy-failed.html

[5] http://www.foreignaffairs.org/20080101fashortreview87149/zoltan-barany/democratic-breakdown-and-the-decline-of-the-russian-military.html

[6] Совместная сравнительная рецензия. http://www.foreignaffairs.org/20080101fashortreview87151/gail-buyske/banking-on-small-business-microfinance-in-contemporary-russia.html

[7] http://www.foreignaffairs.org/20080101fashortreview87146/dmitri-v-trenin/getting-russia-right.html

[8] Political Science Quarterly, Volume 122, Number 4, Winter 2007 - 2008 , pp. 692-693.

[9] http://www.foreignaffairs.org/20070501fabook86348/dominique-arel-blair-a-ruble-eds/rebounding-identities-the-politics-of-identity-in-russia-and-ukraine.html

[10] http://www.foreignaffairs.org/20070501fabook86349/richard-rose-william-mishler-neil-munro/russia-transformed-developing-popular-support-for-a-new-regime.html

[11] http://www.foreignaffairs.org/20070301fabook86250/alena-v-ledeneva/how-russia-really-works-the-informal-practices-that-shaped-post-soviet-politics-and-business.html

[12] http://www.foreignaffairs.org/20070301fabook86251/ronald-grigor-suny/the-cambridge-history-of-russia-volume-3-the-twentieth-century.html

[13] http://www.foreignaffairs.org/20070301fabook86252/roy-allison-margot-light-stephen-white/putin-s-russia-and-the-enlarged-europe.html

[14] Journal of International Relations and Development, Volume 10, Number 2, June 2007 , pp. 212-214(3).

 
 

Конференции.
Круглые столы.
Выставки. Презентации
Международный научный симпозиум «Социально-экономическое развитие бывших регионов Российской империи в ХІХ – начале ХХ в.»

Проведение симпозиума запланировано 3–6 апреля 2014 г. в г. Ялта

 
2-я Всероссийская научно-практическая конференция «Сохранение электронной информации в России»
5 декабря 2013 г. в Москве при поддержке Министерства культуры Российской Федерации состоится
 
Олимпиады по истории

Олимпиада РГГУ для школьников 11-х классов

 



Вестник архивиста

Информационная система <<Архивы Российской академии наук>>

Для размещения материалов на сайте обращайтесь на электронную почту rodnaya.istoriya@gmail.com
© 2017 Родная история. Все права защищены.